Кинокомиксы для снежинок. Размышления по победе рисованных картинок над здравым смыслом

«Я действительно любил итальянские фильмы 60-70-х, но что случилось? Это самая настоящая трагедия! Итальянские фильмы, которые делают несколько последних лет, кажутся одинаковыми, все они говорят о мальчиках, которые взрослеют, о девочках, которые взрослеют, о парах в кризисе и о каникулах для умственно отсталых».

Квентин Тарантино.

Квентин Тарантино. Фото: kinoafisha.info

Это старая цитата, когда все только начиналось.

Наше время уже четко показало вектор: все усугубилось и будет усугубляться еще больше. Мирная жизнь, наполненная тихими радостями, теперь придает больше значения оттенкам, инфантильность возрастает, безопасность наводит скуку, отношения, выстроенные по женскому образцу, – с максимумом мозготраха и выяснительных разговоров, – становятся основным типом, психологизм диктуется психоаналитиками, нью-эйдж занимает рынки, ЛГБТ кристаллизуются в диктующий тренд.

Ну и, конечно, герои проходят какую-то арку, становясь в конце фильма иными, чем были в начале – что подразумевает, что в начале они были неполноценными. Правда, чаще всего в конце они становятся еще более неполноценными, но для современного зрителя – ощущающего собственную неполноценность – именно такой герой сегодня и интересен.

По крайней мере, в этом нас убеждают маркетологи. Лично мое мнение, что публике можно навязать что угодно, поскольку публика весьма доверчива и готова проглотить любой продукт, буде он достаточно хорошо сдобрен рекламой.

А решать, что именно скормить публике, решают, конечно, те, кого вечнозеленый Виктор Пелевин – который уже выходит из моды в том числе по причинам, обсуждаемым в этой статье, назвал дискурсмонгерами.

Виктор Пелевин. Фото: 7books.ru

Дискурсмонгеры же давно уже решили, что плебсу необходимо понизить как образовательную, так и вкусовую планку, чтобы он, плебс, был менее разборчив, более управляем и, соответственно, не создавал проблем сильным мира сего, на кого, собственно, дискурсмонгеры и работают.

Эпоха национальных и идеологических империй осталась вроде как в прошлом. А пришедшая им на смену методология транснационально капитала не подразумевает роста сознания масс ни в какую сторону. Рост самосознания масс – это всегда чревато некоторой шумихой, а деньги любят тишину.

Поэтому дискурсмонгеру велено держать тренд на упрощение и примитивизацию вообще всего, кроме, конечно, гендерного самоопределения. Тут другое дело, можно и поумножать сущности: пусть люди в этой области немного позапутываются: во-первых, это их разделяет, во-вторых, отвлекает, а в-третьих – и возможно, это полезнее всего, снижает рождаемость; читай – перенаселенность, читай – напряжение.

Дискурсмонгер же рад стараться – ломать не строить, упрощение всегда дается проще, чем усложнение. Для второго необходим уровень и багаж, а для первого разве только две-три рабочие схемы плюс ножницы.

Процесс этот запущен был еще примерно в конце семидесятых, но пока ситуацию контролировали белые цисгендерные мужчины, склонные к критическому мышлению и имеющие какой-никакой вкус, шел этот процесс медленнее, чем хотелось бы. Когда же со сцены наконец сошло поколение воевавших, противостоявших, дравшихся за гаражами и всячески идеологически заряженных, все сразу же невероятно оживилось.

Любой извод современного искусства – это, конечно, финальный аккорд дотрахивания до мышей. Клиповое восприятие, не умеющее сконцентрироваться на плане долее нескольких секунд, отсутствие культуры критического осмысления, снижение вкусового порога и закономерное выхолащивание смысла: смысл не нужен, картинка нужна.

Примитивная музыка, примитивные тексты, примитивные идеи, примитивное кино – то есть в техническом плане вполне себе норм, но по сути своей, конечно, плоское, как пятак, по которому прокатил бронепоезд.

