Сергей Марков: «Это как роман Агаты Кристи. Все боятся, а преступник не боится»

1 месяц назад

Политические аналитики и военные эксперты ожидали решения Путина о мобилизации в РФ на протяжении нескольких месяцев. Говорили о ее неизбежности и в то же время опасности еще весной. Кто-то доказывал, что она, если начнется, приведет к массовым протестам и падению рейтинга президента. Кто-то утверждал, что – нравится это россиянам или нет – такое решение является единственным выходом из сложившейся ситуации. 

Фото: Минобороны РФ

России надо побеждать, а значит, нужно элементарно сократить перевес ВСУ в количестве военных, о котором трубили военкоры. И вот мобилизация началась… Страна приготовилась к страшным и тяжелым временам. Но не прошло и месяца с заявления о начале этой мобилизации, как Владимир Путин выступил с новой речью – о ее завершении. Что послужило причиной такого публичного «успокоительного» жеста? Свое мнение высказал Серей Марков. 

«ВН»: – Сергей Александрович, вы ожидали такого хода событий? Как относитесь к такому решению президента?

Речь ведь идет не об отмене мобилизации, а о том, что мобилизация заканчивается, так как достигла своих целей. И я даже ожидал, что это раньше произойдет. На мобилизацию трехсот тысяч ушло больше месяца. Мне кажется, это очень большой срок, который говорит о том, что система мобилизации была подготовлена очень слабо. Путин об этом упоминал. 

Владимир Путин. Фото: Михаил Метцель / ТАСС

Я ожидал, что всё это закончится в течение двух недель. Потому что у них было время на подготовку. Они заявили, что все мобилизуемые в первый же день получили повестки, что они были выписаны. Оказалось, что это не так, что там бардака значительно больше, чем мы думали.

Вот что было для меня неожиданностью, так это заявление Москвы о том, что в столице мобилизация успешно закончилась. Я, честно говоря, думал, что в Москве похуже будет. Население помобильнее… Но оказалось, что Москва в передовиках. 

Ну и хорошо, что Путин сказал о том, что создается схема мобилизации на современной основе. Я думаю, что нужно ее создавать не только на случай военной мобилизации, но и для других типов мобилизации. Например, на случай новых эпидемий какие-то системы мобилизации. Много всяких обстоятельств может произойти. И нужны новые системы мобилизации. 

Сергей Шойгу. Фото: Коммерсантъ / Дмитрий Коротаев

«ВН»: – Вы имеете в виду необходимость реформы военкоматов? 

– Он сказал, что будет реформа системы мобилизации. Военкоматы могут остаться такими, какие есть. Но им нужно дать цифровые системы. Нужно принять какие-то законы… Ведь огромное количество ошибок. Например, был человек с нормальным зрением. Произошло ДТП, он стал слепым, а потом получил повестку о мобилизации. Военкомат об этом, естественно, не знает. Военкомату никто не сообщил о ДТП и потере зрения. Таких случаев огромное количество. Это все должно быть в электронном виде. Это должно применяться быстро и эффективно. 

«ВН»: – Чем, как вы думаете, закончится ситуация с расстрелом на полигоне в Белгородской области? О чем она свидетельствует?

– Она закончится ничем. Дело в том, что расстрелы – это норма современного мира. Такие расстрелы в Штатах происходят всё время, правда, большая часть – со школьниками. Что ещё более ужасно, чем с военнообязанными.

Фото: НТВ / krasnodar.bezformata.com

Нам пока неясны причины этого расстрела. Они могут быть разными. Но что точно мы понимаем, этот расстрел ни к каким последствиям, по всей видимости, не приведет. Вообще. Может быть, скажут, была задействована религия или нет. Скажут: «Поаккуратнее с религиозными высказываниями». Никаких изменений больше не будет.  

«ВН»: – Хайповая история с Илоном Маском. Он за мирные переговоры России, Украины и Запада. Его в США уже называют продавшимся Путину. Он на самом деле предлагает реальный выход из ситуации? Он его видит? Куда ситуация может качнуться?

