Наша смена, или Девочка-вундеркинд Василиса Новикова в деле журналистики

1 месяц назад

Следующее интервью редакция «Ваших Новостей» считает нужным сопроводить небольшой преамбулой. В Калуге на литературном вечере «Свои» выступала Анна Долгарева, наш журналист, поэтесса и знаменитый теперь уже на всю страну военкор. После мероприятия к ней подошла девочка 16 лет и попросила об интервью. Анна согласилась и впоследствии написала в соцсети: «С невероятным человеком познакомилась, когда выступала в Калуге».

Василиса

Человек – Василиса Новикова. Когда началась война в Донбассе, ей было 8. Ее становление прошло под сводки о пророссийских жертвах ВСУ. А к своим 16 она сформировалась в полноценного публициста. С каналом девочки-вундеркинда вы можете ознакомиться в Телеграм – «Зумер Василиса». А интервью с первооткрывателем талантов Долгаревой читайте ниже. 

ВН: – Как вы считаете, что нужно сделать, чтобы создать идеологию понимания исторических предпосылок СВО и уважения к памяти погибших граждан Донбасса и Луганска? 

– Я очень мало смыслю в пиаре и пропаганде, но считаю, что людям нельзя давать отворачиваться от этого. В промежутке между 2014-2015 и 2022 годами тема Донбасса уходила даже с федеральных каналов. А в этом случае интерес у людей угасает сам по себе, ведь тема не очень рейтинговая. Уже не новость, что убили какого-нибудь бабушку или дедушку. Тем более в сводках, честно говоря, это давалось максимально сухо: «При обстреле вооруженными формированиями Украины погиб, например, мужчина, например, 1965 года рождения». Все сухо было, имен не было, лиц не было у жертв. И естественно, что все жили, забыв про Донбасс, который варился в своем лимбе, своем ужасе. Когда началась СВО, стали показывать лица жертв, их имена, судьбы, люди наконец увидели, что происходит. Действительно, они жили, забыв об этом, а сейчас напомнили. 

ВН: – По вашему мнению, как будет преподноситься информация о погибших людях, подвигах наших солдат и о жестоких сражениях после окончания СВО? Ведь к тому моменту память об ужасах войны, скорее всего, будет сглажена. 

Сейчас, будем называть вещи своими именами, идет третья мировая война, в которой мы отстаиваем свое право на идентичность, на существование. Честно говоря, сейчас не могу представить, какой она масштаб примет, это будет понятно со временем. Сейчас мы показываем эту войну в стихах, так как это способ быстрого реагирования на вызовы времени. Игорь Караулов, например, пишет буквально по горячим следам колонки и стихи, у него оперативная реакция на происходящее. Я думаю, что у нас еще будут книги и фильмы об этом всем. Хотелось бы, чтобы эти книги и фильмы не были похожи на современный кинематограф про Великую Отечественную войну, выхолощенный, с ложным пафосом. 

кадр из фильма «Зоя» М. Бриус

Я хотела бы, чтобы в будущих литературных произведениях были показаны настоящие, живые истории – они обогатят золотой фонд русской литературы. Мне довелось столкнуться с совершенно поразительными людьми, очень хочется, чтобы они не были забыты, их судьбы были запечатлены. Пока что это – совершенно нетронутый материал. Из хороших книг я могу назвать только «Ополченский романс» Захара Прилепина, построенный на подобных историях , а хороших фильмов на данную тему пока что нет.

ВН: – Тема геноцида Донбасса должна быть показана в формате документального или художественного фильма? 

– Должно быть и то и другое. Документалки – способ быстрого реагирования, как и журналистика, например, получившая особое развитие, репортерская деятельность, освещающая происходящее. Все это относится к публицистическим жанрам. Документалки хорошие есть : фильм Александры Франк «Лики Донбасса», фильм Максима Фадеева «Призраки», вышедший в 2020 году, про батальон «Призрак», хорошие документалки есть, а вот с художественными сложнее. А вот в художественной сфере можно выделить только «Ополченский романс» и все. Я как раз и говорю о том, что у нас все хорошо представлено в репортерской сфере, но плохо с художественной.

Фото: zaharprilepin.ru

ВН: – У меня глубокое восхищение вызывают те люди, которые видят трагедию Донбасса своими глазами, не теряют веру в Бога. Для меня это показатель невероятной силы и мужества. Как вам удается сохранить в себе веру, несмотря на то, сколько вам пришлось пережить?

– Именно находясь там, я пришла к вере в Бога. До этого я была абсолютным агностиком, искала себя в разных течениях, читала и «Тибетскую книгу мертвых», и шаманизмом увлекалась. Я даже не могу объяснить, когда именно я пришла к вере в Бога. Просто в какой-то момент мне стало все понятно. На самом деле все происходящее необходимо, каким бы чудовищным оно ни было. Я стала верующей христианкой в ходе войны. Сначала я осознала себя как христианку, потом – как православную. И лишь недавно я стала более воцерковленным человеком – после гибели моего близкого друга Заката. Даже не после гибели. Когда он был еще жив, я так отчаянно молилась, что за два месяца знакомства с ним я ходила в церковь чаще, чем за год до этого. И когда он погиб, именно церковь помогла мне не сойти с ума. Нет, я бы не сошла с ума, но это было очень больно. Всегда очень больно терять друзей, даже едва знакомых людей. Здесь же был очень родной мне парень, так что без церкви мне было бы намного тяжелее.

ВН: – Помогли ли вам ваши личные качества вынести тот ужас, с которым вам пришлось столкнуться? Ведь когда морально не готовый человек попадает в самое пекло, вынести весь этот кошмар у него часто не хватает сил.

– Знаете, я никогда не умела за себя толком постоять, но я всегда была гордой и упрямой. Именно за себя постоять всегда получалось очень криво. Многие спрашивали, что может меня сломать. После того как я похоронила некоторое количество своих близких и любимых людей, я задумалась и поняла, что уже ничего такого нет, что могло бы уничтожить меня окончательно. Но разве что очередная трагедия наложится на очень сильную усталость и недосып. Если под «сломаться» подразумеваем прекращение какой-либо деятельности, то у меня это не предусмотрено. Смысл моей жизни сводится к этой работе, мне будет без этого намного хуже. 

На фото Анна Долгарева и Мальборо. Фотограф Митя Сергеев

ВН: – Какую идею, связанную с войной Донбасса, молодежь могла бы распространять в будущем?

– Наверное, идею того, что очень долгое время нам внушали мысль, что ты сам главнее, что нужно ценить себя превыше всего. Так вот это неправда. Есть некие вещи, делающие человека не просто млекопитающим, прямоходящим, а именно человеком. Это такие высокопарные понятия, как честь, долг Родине, любовь и жизнь за других. Мы не должны об этом забывать.

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.
АКТУАЛЬНЫЕ МАТЕРИАЛЫ