Россия на революционной волне

8 месяцев назад

Я понимаю умеренных русских консерваторов, которые в последнее время настолько естественно и бесшовно срослись с системными либералами, что стало непонятно, а как мы их раньше-то различали. Эта «партия мира», в отличие от некоторых других «партий мира», есть партия искренняя, не знающая за собой никакой «измены», она желает скорейшего прекращения спецоперации, потому что вообще не видит, зачем надо было менять статус-кво, сложившийся до 22 февраля 2022 года. Ведь нормально же жили, разве нет?

Иван Ургант. Фото: Екатерина Чеснокова / РИА Новости

Да, они осознают, что при любом исходе уже никогда не будет ни как при бабушке, ни как при дедушке, но можно же вернуть хотя бы что-то? Пусть не гранты солидных западных институций, но хотя бы побольше зарубежных рейсов на табло московских аэропортов. При этом они имеют некоторые основания считать, что государство их предало. Разве оно не ставило стабильность превыше прочих своих заслуг? И вдруг такой поворот, такое отчаянное и вместе с тем явно продуманное заранее битье тарелок.

Но я совсем не понимаю тех людей, по большей части молодых и как бы энергичных, которые годами призывали к смене режима, выходили на митинги, мечтали о революции, печалились о косности населения – и вдруг, когда в стране возникла революционная ситуация, когда открылся зазор для социального творчества, заголосили «стыдно быть русским» и свалили в разные внеисторические точки мира наподобие Тбилиси и даже Ташкента.

Сбежали от истории, ментально эмигрировали на утопический остров Фукуяма. Хотя в революции всегда присутствует элемент эксгибиционизма – народ показывает, каков он есть, непонятно, почему стыд возникает именно на этом этапе, ведь не стыдно же было бесконечно мусолить затертые «вагины» на театральных сценах и в передовых журналах.

Ксения Собчак

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Зураб Джавахадзе

А революционная ситуация налицо. В самом деле, верхи не смогли жить по-старому. Не «не могут жить», а уже по факту не смогли. При этом низы тоже не хотят возврата прежней жизни и панически боятся, что верхи включат задний ход. Все, что угодно, только не возврат к былому. Это ли не запрос на революцию? Что же касается третьего признака революционной ситуации по Ленину, то и он в скором времени непременно явится: значительное повышение активности масс, в том числе под влиянием неизбежного падения уровня жизни. Может быть, это не та революция, о которой мечтали наши радикальные оппозиционеры, но история – не меню ресторана. Раз не угадали магистральный поток истории, значит, кушайте, что дают.

Понятно, что эта новая ситуация в самом начале представляет собой революцию сверху, причем до такой степени сверху, что иногда кажется личным проектом Владимира Путина или как минимум замыслом ограниченного круга лиц. На это указывает и само слово «спецоперация». «Спецраспределитель», «спецслужбы», «спецконтингент» – во всех этих словах «спец» означает некую обособленность от народа вообще. Спецоперация, таким образом, задумывалась как «государево», а не «народное» дело.

Примерно так могут понимать ситуацию некоторые чиновники. Мол, барин чудит, но делать нечего, надо исполнять. Но параллельно этому народ стал понимать происходящее как свое собственное дело – во-первых, потому что последствия этих событий чувствуют на себе практически все, а во-вторых, потому что появилась надежда на выход из тупика. 

Фейс

Фейс. Фото: vsrap.ru

Исходный замысел выглядит так, как будто российская власть, не находя в себе сил провести изменения внутри страны с опорой на чисто внутренние резоны, пошла на международное обострение, чтобы поставить страну в такую внешнюю ситуацию, которая сделала бы внутренние изменения неизбежными и направила бы их в нужную сторону. Знаменитое «путинское дзюдо»: противник все сделает за нас. И раздавит олигархов, и ослабит власть доллара, и избавит нас от своего информационного воздействия, опустив железный занавес со своей стороны.

Но это не значит, что ситуация будет непременно развиваться «по заранее утвержденным планам», причем это касается не только обстановки на фронтах, но и дел внутри страны. Прежде всего по той причине, что экстремальная встряска рождает новых лидеров. На смену героям светской хроники приходят герои в полном смысле этого слова – люди, ставящие на кон свою жизнь. На смену писателям о гендерных травмах – военкоры. На смену финансовым кутилам и воротилам – промышленники, меняющие материальную жизнь страны. Все эти люди должны занять свое законное место в обществе, снова замести их под коврик будет непросто.

Воодушевление в стране растет, но было бы наивно приписывать его мифическому «милитаристскому угару». Россия воодушевлена не перспективой территориальных захватов. Например, американцы – это такая нация, которая бурно одобряет любую военную активность своего правительства за рубежом. Русские же не таковы. Сегодня оживают и становятся понятными образы, отсылающие к нашей революционной истории – романтика Гражданской (разумеется, братоубийственной) войны, в значительной степени связанная именно с украинскими топонимами; энтузиазм на фоне разрухи; пафос строительства нового мира и вера в мировое значение происходящих событий; греза о братстве народов.

Фото: baltnews.ee

Однако актуализация этих образов, что примечательно, на этот раз не приводит к актуализации идейных линий раздела столетней давности, как это наблюдалось по гораздо менее значительным поводам в прошлом. Русские на Украине могут действовать под официальным или имперским триколором, под красным знаменем Победы, под стягом с ликом Спаса и даже под знаменем Чечни – никаких идейных споров это не вызывает. Наверное, потому что появилось главное, ради чего это делается: борьба с абсолютным злом. И здесь вступает в действие извечная мечта русского: может быть, если такое большое зло будет побеждено вне страны, внутри нее тоже станет зла поменьше?

Может, в этом случае мы и сами начнем жить честнее, справедливее, осмысленнее?

Чем бы ни закончилась спецоперация, запущенная ею волна преображения России покатится дальше. А поскольку итоговый ландшафт страны зависит от всех нас, быть сегодня русским не только не стыдно; быть русским – очень важно и дико интересно. 

Подписаться
Уведомить о
guest
1 Комментарий
Новые
Старые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Александр
Александр
7 месяцев назад

Что пьют-жрут-курят до подобного коматозного состояния мозга красные науке не ведомо. Уничтожив могучую русскую империю, убив десятки миллионов и поработив остальных, расчленив великую Россию на массу инородных анклавов из одного из них вырастив т.н. чудовищную «украину» эти патологические русофобы опять камлают некую «»р-р-р-революцию», их фирменное блюдо «грабь награбленное», «круши», «убивай»… А между тем ни малейших признаков не то что бы беспорядков, но и недостач нет (что при красных при их вечном дефиците-голодухе было немыслимо), но лишь очередной эшелон жидвы свалил на Запад. Сам… Куда б теперь красных провокаторов — сталиноидов сплавить? Никому вот только нах. не нужны опасные дегенераты… Вот задача задач. Сами то они вольготно присосались на теле ненавидимой ими России…

Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.
АКТУАЛЬНЫЕ МАТЕРИАЛЫ