– Ситуация может качнуться точно к радикализации. В ближайшее время произойдет эскалация ситуации. Связано это с тем, что в России сейчас накапливается сила. 150 тысяч сейчас на фронте. К ним добавляется примерно 300 тысяч мобилизованных и 100 добровольцев. Из 400 тысяч мобилизованных и добровольцев на фронт поедут 350 тысяч. А 150 тысяч – вернутся, их существенная часть. Им надо дать отдохнуть. 

Фото: Минобороны РФ

Резкое усиление российской армии произойдет через две недели. Эти две недели армия Украины будет наступать. А потом возможна резкая эскалация… Я по-прежнему не исключаю, что США и Великобритания нанесут удар тактическим ядерным оружием по территории Украины в начале ноября – конце октября. Для того, чтобы обвинить в этом Россию. 

«ВН»: – Я сделаю ссылку на статью, где этот сценарий мы подробно разбирали. И всё же про Маска? Может ли он стать парламентером от Запада в этой игре?

– Нет. Характерно, что Маска жестко обломали и заставили его в наказание нести финансовые расходы на поддержку киевского террористического режима. У них в Америке уровень военной цензуры для гражданского общества и СМИ намного выше, чем у нас. Он высказался… Но о чем он высказался? Что неплохо бы вести мирные переговоры? У нас с утра до вечера огромное количество людей об этом говорит. 

Илон Маск. Фото: Joe Skipper / Reuters

«ВН»: – Вы говорите, что у них там цензура жестче. Но логически из этого следует, раз Маск смог высказаться, значит, за ним какие-то политические силы стоят?

– Конечно, за ним стоят определенные политические силы. Эти силы – прежде всего, крупный и промышленный бизнес. Они очень боятся повышения цен на энергоносители. Они боятся снижения вообще экономического роста, что по ним может ударить. Промышленники опасаются… И еще есть общие настроения. Все стали бояться ядерной войны. И это разумный и правильный страх.

«ВН»: – «Все» – это какие-то политики, которые сейчас не находятся у власти?

– Это просто общественное настроение. Они все ходят и разговаривают. Я хорошо знаю эти клубы, где они постоянно тусуются друг с другом. Они приходят туда и говорят: «Слушай, может быть, всё-таки бункер у себя сделать?» И никому не нравятся эти разговоры. 

Джо Байден. Фото: Carlos Barria/Reuters

«ВН»: – Просто судя по поведению Байдена и прочих, они не боятся ядерной войны. У них лица такие, как будто им это не очень интересно. 

– Байден не боится, и я знаю почему. 

«ВН»: – Потому что старый?

– Нет, потому что ядерную войну может начать только он. Он же знает, что Путин не начнет ядерную войну. 

«ВН»: – Как можно быть уверенным? До этого весь мир говорил, что спецоперацию не начнет Путин. 

Джо Байден и Владимир Путин

– Байден как раз говорил, что Путин может начать. Байден знает, что он большей частью о Путине лжет. Он прекрасно знает, что Путин хотел мира. Байден – главный виновник войны. И он всё это знает. И он уверен в себе. И Лиз Трасс уверена в себе. Если люди являются преступниками, то они знают, кто преступник. Это как роман Агаты Кристи. Все боятся, а преступник не боится. 

«ВН»: – Уже несколько месяцев ряд аналитиков говорит, что расчет Путина сейчас – «заморозить» Европу. Президент России рассчитывает на это? 

– Это только противники так говорят. Путин говорит, мол, давайте включим «Северный поток – 2», вот он стоит. А они говорят: «Нет, мы его не включим, потому что вы хотите заморозить Европу». Это чисто военная пропаганда. Это именно ВОЕННАЯ пропаганда. Это не просто ложь, а чудовищная и наглая ложь. 

Фото: AP Photo / Ludovic Marin

«ВН»: – То есть Путин по-честному рассчитывает на победу военным путем?

– Да. Путин по-честному рассчитывает, что ему удастся сформировать такую ситуацию, когда Запад перестанет рассчитывать на победу военным путем над ним. 

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.
АКТУАЛЬНЫЕ МАТЕРИАЛЫ