Рижанин Родион Гринкевич рассказал, как работает программа «Соотечественник» 

1 месяц назад

Еще 22 июня 2006 года Владимир Путин издал указ о создании программы помощи соотечественникам, оказавшимся после распада СССР за пределами страны и желающим переселиться в Россию. Реализацией ее занялось Россотрудничество. По данным МВД, только в период с 2006 по 2018 годы на родину с помощью государства вернулись 826 тысяч человек.

Фото: wink.ru

В 2022 году такая возможность для людей, считающих себя частью русского мира, становится и еще более актуальной. «Ваши Новости» пообщались с одним из сегодняшних участников «Соотечественников», предпринимателем Родионом Гринкевичем из Латвии. Мы узнали, с какими проблемами сталкиваются будущие россияне и что сподвигнет их порвать с европейским прошлым. 

«ВН»: – Родион, ваш переезд уже запланирован на точную дату?

– Да, 31-го числа мы выезжаем вместе детьми и лошадью на границу с Россией, чтобы ее перейти. 

«ВН»: – Расскажите о своей семье?

– Я родился в Риге в 1981 и всю жизнь тут жил, вырос. Мама у меня из Минска. Папа – из Риги. Бабушка тоже родилась в Риге в 1920 году. Мы тут сильно коренные жители. И у нас есть еще родственники в Польше. И эти родственники приезжали в Ригу, копали генеалогическое древо и обнаружили, что самое первое упоминание фамилии Гринкевич было в Латвии в 1812 году, в староверах города Даугавпилс. Такая давняя история. Сейчас и у меня уже трое детей: пятнадцать, тринадцать и восемь лет. 

«ВН»: – Почему вы решили уезжать из Латвии?

– Во-первых, мы чувствуем себя до мозга костей русскими. Второе – это образование детей, тут оно на латышском языке. Когда все эти последние реформы в Латвии начались, я ходил на все митинги, и мы даже в ЕСПЧ подали, в суд. И вот старший сын уже четвертый год учится в российской дистанционке, мы его убрали из латышской школы. Он уже в 9 классе. 

Еще один из факторов – вообще уезжает из Латвии народ. Становится сложнее с бизнесом. Это не самый значительный фактор, но и он присутствует. А главные – это язык и будущее детей. 

«ВН»: – Какой у вас бизнес?

– У нас был семейный бизнес. Сначала мы работали с отцом, потом с братьями. Международные транспортные перевозки. Раньше возили в Латвию, из Латвии. Потом – только по Латвии. 

«ВН»: – Вы сказали «будущее детей». Что вы имели в виду?

– У нас много знакомых, у которых дети чуть постарше, старше восемнадцати лет. И процентов восемьдесят из них уезжают – кто в Голландию, кто в Англию, кто в Ирландию, кто в Швецию. И в принципе, они оттуда не возвращаются. 

«ВН»: – Вы коренной латвиец. А какие связи, кроме языка, у вас были с Россией? Часто бывали в России? 

– В России я учился, в Международном центре логистики, в Москве. Остались, конечно, знакомые и друзья. Кэвээнщики, знаком с ребятами из Comedy Club. А у жены в России есть родственники на Дальнем Востоке. 

«ВН»: – Когда приняли окончательное решение о переезде?

– Триггером стали февральские события, наша борьба за жизнь. И мы приняли решение. Но переезжаем мы не в Москву. Мы едем в Тульскую область. 

«ВН»: – Расскажите о самой программе «Соотечественник». 

– В феврале мы подали документы, то есть, вернее, записались на собеседование. Нас поставили на июнь месяц. Мы прошли собеседование. Мне понравилось, что сразу тебе говорят, что во всем могут помочь. Но все же мы столкнулись с немного сложной ситуацией. 

У нас два кота, трое детей и еще есть лошадь. Она у нас уже восемь лет в собственности. 

Мы хотели ее перевести, начинали задавать вопросы. Но нам никто не помогал. Документы, формальности – мы все перевели, нотариально заверили. Это несложная клерковская операция, все делается по инструкции. А вот с лошадью была целая эпопея. Мы начали писать в Федеральную таможенную службу, чтобы узнать, как ее провезти, в Россельхознадзор писали. 

