«Военная операция на Украине» началась: три вероятных сценария развития событий

4 месяца назад

По крайней мере, теперь понятно, зачем вообще затевалась вся эта история с «ультиматумом 17 декабря»: Кремль, надо полагать, даже и не думал, что Запад согласится выдать гарантии безопасности, которые были выдвинуты с одной единственной целью: обозначить планку, с которой можно будет вести торг на понижение. И, судя по текущей ситуации, с высокой долей вероятности можно предположить, что действительной целью всегда была Украина, а говоря точнее, ее принуждение к реализации Минских соглашений с последующим переформатированием (поскольку в этом случае Зеленский вряд ли бы удержался у власти, в стране начался бы политический кризис, что дало бы возможность для введения российского фактора в украинскую политику) ее политического уклада в подконтрольный Кремлю. Но ставка на этот сценарий не оправдалась: Зеленский оказался очень неуступчивым, что и поставило на этом плане большой и жирный крест.

Фото: REUTERS

Совершенно очевидно, что сложившаяся конъюнктура с игнорированием США и Западом «путинского ультиматума» и, что более важно, непреклонностью Киева не могла стать новым «статус-кво» по той простой причине, что в этом случае Кремль не только оставался практически ни с чем, но непоправимо «терял лицо»: после заявленных требований уже было невозможно пойти на попятную, да и, похоже, Владимир Путин не собирался этого делать изначально. По всей видимости, последним сигналом как Киеву, так и «западным партнерам» было принятие Госдумой обращение к президенту РФ о необходимости признания ДНР и ЛНР. На это указывают несколько моментов. Во-первых, то, что проект обращения был принят в трактовке КПРФ, а не «Единой России», что уже само по себе свидетельствовало о том, что это предложение, по идее, должно отправиться в утиль. Во-вторых, заявление Владимира Путина на совместной пресс-конференции с канцлером ФРГ Олафом Шольцем о неизменном приоритете Минских соглашений. В-третьих, слив МИДом Франции информации о том, что, по словам Путина, эта инициатива компартии не будет приниматься в расчет. И, в-четвертых, опровержение информации французского МИДа пресс-секретарем Дмитрием Песковым с акцентом на то, что это инициатива компартии и правящей партией она не поддержана (что, впрочем, не соответствовало реальности).

После того, как и этот сигнал был проигнорирован, Кремль, надо полагать, решил, что время переговоров подошло к концу. И первым шагом на этом пути и стало признание Россией самопровозглашенных республик (которое тоже не прошло без казусов: так, заседание Совбеза было показано российскому зрителю в записи, хотя и утверждалось, что идет прямая трансляция), причем не в фактических границах, а тех, что прописаны в конституциях ДНР и ЛНР: границах Донецкой и Луганской областей. Следом Совфед дал добро на ввод российских войск. Потом главы ДНР и ЛНР «попросили» (понятно, что как Пушилин, так и Пасечник находятся под полным контролем Кремля) Владимира Владимировича помочь в «отражении агрессии» со стороны Украины. И вот, пожалуйста, легитимация «военной операции» проведена. А дальше уже все просто: как сказал сам президент в обращении к россиянам, «мною принято решение о проведении специальной военной операции» с целью «защиты людей, которые на протяжении восьми лет подвергаются издевательствам, геноциду со стороны киевского режима», для чего «мы будем стремиться к демилитаризации и денацификации Украины». Что, в свою очередь, уже по словам Пескова, подразумевает «нейтрализацию военного потенциала [Украины], который за последнее время был изрядно подрощен, в том числе при активной деятельности западных стран».

Впрочем, не исключено, что к радикальным мерам могли подтолкнуть и санкции, которые США и ЕС ввели в ответ на признание ЛДНР, а может быть, план «Б» («военной операции» то есть) был разработан и куда раньше, как говорится, на черный день. Но, как бы там ни было, сейчас можно чуть ли не с уверенностью констатировать, что на момент признания республик план касательно «военной операции на Украине» уже был. О чем нам, в частности, говорит то обстоятельство, что обращение Путина, где он и объявляет о своем решении, было снято 21 февраля – в тот самый день, когда и решилась судьба ДНР и ЛНР, а также то, что объявление глав республик об эвакуации граждан с территории ДНР и ЛНР было записано аж 16 февраля (при другом раскладе эвакуация была бы не нужна). Это – что касается предисловия к «военной операции на Украине» (или все-таки войне с Украиной?). Теперь к более насущному: а что дальше?