Все и везде нивелировано до уровня комикса.

Комиксы, кто не знает, гггг, это, сцк, рисованные картинки.

Антон Арбузов — LiveJournal

Картинки. Рисованные. Если что-то непонятно, то снизу подписи. Но вообще идея комикса в том, что все должно быть понятно и без подписей. Ведь комикс в принципе был задуман как этакая книжка с картинками для детей и малограмотных. Просто в нормальной книжке иллюстрации есть дополнение к тексту, а тут – наоборот; в идеале читать вообще не надо.

Детишки любят рассматривать картинки. Даже умеющие читать – читать сложнее, картинки – проще.

Смыслы, схемы и сюжетные построения комиксов тоже достаточно примитивны – я говорю, конечно, о массовой культуре, потому что комиксы – за сто лет существования – разрослись временами и до уровня серьезного искусства, но аудитория такого рода работ стремится к нулю, а Человека-Паука знают все.

Как только не любящие читать, но любящие рассматривать картинки поколения подросли и стали платежеспособны – это произошло примерно в конце нулевых – комикс с последних страниц газет и из специализированных журналов совершил мощнейший рывок во все области искусства.

Современная музыка – это не больше чем комикс, глянцевая схема с предсказуемым сюжетом.

Современная индустрия супербестселлеров – это индустрия продажи комиксов, в любом современном сюжете мы узнаем ту же простую схему, тех же героев, ту же интригу и примерно ту же концовку; меняется только антураж.

Современное кино – повторю, массовое, а именно оно более всего говорит о состоянии дел в умах, – это, безусловно, комикс. Тренд, который уловили и оседлали в нулевых (на самом деле раньше, но там все-таки это была детская и подростковая ниша, теперь же это чудище обло, озорно, огромно, стозевно и очень громко лайяй), – Marvel и DC – стал основным.

Фото: readallcomics.com

Теперь комиксовым супергероям уже не нужно надевать плащи и обтягивающие лосины. Теперь они уже могут мимикрировать даже под «настоящее» кино, по сути своей оставаясь такими же примитивными болванками.

Новый сериал «За час до полуночи», не принятый старшим поколением, но расхваленный миллениалами – это комикс. Старперы его не приняли именно потому, что их тренд – на кино – заставляет сравнивать работу с образцами именно что кино – «Местом встречи» или «Ликвидацией», но этот сериал – не кино, он притворяется, на самом деле это глянцевая обертка, в которую завернут все тот же Марвел.

Фильм о войне «Красный призрак» – абсолютный комикс, тут даже никто не пытается притворяться, тут даже условный главный герой – безмолвный мститель чуть ли не в обтягивающих лосинах.

«Танки» – комикс. «Т-34» – комикс. «Девятаев» – комикс. «Майор Гром»… простите, занесло, тут даже никто не притворяется.

«Т-34». Фото: kino-teatr.ru

Старое поколение приходит в ужас – и есть от чего: все эти работы однозначно примитивны. Но ведь пытаются попасть в тренд и привлечь к просмотру молодого зрителя, который все, что сделано не по комиксовым канонам, уже воспринимать просто не готов.

Но кино – это бизнес, если его не будут смотреть, оно не будет окупаться. Как я не раз говорил, требовать от коммерческого кино чего-то там высокодуховного глупо – за это не платят.

Можно, конечно, похвалить авторов военного кина, пытающихся хоть таким образом рассказать молодому зрителю о войне; если тот не умеет читать, пусть хоть посмотрит картинки.

Это если стараться смотреть на вещи позитивно.

Но все-таки здравый смысл остается в некотором беспокойстве: как ни крути, ведь это все – потакание. Это – движение вниз.

А оно всегда легче движения вверх.

И чаще всего – это движение необратимо.

Больше текстов автора – здесь

Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии