«Ромул Великий» в театре на Юго-Западе

Несмотря на сложности, связанные с ограничением числа зрителей, театр на Юго-Западе решил рискнуть и завершить сезон на ударной ноте – премьерой по пьесе Фридриха Дюрренматта «Ромул Великий». Точнее, как нам пояснили в театре, в июле пройдут предпремьерные показы, а полноценная премьера состоится уже в сентябре.

Фото Сергея Тупталова

Дюрренматта я люблю с давних пор – за его парадоксальный ум, за юмор, за смелость, за доскональное знание человеческой души. Бывают драматурги, обещающие невероятные глубины и чуть ли не океаны смыслов, которые на поверку оказываются лужицей ловко перелицованных прописных истин; бывают драматурги, которых до небес превозносят за оригинальность, в которой, если присмотреться, оригинального не больше, чем в тарелке вчерашнего борща.

А Дюрренматт непритворно умеет быть и глубоким, и оригинальным, и – что для театра немаловажно – он никогда не дает скучать.

И вот, не угодно ли, «Ромул Великий»: Римская империя на краю пропасти, германцы наступают, а император Ромул вроде бы беспокоится только о том, хорошо ли несутся его куры. Им он словно в насмешку дал имена своих предшественников, великих и не очень римских императоров, и с глубокомысленным видом рассуждает, какой император несется лучше, а от кого никакой пользы для яичницы. Казалось бы, ну что нашему зрителю Римская империя – и уж тем более проблемы какого-то взбалмошного правителя? Но пьеса выстроена настолько мастерски, что затронутые в ней темы отражают и преломляют сегодняшний день и так или иначе касаются каждого из нас. Мир на грани катастрофы, мир и война, власть капитала, любовь и предательство, история как движущая сила – и это все в одной пьесе, и это все Фридрих Дюрренматт.

У обычных драматургов, рискни они всерьез коснуться подобных тем, герои тотчас впадают в вымученный пафос и диалоги становятся тяжелыми, как свинец. Ничего подобного с Дюрренматтом не происходит – должно быть, потому, что он гений. Дюрренматтовские диалоги, его восхитительные реплики можно цитировать бесконечно. «Государь, наше положение такое отчаянное, что о деньгах уже никто не думает» – каково, а? Или: «Военное положение я обсуждаю только со своим парикмахером. Он единственный, кто хоть что-то в этом смыслит», – это, само собой, произносит Ромул, император, герой и заложник истории.

Одной из главных тем пьесы является противостояние человека и власти – но Дюрренматт не был бы Дюрренматтом, если бы написал просто очередную вариацию сюжета о том, как власть порабощает и ломает человеческую личность. В «Ромуле Великом» человек и власть сосредоточены в одном лице, человек борется против власти, воплощением которой сам и является – и этот оригинальный ход в какой-то момент переворачивает происходящее с ног на голову.

Новую постановку Олега Леушина отличает замечательное единство визуального воплощения: бело-черно-красные оттенки одежд, декораций, грима, париков создают графически четкую, плотную картину, отчасти напоминающую об античных скульптурах и колоннах. Скульптурное ощущение усиливают вставные пластические номера, в то время как хореография Ирины Скрипкиной и сопровождающие действие танцы подчеркивают тревожность происходящего.

Актеры обжились в фантасмагорическом мире Дюрренматта (ибо в его Римской империи имеются рыцари, издают законы о правах портовых рабочих и со знанием дела рассуждают о капитализме) и играют ярко, страстно, вдохновенно. Заглавную роль исполняет Олег Леушин, императрицу Юлию играет Карина Дымонт, их дочь Рею – Ксения Ефремова, ее жениха Эмилиана, бежавшего из германского плена, – Денис Нагретдинов, Зенона, императора Восточной империи – Андрей Санников, вождя германцев Одоакра – Фарид Тагиев, а еще есть министры, торговцы, слуги – и Теодорих, одержимый идеей завоеваний племянник Одоакра. С линией Теодориха связано единственное значимое изменение в тексте пьесы – ее финал, и хотя обычно зрители не любят отступлений от авторского текста, финал их не разочарует.

Показанный под занавес сезона «Ромул Великий» стал – для меня, по крайней мере, – одним из самых ярких впечатлений этого самого сезона. Это прекрасная работа и достойное воплощение замечательной пьесы, умной, многоплановой и крайне непростой для постановки. И так как Дюрренматта в наших театрах много не бывает, так и хочется сказать: больше Дюрренматтов, хороших и разных.

Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии