К годовщине казни Николая II, или Вы не понимаете, это другое

Для начала несколько цитат, поскольку при их правильном их подборе текст начинает выглядеть намного солиднее.

«Каждый человек имеет право убить тирана, и народ не может отнять этого права ни у одного из своих граждан». Сен-Жюст.

«Право казнить тирана совершенно тождественно с правом низложить его. Как то, так и другое производится совершенно одинаково, без всяких судебных формальностей… С точки зрения свободы нет личности более подлой, с точки зрения человечности нет человека более виновного». Робеспьер.

«Смертная казнь противна законам гуманности, но если бы ее даже не существовало, то для тиранов ее следовало бы установить». Минье.

«Теракты революционеров возбуждают среди королей и императоров и их приближенных величайшее удивленное негодование, точно как будто эти люди никогда не принимали участия в убийствах, не пользовались ими, не предписывали их…» Лев Толстой.

«Мы добрых граждан позабавим,

И у позорного столпа

Кишкой последнего попа

Последнего царя удавим». Александр Пушкин.

«Ты должен быть убит, ты стал для всех бедой.

Природа выбрала тебя для завершенья

Всех богохульностей Романовской семьи». Константин Бальмонт, «Николай Последний».

Семья императора Николая II в 1915 году

Убили, значит, царя. Обычное дело, на самом деле, трудно припомнить, чтобы кто-то из царей своей смертью помирал, это такие своеобразные издержки опасной профессии. Царей (цариц) убивали все – другие цари, мужья (жены), отцы, дети, дальние родственники и не родственники вовсе, друзья, придворные, охрана; и белая кость, и голубая кровь, и черная чернь; убивали по суду и потихушечке, сажали в тюрьмы и на колы; травили и душили, рубили головы и разрывали на части чуть не руками, стреляли, резали, сжигали, морили голодом и стукали табакеркой по голове. В общем, повторю, мало кому из царей удавалось закончить свои дни в тишине и покое.

Николай Второй был из тех, кому не удалось. К этому всему сам Николай Второй приложил немало усилий, кстати говоря, да и его всевозможные родственники тоже. Впрочем, у Романовых в принципе все шло штатно, как принято в лучших домах Европы: из 20 царей и правителей было свергнуто 7 и лишь двое из них (обе женщины) умерли своей смертью. В принципе, начиная с 1730-х годов, был убит или свергнут каждый второй царь (тут вспоминается старый анекдот про статистику или закономерность, гг).

Кстати, и само трехсотлетнее царствование Романовых тоже началось с убийства царя – последнего Рюриковича из ветви, происходившей от Александра Невского, – а указ о публичном повешении четырехлетнего ребенка подписал, собственно, первый Романов – Михаил.

Считается, что в начале правления в тогдашней мутной исторической ситуации первым Романовым было не до сантиментов – но и положение с последними Романовыми случилось примерно такое же. А с царями самодержавными всегда так – либо правишь, либо убили.

И вот, каждый, значится, год в этот день происходят довольно таки однообразные дискуссии на тему «Кто убил последнего русского царя, зачем убил, по какому праву убил» ну и т. п.

Кадр из фильма «Николай и Александра»

Одна сторона вынимает из пыльных сундуков теории масонского и еврейского заговора, обосновывает диавольскую суть большевистской власти, обвиняет и укоряет, ну и призывает к покаянию, конечно, ибо без всенародного покаяния на Святой Руси порядка не настанет.

Другая сторона делится на два лагеря: один, значит, начинает оправдываться в том смысле, что, мол, не хотели, просто ну вот так вышло. И что Ленин был ни при чем, поскольку Ёбург от Москвы далёко и хозяйничали там совсем другие люди. И что деваться было некуда – белые наступали и позволить им консолидировать свои силы вокруг живого царя (и его наследника) было бы непозволительной для революции роскошью. И что сами виноваты – могли слинять, пока была возможность, но семейка там была еще та, и, как считается, западные родственнички не очень разбежались в смысле обеспечить отъезд царской семьи, так в печальном исходе не только революционеры виноваты.

Другой лагерь закусывает удила и сверкает глазами, нарочито терроризируя оппонентов: «Все сделали правильно, можем повторить».

Моя позиция, как обычно, находится чуть в стороне и налево от Большой Медведицы.

