Эксклюзив «ВН». «Ничему не обучают, просто посылают на убой». Интервью украинского военнопленного 

3 недели назад

Богдан Лютый родом из города Каменское Днепропетровской области. На Родине у него остались родные – мать, отец, жена, дочь и сестра. Работал тренером-реабилитологом. И дальше бы занимался семьей и работой, если бы не призвали в ряды украинской армии в феврале этого года. В эксклюзивном интервью военнопленный Украины рассказал о том, как стрелял в русских, как украинское командование бросило личный состав на убой и как военнослужащие ДНР спасли ему жизнь.

– Когда на войну уходили, как сообщили своей семье, что идете служить, и как они к этому отнеслись?

– Я сначала служил в городе и не думал, что так получится, что мы куда-то попадем. Мы должны были охранять важные объекты, гидроэлектростанции, заводы. Через 2 месяца службы в городе я приехал в часть, мы были в наряде, и я узнал, что нас переправляют в другую область.

– Перед тем, как прибыть на фронт, вас как-то обучали? В какой первый населенный пункт прибыли?

– Первое наше место пребывания – это поселок Гавриловка. Рыли окопы, строили блиндажи. Нас ничему не обучали, мы просто копали и все.

– Помните свое первое боестолкновение, как это было?

– Нас отправили на зачистку поселка Нескучного, потом был приказ штурмовать здание. По данным начальства, там находились противники. Их нужно было зачистить и удерживать этот район.

– Чем закончился этот бой?

– Бой закончился тем, что 5 наших убили сразу, я почти тоже был убит, но мне повезло и удалось выжить.

– То есть вас туда бросили как мясо, я правильно говорю?

– Да. Нашей задачей была зачистка. То, что будет штурм здания, мы узнали в последний момент.

– Когда вас взяли в плен, какое к вам было отношение, какие у вас были ранения?

– Были осколочные ранения ног, пулевое ранение левой руки и пулевое ранение шеи. Отношение было нормальное. Никто не бил. Оказали первую медицинскую помощь. Наши бойцы уже отходили.

– То есть вас бросили свои же, а военнослужащие ДНР оказали помощь и спасли вашу жизнь?

– Да.

– Вы им за это благодарны?

– Очень благодарен.

– Вы стреляли в военнослужащих ДНР?

– Я стрелял, но стрелял через окно, потому что на крыльце здания школы столпились товарищи. Я не видел, куда я стреляю.

– Что вообще можете сказать о противнике? Как подготовлены военнослужащие ДНР?

– Подготовлены они были хорошо. Тот бой длился 5–7 минут, и нам пришлось отходить.

– Какая у вас идеологическая позиция? Как вы отнеслись к событиям 2014 года в ДНР?

– В 2014 году я не придавал этому значения. Я тогда работал учителем в колледже физкультуры, и я не задумывался над этим вопросом.

– Как в дальнейшем видите свою жизнь? 

– Не знаю пока что. Хотелось бы, чтоб меня обменяли, попасть домой, увидеть родных.

– Что бы вы хотели сказать вашим командирам, вашему правительству, которое вас отправило на верную смерть и из-за которого вы сейчас с ранениями находитесь в плену? 

– Хотелось бы сказать, что если уж ребят посылают на какие-то задания, их нужно обучить прежде всего, чтобы они могли понимать, что они делают, остаться в живых и вернуться домой. Неподготовленных людей, я считаю, неправильно посылать на какие-то задания.

– Это не только в вашей бригаде такая практика? Что вам говорили сослуживцы из других подразделений? 

– В вооруженных силах нет такой ситуации, а в территориальной обороне, я слышал, есть такая проблема. Разные батальоны обращались к правительству с такой же проблемой. Что у них нет необходимого вооружения, их ничему не обучают, просто посылают на убой.

***

После интервью мы долго общались с пленным не на камеру. Офицеры ДНР интересовались здоровьем. Лично я думала, что предел доброты – это когда комбриг ДНР кормит украинских военнопленных борщом и салом, что я лицезрела в апреле этого года. Тут тоже интересно. Диалог офицера ДНР и пленного:

– Как кормят? Сигареты дают? 

– Дают. Хорошо кормят. Только сладкого хочется. 

– Торта? 

– Хотя бы конфет.

– Шоколадных или карамелек?

– Шоколадных. 

– БС, пойди купи конфет, пожалуйста, – офицер обратился к сослуживцу.

– Мое командование на вас не выходило? – пленный.

– Нет.

– Меня дочь ждет. Ей 6 лет исполнилось. У меня скоро день рождения. Двадцатилетие в армии отметил, сорокалетие в плену встречу.

– Рано или поздно попадешь домой, не переживай. А мог бы и не попасть.

– Я каждый день об этом думаю. 

Военнослужащий принес пакет с конфетами. Офицер ДНР предложил позвонить родным. Жена пленного ответила на звонок после нескольких гудков. Не в первый раз военнослужащие ДНР дают ему возможность позвонить:

– Алло.

– Зай, привет. 

– Привет, зайчик.

– Как дела у вас? 

– У тебя как дела? 

– У меня все хорошо, раны зажили уже. Как Маша? 

– (Жена расплакалась.)

– Привет! – трубку взяла дочь.

– Маша, как дела?

– (Дочь расплакалась.)

– Не плач, Маша. Что там слышно у тебя? – это жена взяла у дочери трубку.

– Пока что ничего. 

– Я тебя очень жду. 

– И я, – это дочь.

– Люблю тебя, зайчик, – жена.

– И я тебя люблю, – дочь.

– Я тоже вас люблю, – пленный.

Материал для «Ваших Новостей» подготовила военкор из Донецка, выпускница Мастерской Захара Прилепина Виктория Цыпленкова.

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.
АКТУАЛЬНЫЕ МАТЕРИАЛЫ