«Рассказы о СВО и передача своего собственного патриотического мнения – это подвиг»

1 месяц назад

На Василису Новикову мы обратили внимание после её постов в соцсети «ВКонтакте». Злой бескомпромиссный стиль письма, безапелляционная подача, владение фактурой. Смотрим – а человеку 16 лет и учится она в 11 классе. Тексты Василисе не пишут мама с папой, она делает это сама. Нам необходимо было разобраться, ху из Василиса Новикова и почему вдруг она – подросток – так ярко выступила за Донбасс и СВО.

Фото: ВК Василисы Новиковой

«ВН»: – Чем планируешь заниматься после школы? Куда пойдешь учиться?

– Точно на истфак, но куда – не знаю. 

«ВН»: – В Калуге?

– Как вариант. Или МГУ, или Калужский университет. 

«ВН»: – Почему именно МГУ?

– Наименьшая концентрация либералов. По сравнению с ВШЭ и МГИМО. 

«ВН»: – Кстати, ты когда-нибудь была за границей? 

– Была, много раз. Даже отправлялась с некоторыми одноклассниками и учителями из школы в тур по Европе, по нескольким странам. Ездили на автобусе и посещали различные достопримечательности. Было круто. 

Василиса Новикова / ВК

«ВН»: – Какие впечатления от Европы? Какая страна больше всего запомнилась?

– Больше всего запомнилась, наверное, Германия. Потому что это страна, можно сказать, предельно каверзная для меня. Когда мы туда подъезжали, нам говорили, что немцы каждый год в канун Великой Отечественной войны встают на колени и извиняются за свою страну. За решение своего прошлого правительства. И меня еще тогда посетила мысль, что когда-нибудь это всё закончится и ни к чему хорошему не приведет. Потому что когда люди извиняются, не зная свою собственную историю и не понимая, за что они извиняются (поколения же меняются), это может спровоцировать в будущем сильную агрессию. Что и происходит сейчас. 

Также запомнилась полнейшая несостыковка разных сфер жизни. Мы посещали большой и очень красивый торговый центр, со множеством стеклянных лабиринтов. И буквально напротив него был мост, под которым лежали бомжи. И экскурсовод сказал, что это нормально для Германии. И еще тогда возник вопрос: а почему такой разброс в уровне жизни людей? Почему нельзя жить одинаково? Так что Европа для меня – это несостыковка внешней прекрасной картинки и унизительно-отвратительного внутреннего содержания. 

Также запомнилась Польша. Это страна, которая оставила за собой душок горелого масла. Потому что они очень много употребляют в пищу жареных продуктов. И там многие здания просто провоняли этим ужасным запахом. Кошмар. Также запомнились Бельгия и Люксембург. Потому что это очень красивые места. Когда посещаешь их, создается впечатление, что это место, где сохраняется история. Там есть прекрасные храмы, прекрасные монументы. Даже не задаешь себе вопрос, как к нему относятся местные жители. Ты уже находишься под огромным впечатлением от этого всего. 

Василиса Новикова / ВК

«ВН»: – Ты говоришь на каком-нибудь языке, кроме русского?

– На английском как основном, собираюсь его сдавать. На французском, давно учила. И немецком отчасти. 

«ВН»: – Ничего себе. А ты общалась с европейцами? Какие они? Высокомерные? Агрессивные? Русофобы? 

– Знаете, у меня не создалось впечатление, что они какие-то не такие. Но я с ними преимущественно контактировала в маленьких деревушках, маленьких поселениях. И люди относились достаточно доброжелательно. Мы часто там терялись с подругой. Там достаточно запутанные города. И мы могли подойти к любому местному жителю и спросить дорогу. Я пыталась говорить на французском, на немецком. У меня это не получалось, было отвратительно. Но они никогда не поправляли и всегда помогали. Достаточно доброжелательные. Но я не знаю, как обстоят дела у жителей больших городов. Может быть, там кардинально иная ситуация. Но европейцы для меня отложили достаточно приятное впечатление. 

«ВН»: – Задам не очень приличный вопрос. Но просто я за границей был в детстве как победитель конкурса городского, в Болгарию нас возили. Мои родители за эти поездки только часть доплачивали. В начале 2000-х поездка за границу из провинции – это вообще была роскошь. У тебя состоятельные родители? Как ты попала за границу?

– У нас прекрасные учителя, которые стараются по возможности делать нам какие-то подарки. Мы часто ездили в иностранные лагеря, на море нас отвозили. И буквально в тот год, когда мы поехали, всплыла информация о том, что есть возможность присоединиться к экскурсионному автобусу из Белоруссии, который ездит по Европе. И вопрос не в том, какие у меня родители. Они просто решили, что если есть такая возможность… У них такой возможности не было. Потому что они у меня из Советского Союза. И там возможности съездить свободно в Европу ни у кого практически не было, кроме представителей каких-то политических элит. И они решили, что у меня должен быть такой шанс, такая возможность. Я им очень благодарна за это. 

