Восемь способов убить успешный бизнес. Главное из выступления Анастасии Татуловой на ПМЭФ

Основательница сети кафе «Андерсон», омбудсмен в сфере малого и среднего предпринимательства (МСП) Анастасия Татулова выступила с разгромной речью о взаимоотношениях государства и бизнеса на полях ПМЭФ-2021. Выступление предпринимателя было таким искренним и жестким, что мы выбрали восемь лучших цитат, которые доказывают, что между властью и МСП в России настоящая пропасть.

Анастасия Татулова. Фото: Ирина Бужор

Основной запрос предпринимателей

Анастасия Татулова опровергла слова одного из спикеров о том, что основной запрос предпринимателей простота и доступность мер поддержки.

– Я разочарую вас. Основной запрос предпринимателей – их всего два – это прибыльность и безопасность. Больше предпринимателю ничего не надо. Меньше всего ему нужны форумы, – сказала Татулова.

Омбудсмен подчеркивает, что ситуация не изменится, пока не появится команда, которая будет понимать МСП, или экспертный совет, который будет давать обратную связь.

Институты развития

В России появилось множество институтов развития предпринимательства. В частности МСП занимается Корпорация развития в сфере малого и среднего предпринимательства. По данным Счетной палаты, эффективность Корпорации МСП, минимальна. Татулова придерживается того же мнения.

– Изумление предпринимателей по поводу институтов, которые работают на их благо, крепнет, потому что бюджеты этих институтов равны годовой помощи, оказанной предпринимателям. Упраздните институты – нам не надо. Дайте деньгами, – заключила Татулова.

Рост теневого сектора

Почти все инициативы властей, утверждает Татулова, приводит к тому, что все больше представителей МСП уходит в тень.

– Каждые государственные телодвижения приносят только один результат – усложнение работы для цивилизованных и добросовестных участников рынка и предоставление конкурентных преимуществ теневому сектору.

Налог на фонд оплаты труда

Среди мер правительства по поддержке экономики во время пандемии коронавируса заявлялось снижение страховых взносов для МСП с 30 до 15% в части зарплат, превышающей МРОТ. По словам Татуловой, это снижение произошло только на бумаге.

– Как сказал один великий человек, средняя зарплата в стране 17 тысяч рублей. Она облагается налогом примерно в 23-24%. То есть было 30% и понизили до 24% – ну, прямо облагодетельствовали, – иронизирует омбудсмен.

Всего же с учетом НДФЛ предприниматель платит 43% налогов с зарплаты.

Рост занятости

В мае в компаниях сферы услуг наблюдался рост занятости четвертый месяц подряд. Аналитики связывали его с увеличением деловой активности. Татулова уверена, что он объясняется выдачей кредитов на выплаты зарплат.

– Рост занятости единственное с чем связан – это с тем, что давали кредиты на зарплаты. Люди быстро всех оформляли, чтобы кредит получить. Я вас уверяю, когда это закончится, все обратно отрулится, – предупреждает Татулова.

Невозможно платить такие налоги на фонд оплаты труда в человекоемких отраслях, подчеркивает омбудсмен. Это и фитнес, и гостиницы, и рестораны и ручные производства, которых очень много в России.

Рост неналоговых платежей

Кроме налогов, предприниматель платит и неналоговые отчисления – пошлины и штрафы.

– Пошлина за регистрацию дополнительного соглашения в Ростреестре в прошлом году выросла в 22 раза. Дорогие друзья, а можно просто это ведомство убрать? Тут еще денег найдется, – предложила Татулова.

Сумма штрафов с 2017 по 2019 год выросла в три раза. Количество проверок при этом уменьшилось в восемь раз. Административное давление также вынуждает бизнес уходить в тень, уверена Татулова.

– Если ты серый – тебя никто не трогает, черный – тебя никто не видит. Как только ты платишь налоги, к тебе приходят все, кому не лень, – сокрушается Татулова.

KPI надзорных ведомств и гильотина

Эффективность надзорных ведомств оценивается числом выявленных нарушений. Сотрудники Роспотребнадзора, например, получают процент от выписанных штрафов. Если общая логика такого подхода понятна – проверки проводятся более тщательно, то в российских реалиях такие KPI приводят к тому, что надзорные органы заточены на создание потенциальных нарушений, а не на решение старых.

– Люди получают бонус с суммы, собранных штрафов. Это просто доходная статья бюджета. Либо давайте мы признаемся в этом честно, либо нам надо прямо завтра сделать всего две вещи – изменить KPI людей, которые проверяют, чтобы они проводили обучение для бизнеса, и за отсутствие нарушений, – считает Татулова.

В 2020 году, когда действовал мораторий на работу надзорных органов, количество ЧП на производстве осталось на прежнем уровне. Это говорит о том, что никакой связи между проверками и инцидентами нет, уверена Татулова.

Несоразмерность штрафов и прибыльности бизнеса

Штрафы за нарушения для бизнеса обычно выписываются по статической ставки. Часто они не только не зависят от прибыльности бизнеса, но и несоразмерны с тяжестью нарушения.

– Суммы штрафов превышают прибыль в месяц или два. К тебе приходит человек без маски – 300 тысяч штраф. Кто же придумывает эти штрафы? Если у человека годовой доход 198 млн рублей, ему кажется, что 300 тысяч – это не вопрос, – заключила Татулова.

Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии