Ждет ли Русскую церковь раскол? О решении Собора УПЦ о «полной самостоятельности и независимости»

7 месяцев назад

Собор Украинской Православной Церкви 27 мая принял решение «о полной самостоятельности и независимости Украинской Православной Церкви». И это породило целую медийную бурю. Многие прямо говорят про очередной церковный раскол, который постиг Украину. Мало этой многострадальной стране ПЦУ, крайне странного с канонической точки зрения образования, признанного Вселенским Патриархатом (после чего его перестал признавать Патриархат Московский), так теперь еще и УПЦ больше не МП.

Фото: Ирина Яковлева/ТАСС

В Сети можно прочитать ряд очень резких комментариев по этому вопросу от клириков Русской Церкви. Так, член межсоборного присутствия РПЦ, священник Георгий Максимов у себя на странице «Вконтакте» пишет:

«Из всех возможных вариантов действий собор УПЦ принял самый ошибочный: самочинное провозглашение автокефалии. И, хотя само слово «автокефалия» не употреблено в тексте, но объявленная «полная самостоятельность и независимость» местной Церкви вкупе с самостоятельным варением св. мира это и есть автокефалия. На разбойничьем соборе в Киеве решили даже не заморачиваться попытками канонического получения автокефалии, а просто повторили путь несчастного Филарета Денисенко, точно так же самочинно провозгласившего «полную самостоятельность и независимость Украинской Церкви»».

Заочно оппонирует ему в своем телеграм-канале глава Российской Ассоциации Центров изучения религий и сект, Александр Дворкин. По его мнению,

«Ничего страшного и, тем более непоправимого, не произошло…

На самом деле очевидно, что УПЦ и ее предстоятель блаженнейший Митрополит Онуфрий находятся в очень сложном положении. Сохраняющие верность каноническому православию жители Украины постоянно подвергаются жесточайшему давлению, арестам, физическим нападениям и даже убийствам. Очевидно и то, что до завершения кризисной ситуации никаких окончательных решений принято не будет. Сейчас главная задача канонического православия на Украине – выжить и сохранить свою паству».

И при такой полярности мнений, действительно хотелось бы понять, что постановил Собор УПЦ, и в каких отношениях теперь Украинская Церковь будет состоять с Церковью Русской.

Итак, действительно, в Соборном Постановлении нет слова «автокефалия». А это очень важный термин, который, собственно, и обозначает появление новой, Поместной, а значит полностью независимой и самостоятельной в своих внутренних делах Церкви.

Статус автокефалии, что важно, не берется некоей частью единой Поместной Церкви самостоятельно, а предоставляется. То есть, в случае с Украинской Церковью такое решение должен был бы принимать Собор уже Русской Церкви, с присутствием на нем, что вполне естественно, украинских иерархов.

Еще один важнейший нюанс – это пункт Соборного Постановления о «мироварении». Дело в том, что только Поместная Церковь имеет право варить Святое Миро для Таинства Миропомазания самостоятельно. Украинская Церковь, как «самоуправляемая», то есть с максимально широкой автономией, шире даже, чем у иных «автономных» Церквей в составе РПЦ, тем не менее, миро получала и получает из Москвы.

В Постановлении Собора УПЦ говорится по этому поводу следующее:

«Собор имел размышления о возобновлении мироварения в Украинской Православной Церкви».

В переводе с церковно-дипломатического на русский это означает: вопрос на Соборе поднимался, обсуждался, но никакого решения принято не было. И это очень важный сигнал в адрес уже Московской Патриархии. О том, что ни о каком разрыве канонического единства речи быть не может, а сами данные решения имеют сугубо вынужденный характер.

Равно, как и еще ряд очень показательных оборотов в тексте соборного документа. Например, о том, что Собор УПЦ «…рассмотрел вопросы церковной жизни, возникшие в результате военной агрессии Российской Федерации против Украины».

Такая однозначность в определениях текущей повестки ясно показывает, что за решениями Собора стоит уже нынешняя политическая власть на Украине, которая давит на Церковь всеми возможными силами.

В той же степени об этом сигнализирует и пассаж о том, что Собор выражает «несогласие с позицией Патриарха Московского и всея Руси Кирилла по поводу войны в Украине».

Позиция Патриарха, которую тот озвучивал неоднократно, если что – это призыв к молитве о мире на Украине в целом, а еще на Донбассе, который Киев тиранил последние восемь лет.

Но, опять же понятно, что этот пункт вставлен, чтобы показать украинским властям свою, если так можно выразиться, политическую благонадежность. А заодно продемонстрировать и Москве, почему УПЦ принимает именно такие решения.