Грустные события более чем столетней давности нас, как мне кажется, слишком сильно волнуют. То есть я могу понять, когда они волнуют людей, делающих себе на этом вопросе деньги или политический капитал. Скажем, монархистов разных – я знаком, есть среди них очень симпатичные люди, ну по-своему ушибленные, да, это нормально. Или новые объединения русских дворян и российских казаков, кем бы они ни были. Или, например, претендентов на русский престол в седьмом поколении – эти забавные, но их позиция мне понятна: а вдруг выгорит? Вот это свезет так свезет!

Ну и всяческих примкнувших к ним кликуш, это отдельная тусовка, им по душе, скорее, два параллельных психологических процесса: очень они любят каяться сами – это возвышает – и нагибать каяться кого-то другого – приятненько.

А для нас, обычных, рядовых рептилий, все это иная жизнь и берег давний. Расковыривать старые болячки можно, но зачем – если, конечно, ты на этом не делаешь бизнеса и все у тебя в порядке с психикой. Мертвые давно уже похоронили своих мертвецов, все, что произошло, уже произошло, это следует принимать как некоторую данность и элемент широкого кругозора.

Все слова о том, что история чему-то учит – просто слова, вы знаете. Казней царствующих и правящих особ в ассортименте было представлено как до Николая, так и после Николая. И будет еще, вы же понимаете.

Момент, когда короля кладут головой на плаху, в вероятностной плоскости наступает уже в ту секунду, когда на него возлагают царственный венец. Быть царем – или правителем – дело опасное и рискованное. Иногда эти риски могут наступить, могут и не наступить, тут как повезет. Николай Второй, будучи, возможно, вполне симпатичным человеком сам по себе, отнесся к своим должностным обязанностям халатнее, чем следовало бы, и потому его уволили. После увольнения же директора во вверенной ему организации «Российская Империя» наступил ад и хаос, и это, в общем, тоже было следствием халатного исполнения обязанностей, ненадлежащего просчета вероятностей и плохо ведущейся бухгалтерии.

В какой-то момент жернова провернулись так, как они провернулись – могло быть иначе, случилось так; вывод традиционен: следи за собой и будь осторожен.

Жаль Николая и семью? С одной стороны, да, с другой – за время Гражданской войны страшной и мученической смертью погибло более 10 миллионов человек; справедливо ли говорить, что царскую семью должно быть жальче, чем любого из них?

Страшна и кровава была казнь?

Бесспорно, и это ничего не меняет, любая казнь по сути своей страшна и кровава, даже если это выполненная профессионалом аккуратная инъекция стерильной иглой в идеально вычищенном боксе в присутствии дипломированного врача.

Закона ли была эта казнь?

Вопрос немного из другой области, в которой, вообще-то, в принципе отказано кому-то, кроме бога, решать вопрос жизни и смерти; отдельному ли человеку, власти ли, по приговору и суду или без того и сего. Тут обычно сторонники первого лагеря как люди обычно религиозные проявляют некоторую неуклюжую изворотливость: типа, без суда нельзя, но по суду можно. То есть и по суду нельзя, но государству можно. Точнее, если государство и если по суду, и если плохой человек, то норм, а если без суда, в подвале, и человека, который лично нам нравится, то это нарушение всех законов, пошли каяться.

В общем, есть некоторая путаница, но я понимаю – в каждом отдельном случае найдется что-то «другое».

Скажем, смерть Иосифа Сталина – которая, как известно, была долгой, мучительной, происходила в полном сознании умирающего, и самое главное, – при полной информированности его коллег и соратников, которые ничего не предприняли для того, чтобы спасти его или облегчить его страдания, – тоже может рассматриваться, как казнь, казнь многочасовая, более жестокая, чем практически моментальный расстрел Николая II. Но это казнь – как бы говорят нам – кого надо казнь, Сталин был тираном и заслужил.

Я понимаю, это другое.

А вот расстрел Николае Чаушеску с женой произошел примерно в таких же условиях, как и расстрел Николая – после импровизированного суда. Кстати, вменяемые Чаушеску преступления вполне могли быть инкриминированы и Николаю II, да, впрочем, и практически всем казненным правителям, это: разрушение национальной экономики, разрушение государственных институтов и вооружённое выступление против народа и государства.

Судили их наспех и только для протокола, суд этот был, скажем выспренне, не самый праведный, решение его было ясно еще до его начала, и расстреляли их в тот же день – только что у стены уборной, а не в полуподвале.