Василиса Новикова / ВК

«ВН»: – У тебя молодые родители?

– Им чуть больше сорока. 

«ВН»: – А по России любишь путешествовать? Кроме Калуги где ещё была?

– Очень часто ездим в Тулу. Там проходили и у меня музыкальные соревнования. Я занималась, играла на флейте и фортепьяно. И сейчас проходят танцевальные соревнования у моего брата, ему восемь. Мы стараемся поехать не просто на время проведения мероприятия, а на неделю-другую, чтобы отдохнуть. Очень нравится город. Для меня лично он очень красивый. И там очень вкусные пряники, я их обожаю. 

Также очень нравится Москва. Но Москву я уже воспринимаю как свой город. Потому что я там очень много времени провожу. Сейчас думаю, что будет еще больше. Потому что поступление. 

«ВН»: – Когда последний раз была в Москве?

– В начале сентября. Мы ездили на Спасскую башню. 

«ВН»: – СВО на Калуге и на Москве одинаково отразилась, как оценишь?

– Что меня напрягает в Москве с начала СВО, это очень мало-мало символов в поддержку наших воинов. По сравнению с той же самой Калугой, где люди даже на заборах рисуют Z. А в Москве этого очень мало. 

Когда в 2014 году начался геноцид Донбасса, нигде на федеральных российских каналах эта тема не спекулировалась никак. В какой-то момент Донбасс вообще пропал с повестки. И проявлялся очень редко даже не на федеральных каналах. А в программах с очень маленьким зрительским охватом. Я очень боюсь, что спецоперация будет восприниматься гражданами России как «война Донбасса». Я не хочу этого. Потому что это война России на самом деле. Это надо понимать. В этом надо жить и это надо принимать. Как бы страшно это ни было. Потому что солдаты, которые там находятся, основывают свои действия не только на только понимании событий, но и на поддержке народа. Без поддержки народа, обычных людей, таких как они – будут терять веру в себя. И веру в то, что они делают. И тогда мы проиграем. Этого нельзя допускать ни в коем случае. 

«ВН»: – Наш президент принял в состав РФ четыре новых региона. Но поддержки народа как бы недостаточно, ты считаешь. Из-за чего?

– Думаю, это жертвы недостаточного патриотического воспитания России. У меня никогда не было сомнений насчет того, нужна ли специальная военная операция вообще. И нужно ли принимать в наш состав четыре новых субъекта.

У меня огромное количество друзей с Донбасса. И мы когда с ними общаемся, я понимаю, что это люди мои. Люди, в которых течет одна со мной кровь, как бы это пафосно ни звучало. Это так и есть. А другие люди не воспринимают их как своих. И это, наверное, больно. Это как раз следствие того, что весь ужас Донбасса не был показан никому из простых граждан. Это была конкретно субъективная оценка тех же самых военкоров. Той же самой Ани Долгаревой, «Зверобоя», Пети Лундстрема и так далее. 

Конечно, никто не понимает, почему мы должны отправлять своих близких на защиту четырех далеких от нас регионов. И они не воспринимают их как своих. Это страшно. И это идет даже не от прозападных людей, хотя это поддерживается ими. Но изначально это идет от простых людей. И это надо менять. 

«ВН»: – Но каждый человек ведь решает это для себя. Каждый сам должен такие вещи понимать. Это решается пропагандой, думаешь?

– Всё решается не пропагандой. И наличие патриотически настроенных граждан в 2022 году этому доказательство. У нас никогда не было этой пропаганды. И я очень хочу, чтобы она, наконец-то, появилась, хотя бы на начальном уровне в России. Чтобы могли воспитывать мое поколение в ключе, необходимом России. 

Когда убивали Донбасс, когда сжигали Одессу, все думали, что их «хата с краю». Им было всё равно, они думали, что когда их будут убивать, вот тогда они встанут и выступят против. Я не хочу для своей страны вот этого. И я не пойму, почему некоторые люди до сих пор этого не понимают. Не понимают предпосылок СВО, не понимают, почему принимаем определенные решения. Я считаю, что вся боль Донбасса – это очень легко находится. Это миллионы картинок в интернете! Это миллионы картинок «Аллеи ангелов». Я не понимаю, кем надо быть, чтобы это не хотеть увидеть. А они не хотят этого увидеть! Для них действительно война Донбасса – это война субъективно Донбасса. А это не так. И страшно, что они этого не понимают. 

Василиса

«ВН»: – Ты говоришь, у тебя много знакомых из Донбасса. Ты там тоже была?

