Работайте, братья!

1 месяц назад

С утра вал звонков с просьбой прокомментировать «юбилей» – шесть месяцев войны. Вот честно, не вижу смысла в этой магии чисел! Уже на третьи сутки проведения СВО, так окрестили эту войну, стало ясно, что рассказы про десять дней на взятие Киева – это высокооктановый бред! И я тогда же неоднократно об этом говорил. Потом заговорили о трёх месяцах кампании – до конца мая. Признаюсь, этот срок я считал вполне реальным. И сегодня, спустя полгода, убеждён, что если бы не беспрецедентное вмешательство на стороне Украины США и НАТО, этот срок был бы вполне достаточным для военного разгрома ВСУ.

Сергей Шойгу. Фото: Коммерсантъ / Дмитрий Коротаев

Уже в мае боеспособность Украины определялась финансовой, военно-технической и политической помощью США и их союзников. А к сегодняшнему дню она определяющая составная ведущейся войны. Фактически это третья мировая война, в которой на территории Украины США и НАТО воюют против России украинскими «юнитами».

Можно ли считать просчётом такую ошибку в оценке боеспособности ВСУ и недооценку решимости американцев вмешаться в войну? Безусловно! Очевидно, что в политическом руководстве страны перед началом войны существовала иллюзия, что всё решится быстро и без большой крови. Что на Украине достаточно пророссийских сил, готовых по сигналу взять власть в руки и сокрушить киевский режим. В этом нас старательно убеждали сотни украинских политических эмигрантов, нашедших у нас убежище от киевских нацистов, с этим приезжали в Москву видные украинские оппозиционеры, это же лукаво предсказывали и многие западные «аналитики». Что из этого вышло – мы видим.

Могли ли мы избежать войны?

Сегодня со всей отчётливостью я понимаю, что нет, не могли! Все решения были заложены ещё в 2014 году, после переворота в Киеве и начала гражданской войны на Донбассе. Непримиримые противоречия между Россией и США не оставили никакого другого выхода. Американцам было необходимо любой ценой остановить и отбросить Россию, не дать ей стать полноценным политическим конкурентом на мировом Олимпе. Для нас критически важным было вернуть себе статус сверхдержавы и сохранить контроль над бывшим постсоветским пространством как зоной своих жизненных интересов, без которой эффективное экономическое развитие невозможно. Собственно, подготовка к нынешней войне началась тогда, и все следующие восемь лет она велась всё ускоряющимися темпами обеими сторонами.

Владимир Зеленский. Фото: president.gov.ua

Что происходит сегодня?

Сегодня Украина изо всех сил пытается удержать войну в рамках концепции «окопной войны» по образцу Первой мировой войны – тупиковое противостояние фронтов, в котором каждое продвижение вперёд оплачивается противником ценой огромных потерь в живой силе и технике. До середины августа это удавалось делать только с помощью непрерывного вброса всё новых и новых пополнений (фактически мобилизация «нон-стоп», по образу советской лета – осени 1941 года) и опоры на создававшиеся много лет пограничные оборонительные укрепрайоны, а также непрерывной военно-технической поддержки НАТО и США. Но в середине августа главная полоса обороны под Донецком была взломана, и сейчас ВС РФ медленно развивают наступление на Славянск – Краматорск, после взятия которых полная потеря Донбасса станет свершившимся фактом.

Постепенно нивелируется и численное превосходство ВСУ над российской группировкой, составлявшее в марте 3 к 1, в июле 2 к 1. Сегодня это превосходство упало до 1,5 к 1. При этом на стороне России – то, что теперь у нас на фронт отправляются части, укомплектованные исключительно добровольцами, прошедшими полный цикл боевого обучения и слаживания, в то время как большая часть украинских пополнений это практически необученная «тероборона», которая уже под огнём, неся огромные потери, приобретает боевой опыт. 

Второй проблемой ВСУ является острый дефицит вооружений. Особенно тяжёлых и высокотехнологичных. Украинский ВПК практически уничтожен. Производство ракет, танков, артиллерийских систем и ещё длинного списка вооружений прекращено. Поставки же западного оружия сейчас даже наполовину не покрывают потери, и Киев непрерывно просит новое и новое оружие.

Джо Байден. Фото: AP Photo/Charlie Neibergall

Запад его даёт, но в чрезвычайно малых количествах, просто потому, что взять его просто негде. Европейские арсеналы опустошены и обеспечивают лишь собственные армии. США также вынуждены выделять Украине вооружение из состава своих резервов, созданных на случай большой войны. А её перспектива уже не выглядит чем-то невозможным.

В этих условиях Украине критически важно удержать нынешнюю линию фронта на месте ещё не менее шести месяцев, надеясь, что за эти месяцы ВПК США и европейских стран начнёт производить достаточно вооружений для нужд ВСУ. Одновременно с этим развернутые на территории Англии, Польши, Чехии, Румынии, Швеции центры подготовки украинских войск смогут начать покрывать потери на фронте обученными войсками и даже создадут возможность накопить резервы для контрнаступления.

Фактически это всё та же концепция «окопного тупика», разве что с небольшими вкраплениями неких контрударов. В основном для пропагандистского эффекта. Серьёзного ресурса для нанесения военного поражения России у Украины просто нет.

Солдаты ВСУ. Фото: МО Украины

Для нас же критически важно максимально использовать наше военно-техническое превосходство на поле боя и нанести ВСУ полное поражение на донецком направлении, освободить Донбасс и перейти к операциям по освобождению Николаева – Одессы, Харькова и Днепропетровска. Для этого нужно максимально увеличить наши ударные группировки и не давать противнику возможности закрепляться на новых рубежах и продолжать наступать, не давая украинскому командованию реализовать планы «окопного тупика».

Выбранная нашим командованием концепция создания нового войскового объединения – конгломерата республиканских корпусов, ЧВК, добровольческих формирований и регулярных войск максимально отвечает условиям нынешней войны. И военные успехи последних недель этому свидетельство.

Поэтому оценивать военную кампанию по итогам шести месяцев я считаю просто недальновидным. Эта война, как и любая другая, лишь снова подтвердила старую истину, что в реальности всё всегда идет не так, как это было нарисовано на картах. У нас не получилось за три месяца сокрушить Украину, но и Киев никак не думал, что полностью потеряет выход к Азовскому морю, потеряет Херсон, Мариуполь, огромные территории под Харьковом, Запорожьем, Николаевом и будет, умываясь кровью, отползать с «Восточного вала» под Донецком.

Фото: Минобороны РФ/ТАСС

Сегодня, спустя шесть месяцев, уже очевидно, что одержать военную победу над Россией Киев не сможет ни при каких обстоятельствах, а вот мы должны и обязаны победить.

Сейчас у нас для этого есть все возможности – накопленный боевой опыт, техническое превосходство, вышедший на максимальные обороты ВПК, политическая воля и мощный военный кулак. И поэтому свой анализ шести месяцев войны я закончу словами Героя России лейтенанта Магомеда Нурбагандова: «Работайте, братья!»

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.
АКТУАЛЬНЫЕ МАТЕРИАЛЫ