По версии политолога Бориса Кагарлицкого, Кремль рассматривает два сценария. При первом «расчет строится на том, что украинское государство рассыплется после первых же нескольких ударов, после чего надо будет проводить уже полицейскую операцию и “зачищать территорию”». «Даже если события пойдут по такому сценарию, перспективы полицейской операции выглядят не особенно хорошо: не из-за ожидаемого сопротивления, а из-за неминуемого масштабного хаоса, справиться с которым вряд ли удастся. Однако это еще оптимистический сценарий», – пишет он. Соответственно, есть и второй: «Куда более вероятно то, что после первых успехов наступление начнет буксовать. Если украинское государство не развалится в течение ближайших трех-четырех дней, то начнется затяжная война, на ведение которой сил нет, а главное, к которой никто не готовился. И в этом случае козыри оказываются уже на другой стороне, поскольку украинские военные будут получать необходимые ресурсы извне в практически неограниченном количестве, а у армии РФ такой возможности нет. Для того, чтобы не допустить подобного положения, пришлось бы не просто оккупировать всю территорию соседнего государства, но и плотно перекрыть границу с Польшей. Имеющихся 200 тысяч военнослужащих для решения такой задачи не хватит», – отмечает политолог.

Однако есть и третий, заключающийся в капитуляции Украины (вероятно, что в результате госпереворота) и выполнении всех требований России (понятно, что признание Крыма и взятие на себя обязательств о невступлении в НАТО – это только цветочки), что в общей сложности должно привести к переформатированию украинского прозападного курса на пророссийский. И определенные намеки на это уже есть. Так, официальный представитель Кремля допустил возможность прямых переговоров Путина и Зеленского в случае, «если Украина готова говорить об озабоченностях Москвы в сфере безопасности». «Считаю, мы немедленно должны вступить в мирные переговоры, используя международное посредничество, для завершения военного конфликта. Чем быстрее мы это сделаем, тем будет больше сбережено жизней», – как бы в ответ на слова Пескова заявил депутат Верховной рады от партии «Оппозиционная платформа — За жизнь» Юрий Бойко. К тому же на это указывает как само определение военной операции – по принуждению к миру, так и слова Пескова о том, что про оккупацию речи не стоит. Действительно: такой вариант развития событий России не потянуть при всем желании. Тем более что Кремлю не нужна «оккупированная Украина», ему нужна подконтрольная, податливая Украина, которая будет действовать в унисон с Россией, показывая пример строптивому Лукашенко, которому все-еще удается выскальзывать из крепких рук Кремля.

Таким образом, наиболее вероятными сценариями – понятно, с точки зрения Кремля – будут первый и третий. И не стоит исключать того, что они действительно могут воплотиться в жизнь, но только при том условии, если блицкриг удастся. Как верно пишет Кагарлицкий, «ресурсов для большой и серьезной войны у России нет – ни военных, ни экономических, ни морально-политических. Современная война – это не только про пушки и танки, но прежде всего про деньги, логистику, производство. По всем этим параметрам дела в путинской РФ обстоят неважно». И этим спорить, по крайней мере, глупо. Да, пока у РФ есть подушка безопасности, но надолго ли ее хватит? Война, не будем забывать, дело затратное, это – во-первых. Во-вторых, я бы не стал разделять показной бравады наших пропагандистов и высокопоставленных чиновников, смеющихся над санкциями, которые будут введены США и ЕС. Они, санкции, обещают быть очень и очень серьезными. Если ограничительные меры коснутся российского экспорта энергоресурсов и экспорта в Россию высокотехнологичного оборудования, а также иных торговых эмбарго и санкций на финансовый сектор с разрывом дипломатических отношений, что уже, по сути, сделали Чехия и Латвия, то Россия может вообще оказаться в гордом одиночестве против США, стран Евросоюза и некоторых других (Австралии, Японии, например). А поддержка Кубы, Венесуэлы и Никарагуа, будем честными, мало что даст. На Китай – даже надеяться не стоит. Нет, на словах он, конечно, поддержит, но когда дело дойдет до реальных дел – ограничится все теми же словами.

Сейчас, разумеется, сложно прогнозировать, по какому из этих трех сценариев (или вообще по какому-нибудь другому – случайно-ситуативному – кто ж знает, что может произойти?) будут развиваться события, но одно уже можно сказать наверняка: Россия входит в очень сложный этап своей истории. При любом раскладе тяжелейшие санкции не заставят себя долго ждать. И если страна окажется в экономической блокаде (как Белоруссия, только без поддержки России), то внешнеполитическая тема, ныне превалирующая в политической повестке, очень быстро сменится внутриполитической, которая будет отличаться колоссальным уровнем турбулентности. Не будем забывать, что благосостояние граждан РФ и так оставляет желать лучшего, а по истечению некоторого времени, когда «кубышка» опустеет и санкционный эффект начнет ощущаться по полной, то, что было сейчас – покажется «золотыми деньками». И как Кремль собирается решать эту задачу, такое чувство, не знают даже в Кремле, видимо, то ли надеясь на русское «авось», то ли вообще не задумываясь об этом. Впрочем, как обычно, когда речь заходит о российском народе.

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
АКТУАЛЬНЫЕ МАТЕРИАЛЫ