– Это через интернет. Я очень хочу съездить в Донбасс. Я надеюсь это сделать в ближайшее относительно время. И встретиться со своими очень близкими друзьями, которые сейчас там находятся. Но сейчас мы в контакте с ними через интернет. Они меня даже сами находят, новые люди. Мне это очень приятно. И я очень рада каждому из них. 

«ВН»: – Как ты считаешь, можно ли воспитать то, о чем ты говоришь, посредством школы? Можно ли школу превратить в оплот патриотизма?

– Даже не можно, а нужно это сделать. Но для этого необходим ряд метаморфоз. Дело в том, что со стороны учителей – лично в моей школе – рассказы об СВО и передача своего собственного патриотического мнения – это подвиг. Потому что сейчас каждый из тех, кто поддерживает Россию, сталкивается с огромной волной осуждения. Особенно тех, кто получает какой-то статус в государстве. То есть учителя, врачи и так далее. Это должен быть полный пересмотр всей структуры общеобразовательной и культурной. Я как-то думала об этом. И поняла для себя, что все те, кто хочет разрушить Россию, начинают именно с сознания людей, не с политической ситуации. Ты можешь захватить какой-то субъект страны и ему навредить, но ты никогда не захватишь мозги людей. Поэтому они и начинают именно с мировоззрения человеческого. Они начинают его менять. Школа должна стать источником государственной правды. Задачей России сейчас будет воспитать граждан. Не тех людей, у которых просто какие-то псевдоевропейские, псевдоамериканские свободы. Потому что Россия боится, что ее назовут не демократической страной. А это должны быть источники реальной правды – уроки о Донбассе, о СВО, уроки мужества о тех воинах, которые нас сейчас защищают. Должен быть огромный пересмотр этой системы. Он необходим. 

ВК Василисы Новиковой

«ВН»: – Ты родилась в 2005-2006 году, получается. Это время было либеральней некуда. Советского Союза ты не видела. В школе ты училась в той, которую ты сейчас критикуешь. Но при этом ты выросла такой, какой ты выросла. У меня логичный вопрос. Может, дело не в школе тогда? Ты же как-то такая выросла! Ведь кому надо, тот сам узнает. А кому не надо, тому не вдолбишь. 

– Здесь такая ситуация… Со мной получилось вообще по-другому. Я очень не хочу, чтобы другие повторяли этот путь. У меня была школа, а потом я ее сменила. И сейчас учусь в той, которую всячески хвалю и учителями, которыми горжусь, великолепные люди. У меня параллельно с моим обучением был Донбасс. То есть каждый день у меня был разговор с людьми из Донбасса. Каждый день он начинался с вопроса: «Кто-то сегодня умер или нет?» 

«ВН»: – Ну а кто тебя заставлял говорить с Донбассом? 

– Наверное, отчасти воспитание. Меня родители воспитывали на памяти о Великой Отечественной войне. И единственный момент, который мне в этом критично не нравился, это то, что я уже ничего не могу изменить. Не могу никак помочь ребятам, которые там воевали. Я просто родилась позже. Я с ними не знакома. Я не понимаю, как они смогли свершить свой подвиг и как они это все вынесли. Потому что это огромная психологическая травма тоже. Поэтому когда начался геноцид Донбасса, у меня даже вариантов особо не было. Мне просто нужно было быть вместе с людьми, быть хоть немного полезной им. Хотя бы на уровне моральной поддержки.

Школа должна выполнять эту функцию. Семья преподносит тебе определенную идею, идеологию. Но не всем же говорят дома на кухне, что Россия права, что Россия хорошая. Многим говорят, что это не так. Родители, которые тоже не понимают сути происходящего. Но с мамой ты можешь поспорить. А учителя, который тебе что-то говорит, ты воспринимаешь как авторитет. По крайне мере должен воспринимать как авторитет. Поэтому у них есть право менять сознание людей. И мы должны позволить им. Мы должны услышать учителей, которые говорят школьникам, что это Россия права.

«ВН»: – Ты считаешь, что сегодня у российских учителей есть авторитет?

– Думаю, что сейчас он минимизирован вкрай. Именно благодаря западной европейской демократии, где каждый ученик – это индивидуальность, а учителя не имеют права как-то влиять на мнение детей и все должны быть равными между собой – ученики и взрослые. Но это неправильно. Не зря же Владимир Путин объявил этот год Годом педагога. Роль педагогического коллектива сейчас будет пересматриваться. И это очень серьезно. Это правильно. Они должны стать именно авторитетными и объективными источниками правды для детей. Не семья, а школа. 

Подписаться
Уведомить о
guest
1 Комментарий
Новые
Старые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Артемий Андреевич
Артемий Андреевич
1 месяц назад

Очень радует наличие таких юных, но уже сознательных сестричек! СпасиБо! Привет из ЛНР.

Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.
АКТУАЛЬНЫЕ МАТЕРИАЛЫ