Георгий Зотов: СВОИ – МОЛОДЦЫ, ЧУЖИЕ – УРОДЫ

1 год назад

Сейчас мне самому трудно в это поверить, но лет в 16-17 я совершенно искренне считал: врут только у нас, а на телевидении и в газетах Запада говорят искреннюю правду. Поводов для этого в последние годы СССР было предостаточно: официальные лица врали нам тогда спокойно, с постным лицом и прозрачным взглядом.

СССР, Горбачёв

Фото: Vitaly Armand/AFP/Getty Images

И авария в Чернобыле, когда о ней поведали (очень сухо) только через два дня, а потом ещё и организовали первомайские демонстрации, подвергнув риску радиации сотни тысяч людей. И репортажи из Афганистана, где уже погибли тысячи наших солдат, а телеэкран упоительно показывал, как они строят дороги и сажают деревья. И дурацкая антиалкогольная компания, которую типа единодушно поддержал советский народ. «Голос Америки» (я активно слушал его в отрочестве), пробиваясь через «глушилки», сообщал: авария чрезвычайно опасна, многие жители городов после умрут от лейкемии. В Афганистане идут тяжёлые бои, советская армия несёт большие потери. Борьба с алкоголем глупа и привела только к смертям от употребления денатурата и одеколона. Они говорили правду, каковую умалчивали у нас. Я наивно полагал, что это не пропаганда, они и о себе всё честно рассказывают. Мне ещё предстояло убедиться – на той стороне ничего нового. Там аналогично врут, переворачивают факты и замалчивают неприятную информацию. А сейчас враньё стало не только нормой, но даже и доблестью.

Ещё в девяностые, будучи на гражданской войне в Югославии, мне пришлось удивиться. Западные газеты изрядно писали о зверствах сербов (те и верно весьма «отличились»), но не информировали о схожих поступках боснийских мусульман, хорватов и албанцев. Акцентировалось, что плохие только сербы, а все остальные суть ангелы божии – не расстреливают пленных, не режут мирное население, не жгут дома. Далее последовали события в Чечне. Боевиков на Западе именовали не «террористами», а rebels («повстанцами»), и отношение к ним было сочувственное – они бедненькие, они борются против огромной, угнетающей их империи.

Я помню, как в 2001 году одна девушка в Германии спрашивала меня: почему мы не предоставляем «Ичкерии» независимость? Я ответил: в 1996-1999 гг. Чечня была фактически независима, это привело к похищениям людей с требованием выкупа, терактам в российских городах и вторжению в Дагестан. Девушка была шокирована. «Наше телевидение никогда об этом не говорит», – пролепетала она. Да, телевизоры стран ЕС формировали сюжеты о кротких партизанах с оленьими глазами и российских солдатах с ножами в зубах. Мнение, что Дудаев и Масхадов террористы, нигде не звучало – их любезно называли «борцами за свободу».

К тому времени ко мне уже пришло понимание: СМИ Запада и некоторых бывших республик социалистического лагеря будут показывать нас плохими, чего бы мы ни делали.

Казалось бы, что проще? Коммунизм рухнул, давайте забудем былые обиды и начнём отношения с чистого листа. Но нет. Правительство Ельцина являлось полностью прозападным и предлагало другим странам искреннюю дружбу – однако её не хотели принимать.

Страны Балтии вели себя отвратительно по отношению к России, унижали, и проводили мерзкую политику в стиле апартеида к проживающим в этих государствах русским, и требовали компенсаций за «советскую оккупацию». Польша также настаивала на выплатах жертвам расстрела в Катыни, выставляя новую Россию жестокой и кровавой. Газеты и ТВ этих стран упражнялись в соревновании, кто больше оскорбит РФ. Когда дошло до установки памятников легионерам СС, я подумал – ну всё. Этого Запад точно не стерпит. Но оказалось, такое тоже нормально. Я читал мнения во французской и итальянской прессе, что СС, конечно, плохие, но эстонцев и латышей туда призывали насильно (на самом деле нет), посему монумент эсэсовцам – лишь надгробие безвинно погибшим. Русских в Прибалтике никто не защищал тоже. Отношение к ним, как к неграм в ранней ЮАР, европейскую и американскую прессу не смущало: хотя люди, родившиеся в Латвии и Эстонии, а также их родители вдруг оказались личностями без гражданства.

