«Я в цека напишу, я общественность растревожу». Почему стало модно оскорбляться

Недавно в сборнике антиутопий «Время вышло» опубликовали мой рассказ «Планета жирных котов», в котором царит гротескная, максимально абсурдная тирания. Например, там запрещено есть эклеры и быть похожим на Стравинского.

Сейчас читаю новости: кто-то оскорбился и пожаловался в прокуратуру на трек рэпера Оксимирона, на художника Позднякова (не того), на Линор Горалик…

Последний случай особенно примечателен, вот на что жалуются православные активисты:

«Творчество этого автора давно известно как аморальное: нецензурная брань, кощунство, болезненная психика»…

Копии жалобы направлены в Совфед, Госдуму, ФСБ, а также в Российскую академию наук, Российскую академию образования, Общество русской словесности и Союз православных женщин. Как писал один современный классик, «я в цека напишу, я общественность растревожу».

Слушайте, а вы много вообще знаете литераторов со стабильной психикой, алло? Вы еще на Есенина или Артюра Рембо пожалуйтесь – там, кстати, и кощунства тоже хватало.

Скажу по секрету: нам, писателям, не выдают пропуск в литературу, пока мы не предъявим справку из ПНД, подтверждающую наличие как минимум двух психических заболеваний и одной зависимости (алкогольной или наркотической – на выбор, но лучше сразу обе). Потом следует экзамен на кощунство: пока не научимся в совершенстве оскорблять одной строчкой представителей сразу всех конфессий, не видать писательского удостоверения. Самое сложное – это, конечно, аттестация на знание русского мата. Мы ведь таких слов в жизни не слышали, очень трудно воспроизвести, но мы очень стараемся.

И ладно бы оскорбляться на творчество. Искусство – оно такое, всякого может задеть, на то оно и искусство. Так недавно разнообразные активисты на голые жопы возле храмов оскорблялись. На жопы, Карл!

Я хотел как-то саркастично пошутить об этом, но тут трудно переплюнуть сам предмет шутки.

Лучше сделаю мем специально для «Ваших Новостей», вот.

А если серьезно…

В патриотических кругах принято смеяться над западными либеральными ценностями, культурой отмены, возмущенными активистами ЛГБТ и БЛМ и прочим отвратительным расовым котлом педерастии.

Какие, мол, трепетные снежинки: оскорбляются буквально на все что угодно!

Недавно вон за рубежом один трансгендер обиделся на компьютерную игру Forza Horizon 5. Она оказалась недостаточно инклюзивна: к игроку обращаются по имени, используя данные, указанные в учетной записи Microsoft. Это называется deadname («мертвое имя», то есть данное человеку при рождении, но больше им не используемое). Игрок пережил травмирующий опыт и пожаловался в сообществе геймеров.

Смешно, да? Действительно смешно.

Только вот вы тем же самым занимаетесь.

И жалуетесь не в сообщество геймеров, а в прокуратуру и ФСБ. А это как-то посерьезнее будет.

Смешные трепетные снежинки, оскорбляющиеся буквально на ветку? Да. Только вот вы ведете себя ровно так же.

Складывается ощущение, что разномастные активисты почувствовали вкус крови. Это же так легко – оскорбиться на что-то и пожаловаться на человека в прокуратуру или СК. Ты такой униженный и оскорбленный в белом пальто, а у человека проблемы. Круто.

Это, если честно, напрягает. Сегодня нельзя фотографироваться, чтобы в кадр попал храм, окей, а что оскорбит чувства активистов завтра? Костюм индюка? Лизание октаэдра? Планы по захвату Мадагаскара с помощью двух опоссумов и штангенциркуля? Памятник Егору Летову в «Майнкрафте»? Буква Г?

Абсурд – это, конечно, смешно и весело. Но это смешно и весело на бумаге, а не в жизни, когда абсурд внезапно приходит за тобой и вручает повестку.

И ведь не понимают оскорбленные в чувствах, что своими бесконечными жалобами в прокуратуру сами оскорбляют свои ценности в высшей степени. Ведь если ваши ценности может обрушить голая жопа – наверное, что-то не так в вас, а не в голой жопе.

Этот агрессивный каток абсурда следует остановить. Ничем хорошим это не закончится.

Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии