Флаг, переполненный огнем

2 месяца назад

Есть два подхода к празднованию Первого мая – одни говорят, что День труда нужно проводить в трудах, другие — что надлежит все же праздновать праздник.

Фото: бурятское отделение КПРФ

Ну что тут сказать. Вообще-то 1 мая – не праздник абстрактного Труда, а день солидарности трудящихся в борьбе за свои права. Солидарности, то есть объединения, совместных действий. Забастовка там, демонстрация, митинг — вот это вот все. По идее.

Ну, я-то в провинции, хоть и не у моря, я тут даже если забастую, никто все равно не заметит, поэтому я вчера поехал кататься по Павловскому парку. Катался с наушниками в ушах и слушал «Времена года». Щас все подумают, что Вивальди, и блеванут кленовым сиропом. Нет, это новый релиз Рича так называется. Очень хороший.

Меня вообще удивляет, что последние несколько дней все обсуждают группу «Би-2». Ей-богу, я был уверен, что этот музейный экспонат уже где-то в запасниках вместе с «Мультфильмами», «Машей и медведями» и другими героями нулевых, — ан нет, оказывается, где-то поют, где-то не поют, а люди потом обсуждают. А новый альбом Рича не обсуждают.

Впрочем, наверное, это в какой-то мере естественно. Музейный экспонат — вещь хотя бы понаслышке всем знакомая, вот ее и обсуждают, а Рич что — Рич живой, до музея ему далеко, и хорошо, лучше мы с ним водки выпьем, когда он до меня доедет.

А, я же про Первомай.

В общем, катался, слушал музыку и думал о Красном знамени.

Потому что Первое мая — это же, ну, Красное знамя прежде всего. Потому что Красное знамя изначально — это знамя солидарности трудящихся. А только потом уже — знамя победы над фашизмом. Кстати, победы над фашизмом — рабочих прежде всего. Тех самых рабочих, сотни тысяч которых 1 мая 1886 года в Чикаго, Нью-Йорке, Детройте вышли на мирные демонстрации, ну а их стали увольнять, убивать и судить. А увольнять, убивать и судить их стали те самые люди, которые потом любовно взрастили Гитлера и дали ему в руки все, что надо, чтобы он шел убивать революционных рабочих.

Тут, как видите, одно цепляется за другое.

Тридцать лет у нас Красное знамя было музейный экспонат и вообще немного смешно, а теперь вдруг стало снова не смешно. Оказалось, что Красное знамя живее всех живых.

Смотришь в новости, а там то танк с Красным знаменем едет, то красный флаг поднимают где-то. Почему красный? Триколор же должен быть? Ну, вот не греет как-то людей триколор.

Государственная пропаганда вроде как ничего не говорит. Ну, а что она может сказать. Не может же она сейчас быть против. Красное знамя – норм, говорят. Это знамя победы над фашизмом. И даже – победы русских над фашизмом.

А тем временем драпируют мавзолей Ленина к Параду Победы. И арестовывают профсоюзных лидеров.

Не надо сейчас профсоюзов. А Ленина вообще нельзя.

Как будто Ленин никакого отношения не имел к государству рабочих и крестьян, которое добилось Победы.

Как будто коммунисты вообще к Победе отношения не имеют.

Да и вообще, красное знамя – ну это просто знамя той же Российской Империи, только она временно по недоразумению по-другому называлась.

Немножечко шизофрения.

Давайте все-таки как-то придем в себя. Красный флаг — это флаг коммунистов. Коммунисты — это такие люди, которые за права рабочих и против капиталистов. В Российской Империи у капиталистов были все права, а у рабочих не было никаких. А в СССР наоборот. Капиталистическая Российская Империя проиграла войну другой капиталистической империи, а красный, рабочий СССР войну у капиталистической империи выиграл. Люди, которые победили под Красным знаменем, как-то не думали, русские они или украинцы, якуты или казахи, грузины или карелы, — они были, прежде всего, рабочие и коммунисты, а уж потом все остальное.

И то, что после тридцати лет сплошного Ельцин-центра украинская бабушка выносит Красное знамя и шагает с ним на улицу, а главное — что бабушка эта становится символом, ее тут же подхватывают, и граффити с ней появляются, и значки, и магнитики, и всенародное уважение, — это о чем-то говорит.

Только едва ли это что-то может нравиться солидарному Ельцин-центру.

Терпеть терпят, скрипя зубами, но при первом удобном случае засунут наше Красное знамя в такие запасники, из которых его потом фиг достанешь.

Потому что Красное знамя — оно, конечно, про победу над фашизмом, но прежде всего оно про солидарность рабочих, без которой эта победа в принципе невозможна.

Да и фашизм борется ведь прежде всего не с русскими или, там, еврейскими, а прежде всего — с рабочими. Чтоб сидели молча и не высовывались.

А у нас вот только что арестовали Кирилла Украинцева, лидера профсоюза «Курьер». Там Delivery Club решил, что в трудные времена хорошо бы переложить издержки на работничков, снизил им зарплаты на треть, работники вышли на забастовку, ну и вот к профсоюзному лидеру тут же постучались. Видимо, из-за фамилии.

Одним словом, обольщаться не надо. Красное знамя пока не запрещают только потому, что трудно запретить всенародный символ. Но как только мы забудем, что это за символ и зачем он в действительности нужен, — и Ленина вынесут, и мавзолей его снесут, и профсоюзы с коммунистическими партиями запретят.

Поэтому забывать не надо.

Подписаться
Уведомить о
guest
5 комментариев
Новые
Старые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Александр
Александр
2 месяцев назад

Гнилая русофобская брехня о флаге мятежа и резни. Флаге международных террористов головорезов. А вся солидарность трудящихся, т.е. пресловутый Коминтерн — лишь подрывная контора за русский счёт, абсолютно неэффективная («Я хату покинул, пошёл воевать, что б землю в Гренаде крестьянам отдать (а у русских крестьян зато землю отнять)» — вся «солидарность»…) до степени её отмены самими красными ещё при уголовном пахане сралине. Тряпка зашкварена до крайней степени и осталась в качестве элемента символики лишь у государств с позорным террористическим прошлым, где власть и территории обретались путём геноцида и террора. С тех пор прошли многие десятилетия, но окружающие это помнят и ни о какой фейковой «солидарности трудящихся» в их случае даже речи нет…

Клаудия
Клаудия
2 месяцев назад

Меня не волнует цвет флагов. Но мне важно, ради чего я работаю!

Коммунисты — это люди, которые ничем не владеют и все отдают государству. Это люди, которые работают не на свой карман, а на карман правителей. Каждый правитель хочет коммунистический народ!

С другой стороны, для капиталиста работа стоит того, потому что он может стать самозанятым. Что-то, что принадлежит ему, с чем он себя отождествляет. Есть над чем поработать и передать детям. Капиталист передает дело своей жизни своим детям. Также как дерево приносит плоды.

АКТУАЛЬНЫЕ МАТЕРИАЛЫ