Но это тоже совсем другое, они были тиранами и заслужили.

Но современники Николая «Кровавого» II тоже считали именно так: тиран Заслужил.

Новейшая история дала нам и других десятки подобных примеров – в отношении высших лиц государства в основном на Востоке и в Африке, конечно, а вот в отношении царьков рангом поменьше – и на более близких территориях. Ниспровержение власти как таковой имеет примерно равный смысл и последствия, меняются только масштабы.

Технически говоря, любой руководитель должен понимать, что неправильное управление и неверная оценка ситуации могут привести к обрушению всей конструкции, под обломками которой он может погибнуть первым. Тот руководитель, который остается достаточно слеп, скорее всего, будет наказан историей, иногда жестоко.

Остается вопрос нравственности: можно ли убивать. Тут, как водится, мнения разделяются и сепарация идет по множеству фактов. Все подходят по-разному: то ли убивать вообще нельзя, то ли, в целях самозащиты, можно, То ли нельзя только женщин убивать, а мужчин пожалуйста. То ли только когда есть угроза жизни и здоровью, если нарушены границы частной собственности, в ходе боевых действий, по приказу и в соответствии с выполнением должностной инструкции, в общем, мнение присяжных заседателей разделяются, и порой довольно сильно.

К 1917 году смерти Николая II хотела, в общем, практически вся Россия. Своим ловким и умелым управлением он подогрел градус ненависти к себе прямо-таки до небывалых высот. Керенский вспоминал: «Смертная казнь Николая Второго – вот яростные, иногда исступлённые требования сотен всяческих делегаций, депутаций и резолюций, являвшихся и предъявлявших их Временному правительству…». Высылка Николая с семьей из столицы была, в первую очередь, попыткой спасти его от самосуда.

Впрочем, куда бы ни отправили царя, угроза самосуда преследовала его по всей стране, и в ходе его путешествия только решительность большевистского конвоя не дала этому совершиться. История очень интересная, да, но суть ее проста: сотрудники огромной организации настолько ненавидели своего бывшего начальника, что очень хотели его линчевать.

Что и произошло.

Что и происходило в истории раньше и произойдет еще не раз.

Во многих первобытных обществах, если что шло не так, первыми приносили в жертву богам именно вождей, а от первобытных обществ ни николаевская, ни современная России недалеко ушли.

Таковы правила, увы.

Расстрел Николая II и десяти пожилых людей, детей и женщин – это печальная, жестокая, и по-своему нелепая история. Но она точно такова, как сама жизнь.

Можно ли было действовать как-то иначе? Можно ли было быть более милосердными, чтоб не проявлять такой жестокости – для одной стороны, и более осмотрительными – чтоб не попасть в такое непонятное – для другой?

На этот вопрос ответа у меня нет. Как стоик я полагаю, что все всегда происходит единственно возможным способом, и представленный результат – совершенно законченная точка сборки всех предшествовавших ему событий.

Романовых уничтожили.

Больше других для такого исхода они сделали сами.

Можно сформулировать и более понятно для сторонников первого лагеря: такова была божья воля и божье попущение. Это испытание был ниспослано нам всем. Страстотерпцы вошли в высшие чертоги. Все штатно, по-моему.

Но то же самое можно сказать и по поводу расстрелянных Николаем II в 1905 году, и в отношении каждого из погибших в Гражданской войне, правда?

Вывод традиционен.

Все, что может пожелать себе каждый из нас – не оказаться в такой ситуации. Ни на стороне жертв, ни на стороне палачей. И по возможности стараться, чтобы такой ситуации не сложилось в принципе.

Но надо понимать – если случится, история никого спрашивать не будет.

Больше текстов автора – здесь

 

Рейтинг статьи
4.5 12 голоса
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
2 комментариев
Новые
Старые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Владимир
Владимир
11 дней назад

Худший царь в истории России. Ответил кровью за кровь. Но не искупил. Потому, что на нём кровь и поломанные жизни миллионов.

Dennis Dan
Dennis Dan
11 дней назад

Автор прав. В смерти гражданина Романова виноват в первую очередь самолично царь Николай II, а точнее, институт монархического правления, представителем и жертвой которого он сам и стал. На мой взгляд, в статью стоило бы добавить известные данные о том, как и почему близкие родственники царя, в частности, британский король Георг, практически ничего не предприняли для его спасения — хотя возможности у них были, и неплохие.