Здесь, собственно, возникает вопрос о том, как УПЦ будет взаимодействовать теперь с ПЦУ, той самой структурой, которую «отавтокефалил» Константинополь. И которая действительно стала целиком и полностью плодом даже не одного, а нескольких церковных расколов и привела к разрыву отношений между РПЦ и рядом иных Поместных Церквей, этот балаган признавших.

И здесь тоже звучат самые резкие оценки. Так, например, портал «Новороссия» пишет:

«Отдельными пунктами решений Собора УПЦ стало заигрывание с раскольниками из околоцерковной группировки «ПЦУ», которую, к слову, в качестве жеста доброй воли иерархи УПЦ обязались больше не брать в кавычки».

Ну, во-первых, кавычки в Постановлении Собора все же есть. А само это «заигрывание» выглядит следующим образом:

«Осознавая особую ответственность перед Богом, Собор выражает глубокое сожаление в связи с отсутствием единства в украинском Православии. Существование раскола Собор воспринимает как глубокую болезненную рану в церковном теле. Особенно досадно, что последние действия Константинопольского Патриарха в Украине, следствием которых стало образование «Православной Церкви Украины», лишь углубили недоразумения и привели к физическому противостоянию. Но даже в таких кризисных обстоятельствах Собор не теряет надежды на возобновление диалога».

При этом, диалог по мнению каноничных иерархов УПЦ может начаться, только если раскольники из ПЦУ предпримут следующие действия:

«Прекратить захват храмов и принудительные переводы приходов Украинской Православной Церкви.

Осознать, что их канонический статус, как он зафиксирован в «Уставе Православной Церкви Украины», фактически неавтокефальным и значительно уступает свободам и возможностям в реализации церковной деятельности, которые предусмотрены Уставом об управлении Украинской Православной Церкви.

Решить вопрос каноничности иерархии ПЦУ, ведь для Украинской Православной Церкви, как и для большинства Поместных Православных Церквей, вполне очевидно, что для признания каноничности иерархии ПЦУ необходимо восстановление апостольской наследственности ее епископов».

Вы удивитесь, но примерно таково и отношение РПЦ к всему этому «константинопольскому безобразию». Так что никакого «заигрывания» здесь нет. Это вежливое напоминание раскольникам о том, что они раскольники, да еще и бандиты. Которых, так уж в христианстве положено, можно простить после принесения ими соответствующего деятельного покаяния.

Впрочем, раскольники из ПЦУ – это, наверное, не самый насущный вопрос. Куда важнее, что вообще такое сделала сейчас УПЦ и были ли тому исторические аналогии. Вообще были, и довольно много.

О них, кстати, вспомнил все тот же Александр Дворкин, по словам которого,

«Собор заявил о самостоятельности УПЦ? Так она и была самостоятельной. Изменения в устав пока еще не внесены. На самом деле, Собор УПЦ вспомнил и возобновил указ святителя Тихона Патриарха Московского, который на время гражданской войны, движущейся линии фронта и отсутствия нормальных коммуникаций позволил каждой епархии принимать решения самостоятельно, сообразно обстоятельствам. Так было и во время Гражданской войны, так de facto поступали и наши иерархи во время Великой Отечественной».

Кстати, в годы Великой Отечественной на Украине имела место похожая ситуация. Там под фашистской оккупацией возникла Автономная Украинская Церковь, которая также, самостоятельно приняла решение о самоуправлении. Но при этом не отказалась от преемства от Московской Патриархии и канонического единства с ней.

И да, в этой аналогии нынешняя украинская власть выглядит именно как фашистские оккупанты образца сороковых годов прошлого века. И возвращаясь в ту эпоху, стоит напомнить, что украинские автономисты после войны и освобождения от нацистов Украины были максимально легко интегрированы в Русскую Церковь. Откуда, собственно, в каноническом плане и не выходили. Есть мнение, что после окончания «Операции Z» на Украине, и когда власть там будет денацифицирована, тоже самое произойдет и с сегодняшней УПЦ.

Подытоживая, стоит сказать, что ничего хорошего, конечно, в подобных «самостийных» соборных постановлениях украинской иерархии нет. Но пока речь все же идет не о расколе, грех которого, как известно, «не смывается и кровью мучеников», а о типичном украинском бардаке и невменяемой политике нынешних украинских светских властей. А это хоть и крайне неприятные, но не настолько фатальные для церковного единства вещи.

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.
АКТУАЛЬНЫЕ МАТЕРИАЛЫ