В 2005 году я смотрел по CNN, как представляют газовый конфликт между Россией и Украиной. Везде говорилось о поползновениях тирании задушить юную демократию ценами на газ. Но за неделю никто из ведущих не проронил ни слова о том, сколько газ стоил раньше и почему Россия и далее обязана его продавать с дикими скидками.

Тренд, когда об СССР и России в западных газетах говорили хорошо (с конца восьмидесятых до начала девяностых) закончился довольно быстро. Затем Россия всё чаще показывалась врагом, эдаким медведем зимой: пока он спит, но вскорости проснётся и всех растерзает. Помню статью в некоем французском издании, гласившую: нельзя давать русским безвизовый режим, ведь скоро Россия обязательно распадётся и тогда Европу захлестнут беженцы. Россия априори становилась неправа в любом споре – СМИ Запада дружно поддерживали противоположную сторону. Российские аргументы либо откровенно перевирались, либо замалчивались, и это считалось нормой. Призрачный принцип свободы прессы, представляемый мной в позднем СССР, не соблюдался, и мнения обеих сторон не представлялись. Есть «свои», и они молодцы. А «чужие» – элементарно уроды.

Тогда же сформировалось правило: можно запускать в эфир любую чушь, лишь бы она была против враждебного государства. При бомбардировке Ливии авиацией НАТО в эфиры Европы и США не давались сведения о гибели мирных жителей – поскольку нельзя «тиражировать пропаганду Каддафи».

Лучший недавний пример – сообщение BBC об атаке дрона на военный завод в Иране. С пометкой «срочно» выпустили новость: дроны ударили сразу по нескольким городам, в воздух подняты истребители, а Израиль начал масштабную операцию против Ирана, на улицы вышли сотни тысяч протестующих против режима. На следующий день, эта инфа исчезла с сайта «Би-би-си», но корпорация и не подумала извиниться за абсолютную ложь. Общеизвестно – брешет противник, а мы всегда говорим правду. Если я указываю европейцам или американцам на враньё их СМИ, они ужасно поражаются. Они уверены – это у нас на телевидении врёт гнилая российская пропаганда. А их телек речёт святую истину. Ещё в начале девяностых, и даже позже, газеты Запада пытались показывать разные мнения. Но недолго. Известный у нас при СССР ведущий Фил Донахью был уволен с канала MSNBC за свою антивоенную позицию по Ираку. Несмотря на его огромную известность и популярность, ни один канал потом не взял ведущего на работу. Сейчас окончательно утвердилось, что мнение Запада – единственно верное. Любые оспаривающие это утверждения являются пропагандой противника. Помните в фильме «Бегущий человек» телеведущего Киллиэна? «Мы никогда не лжём!».

Кадр из х/ф «Бегущий человек», 1987

В восьмидесятые годы XX века я отчаянно мечтал стать журналистом. Теперь мне кажется, что это ошибка, неправильный выбор. Наше телевидение – убогий набор тупых, но хорошо оплаченных пропагандистов. Таким оно являлось и при СССР, и при Ельцине, и в наше время. Откровение, что на Западе правит бал точно такая же халтура (да ещё и с привкусом фальшивого мессианства), пришло ко мне позже. Нет, это не разочарование. Всего лишь осознание факта, что свободной информации в современном мире почти не осталось. Она заказана сверху, грамотно оплачена и под нужным соусом подана клиенту.

Тот её хавает и радостно просит добавки. Еда приготовлена из насквозь фальшивых компонентов? Так без разницы.

Главное – потребителю же вкусно.



Подписаться
Уведомить о
guest
2 комментариев
Новые
Старые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Леонид Ковалёв
Леонид Ковалёв
1 год назад

Большое спасибо за Вашу работу, Георгий. Ваш выбор не ошибка. Многим людям Вы помогаете видеть происходящие вещи в правильном свете. За что Вам честь и хвала.

сергей смирнов
сергей смирнов
1 год назад

Ни чего не изменилось и стало еще только хуже

АКТУАЛЬНЫЕ МАТЕРИАЛЫ