Сталкиваешься с правовыми отделами, которые тебе говорят, как это с юридической точки зрения надо делать. А когда дело доходит до практики… Например, мы в сентябре сделали себе визы с супругой и младшим сыном и поехали узнавать про первое жилье. Старший сын у меня занимается фехтованием, его надо было записать в фехтовальный кружок – узнавали про тренеров. И, соответственно, узнавали про лошадь, как ее можно перевезти. 

Первое, с чем мы столкнулись – проблема найти жилье вместе с регистрацией. Почему-то все россияне боятся к себе регистрировать кого-то, ставить на учет в свою собственность. Это была первая проблема. Мы объездили, посмотрели домов десять. И только в одном нам сказали, что зарегистрируют без проблем. Эта женщина нас сейчас ждет. Договорились – ни залог, ничего вообще не оставляли. 

А с лошадью получилось так: тульская конюшня, на которой мы потом будем лошадь ставить, связалась с ветеринарией, с Россельхознадзором. И там было тотальное непонимание ситуации вообще, пока я не дошел до российской конной федерации. Тогда там мне добрые люди помогли. Вот сейчас, 21 числа, мы получили разрешение на ввоз лошади. Теперь у нас есть разрешение на вывоз из Латвии с карантином 30 дней, еще и разрешение на ввоз – то есть это большая сложная операция была.

21 сентября мы получили «зеленую книжку» переселенца, участника программы. И в МВД нам сказали, что мы не можем въехать «просто так, без растаможки вещей». Мы говорим: «А как так мы не можем»? Они говорят: «Вам надо ехать и вот на эту книжку печать получить в Туле». Мы говорим, что это нелогично как бы. Выдается одна бесплатная виза за счет государства. И мы должны ехать активировать книжку, потом вернуться и заниматься этим? Они говорят: «Да…» Но сказали, что можно написать письмо о прошении в таможенные органы, чтобы дали разрешение на ввоз единоразово в льготном порядке. Я написал. Через неделю получил ответ. Причем в МВД я обращался и спросил, могут ли они посодействовать. Сказал: «Вы знаете, что у нас такая сложная ситуация с лошадью. Помогите». Они сказали: «Нет, просто сидите ждите». 

Тогда я написал послу в Латвии. И буквально за день с таможней решился вопрос на уровне посольства и глав псковской таможни. И мне дали разрешение на въезд. Так что в понедельник мы выезжаем. 

«ВН»: – Получается, с февраля вы активно занимались оформлением переезда по программе?

– Нет, если посмотреть реальные сроки, когда человек в обычной ситуации просто пришел – у него семья, вещи какие-то – то можно всю информацию собрать, я думаю, недели за три. И еще дней двадцать ты ждешь одобрение от региона. Потом еще две недели виза делается. То есть два, два с половиной месяца – это максимум, можно уложиться, если идти по легкому пути. 

«ВН»: – Главное благо программы для соотечественников это упрощенный порядок оформления документов?

– Упрощенный порядок оформления документов, быстро, вне очереди. Также разрешение на временное проживание, в течение четырех месяцев после получения РВП можешь подавать на гражданство. Или через восемь можно вне очереди на ВНЖ подавать. Такие преференции. 

Вроде предусмотрена компенсация за провоз личных вещей, но с этим я еще не сталкивался. И за оформление документов, нотариальных переводов. И дают какие-то подъемные, по-моему, сто тысяч рублей вместе набегает. В общем, программа отличная. Есть небольшие бюрократические вопросы. Самый большой недостаток, когда есть нестандартные ситуации. Например, как у нас с лошадью. Требуется согласованность всех инстанций и содействие между ними. 

Если сравнивать программу с другими странами, то это самая крутая программа по переселению. И переезжая в Россию, ты сможешь сразу ехать с семьей.

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.
АКТУАЛЬНЫЕ МАТЕРИАЛЫ