Сталин становится ближе

Для феодальной, сословно-бюрократической системы управления характерно дублирование полномочий и подчас случайное, а подчас и намеренное запутывание профиля деятельности ведомств и компетенций должностных лиц.

Монарх в феодальном раздробленном и вертикально, и горизонтально государстве не имеет настоящей силы и не может решиться, например, разогнать какое-то министерство или полностью отрешить от власти ставших ему неудобных управленцев. Вместо этого он создаёт новые органы и перераспределяет сферу полномочий, а отработанный человеческий материал переводит на синекуры.

Всё это со временем делает бюрократический аппарат донельзя громоздким и дорогостоящим: в нём на ничего не значащих, но высоко оплачиваемых должностях сидят все бывшие фавориты, а каждой отраслью одновременно управляют ведомства нескольких поколений бюрократических реформ. Кроме того, такая система становится всё менее и менее эффективной. Её польза для правящего режима только в том, что так сохраняется лояльность высшей бюрократии, пресекаются раздоры внутри «элиты», а на значимые позиции направляются персонажи, которым монарх и люди его ближайшего круга доверяют здесь и сейчас.

Их звезда тоже скоро закатится, но в реальную оппозицию они не уйдут, так как все получат новые, специально для них организованные синекуры. Исключения подтверждают правило: покойному Борису Немцову не нашлось места «советника» или «сенатора», что склонило его к радикальному протесту.

Режим выучил урок. Теперь если человека вынимают из обоймы, то направляют его сразу в тюрьму: так поступают с губернаторами и иногда даже с министрами. Но очень редко и всегда по каким-то непрозрачным основаниям. Ведь «воруют все», а почему посадили только Васечкина, непонятно. Наверняка в каком-то смысле «не поделился» или нарушил мафиозные правила. Не за нарушения же «закона» его наказывают. В это никто не поверит.

Российским регионам назначили кураторов из вице-премьеров. Аппарат правительства объясняет сотней различных способов газетам и публике, что это не дублирование компетенций. Но неубедительно. Потому что это именно дублирование компетенций. Это создание новой параллельной структуры управления регионами. Давайте бросим беглый взгляд.

Регионами руководят так называемые «губернаторы» (главы республик и так далее). Но у них недостаточно финансов, так как почти все финансы в Москве. Поэтому регионами всё равно управляет Москва. Регионы соединены в федеральные округа, в каждом округе по несколько регионов, а всего в России их восемь: Центральный, Приволжский, Сибирский, Южный, Северо-Западный, Уральский, Северо-Кавказский и Дальневосточный.

В каждом округе сидит полномочный представитель президента Российской Федерации со своим аппаратом. То есть там такое большое красивое здание, несколько этажей, все заняты красивыми девушками и хорошо одетыми мужчинами, устроиться туда на работу простому человеку, скорее всего, невозможно, у них статус государственных служащих, высокие ранги, оклады, служебные автомобили и вот это вот всё, а чем они занимаются – совершенно непонятно.

Они должны как бы координировать работу территориальных органов федеральной власти, таких как прокуратура, Росгвардия, Банк России, ФТС, Росрезерв, Роскомнадзор, Росприроднадзор. Что такое «координировать» и как именно их «координируют» – никто не может сказать. Тем более, что все территориальные органы подчиняются напрямую своим федеральным начальникам, а полпредство создаёт ситуацию ненужного двойного подчинения, но на самом деле нет, потому что всем плевать.

На правду похоже только то, что полпредство «обеспечивает единство кадровой политики» – то есть контролирует номенклатуру чиновников, чтобы никто чужой не получил случайно должность, а все свои чтобы получили должность согласно своему положению в иерархии. А как же выборность или, например, замещение должностей в результате открытого конкурса? – спросите вы. А никак. Идите лесом.

Кстати, федеральные округа – неконституционные образования. Про них ничего вообще нет в Конституции. И не надо. А зачем? У нас территориально-государственное устройство меняется по указу президента. Даже Госдуме голосовать не пришлось.

И вот теперь председатель правительства по решению президента создал ещё одну структуру управления, поверх существующих. Вице-премьерам определены, так и хочется сказать «на прокорм», свои округа, которые они будут курировать. Например, Татьяна Голикова, отвечающая за здравоохранение и образование, будет курировать Северо-Западный федеральный округ. Это потому, что у нас тут производят вакцины и есть университет. Логично же, да?

Татьяна Голикова. Фото: novokuznetsk.su

Честно говоря, само по себе «вице-премьерство» – это уже какая-то дикая непонятная компетенция. Как Голикова одновременно «отвечает» за образование и за медицину? Ведь есть соответствующие министерства. Что она делает? Ходит и приказывает министрам? Или советует? «Координирует»? Что с чем? Кого с кем? Врачей с учителями? В каком смысле она их координирует? А теперь она будет ещё курировать Северо-Западный округ.

На каждой делянке сто чиновников, а спросить не с кого, случись что – никто ни за что не отвечает, никто не виноват. Никто и не работает на самом деле. Все только щёки надувают и на машинах с мигалками катаются. При Сталине такого не было. При Сталине у каждой проблемы были своя фамилия и должность. За любой провал кто-то отвечал лично. Должностью, свободой, а иногда и жизнью. Жестоко? Да. А как ещё можно заставить бюрократию работать?

Когда человек идёт в государственное управление, он получает от государства и общества привилегии: статус, кабинет, автомобиль с водителем, много денег, власть решать вопросы, уважение и подчинение. Но это не забесплатно. Взамен он должен отвечать за результаты работы. Он должен быть готов, что его расстреляют, хотя бы по правилу децимации: если ведомство не справилось, то каждого десятого чиновника в распыл. Это справедливо, хотя и жестоко. А не готов к такому риску – не иди в управление, иди работай на обычной работе, на завод иди или в колхоз. При Сталине было так. Народ понимал и принимал. А вот «дети Арбата», семьи бюрократов, те, конечно, страдали – репрессии, 1937-й год, и всё такое.

Современная бюрократия стремится стать кастой «неприкосновенных», эдакими графьями с пожизненными и потомственными привилегиями. А трудовой народ затолкать в касту «неприкасаемых», нищих, плохо одетых и плохо пахнущих людей. Сенатор Матвиенко уже высказалась недавно, что ей противно идти в офис мимо протестующих, которые «одеты как бомжи». Неприлично одеты. Фу. Наверное, они слишком бедные. Как им не стыдно быть такими бедными?

Фото: vladtime.ru

Бюрократы хотят иметь всё и ничем за это не платить. Ничем не рисковать. Ни за что не отвечать. Но чем откровеннее в своём бесстыдстве «элиты», нынешние «дети Арбата», Кутузовского проспекта, Рублёвки, Крестовского острова и так далее, тем больше народ любит Сталина и тем чаще вспоминает Сталина добрым словом. Сталин становится ближе с каждым днём.

Рейтинг статьи
4.6 8 голоса
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
1 Комментарий
Новые
Старые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Константин
Константин
13 дней назад

При Сталине была такая же неэффективная система управления