Покушение на Захара Прилепина в зеркалах западной прессы

10 месяцев назад

Произошедшее 6 мая покушение на Захара Прилепина, в результате которого писатель получил ранения, а его охранник Александр Шубин погиб, не осталось незамеченным западными СМИ, которые на все лады принялись обсуждать происшедшее.

Любопытно сравнить различные методы преподнесения новостей публике, начиная с заголовков и кончая использованием слов вроде «националист» и «ультранационалист», которые призваны внушить западной аудитории негативное отношение к герою, несмотря на обстоятельства («националист» — слово-маркер, которое подразумевает активное неодобрение, нечто вроде черной метки; например, во Франции Марин Ле Пен именовали, именуют и всегда будут именовать «националисткой», какую бы политику она ни проводила).

«Нью Йорк Пост» ограничился сухим перечислением фактов в материале, озаглавленном «Прокремлевский писатель Захар Прилепин ранен в России при взрыве машины». Автор очень старается не допускать выражений типа «террористический акт» и «террористическая атака», которые подразумевают наличие террористов, но ему все же приходится упоминать их, — правда, лишь когда он ссылается на слова российских представителей. Также из материала можно узнать, что «Справедливая Россия», оказывается — «националистическая» партия и что покушение произошло в 250 милях от Москвы.

«Нью Йорк Таймс» сообщил о том, что ранен «известный русский писатель-националист», который защищал «империалистическую внешнюю политику Москвы». Любопытно, что многие из нас помнят еще одну страну, где слова «империалист» и «империалистический» использовались в прессе как негативные маркеры, и это был Советский Союз. Теперь империалистами признали нас, так что волей-неволей придется соответствовать.

«Вашингтон пост» также не стал изобретать велосипед и обозначил в своем материале Прилепина как «русского националистического писателя» и «активного сторонника действий Кремля на Украине». Все эти статьи пересказывают либо цитируют официальные сообщения информагентств, российских и украинских политиков, заявления официальных лиц из телеграма и иных источников. Тем не менее любопытно отметить один мелкий, однако очень важный факт.

Ни один автор не упоминает о том, что в машине также находилась дочь писателя и что она по чистой случайности вышла за считанные минуты до взрыва. Ни один не пишет, что она вполне могла стать еще одной жертвой, хотя, когда видишь фото того, что осталось от машины, такой вывод напрашивается сам собой. Такое умолчание со стороны западных журналистов вовсе не случайно. Потому что западный обыватель, какой бы он ни был, крайне негативно относится к убийствам детей и угрозам в адрес детей — и упоминание о том, что в машине находилась дочь Прилепина, грозит перечеркнуть впечатление от заботливо расставленных по тексту выражений типа «националист» и «сторонник Кремля». А если какой-то факт может нарушить общую картину, проще его не упоминать вообще.

Не говорит о дочери писателя и британский «Гардиан». Автор его выдал стандартную компиляцию фактов из официальных источников, отметив среди прочего, что у Захара Прилепина 300 тысяч подписчиков в телеграмме, свой собственный сайт и канал на Ютьюбе.

Журналист «Би-Би-Си» (англоязычная версия) в своем материале написал: «Являясь одним из самых популярных русских писателей, Прилепин также известен своей поддержкой российской ультранационалистической политики. Ветеран кровавых войн 90-х в Чечне признавался, что сражался на стороне пророссийских сепаратистов на востоке Украины. Он призывал к возвращению Киева России. В прошлом году группа, основанная Прилепиным, призвала власти «очистить культурное пространство» от всех, кто негативно относится к конфликту».

Сайт французского телеканала TF1 по случаю покушения выдает интересующимся то, что автор считает подробной справкой о Захаре Прилепине — досадно, впрочем, что написан материал с грамматическими ошибками, хотя это первый канал их телевидения. «Писатель на службе Кремля на Украине, русский автор и медиа-фигура Захар Прилепин был тяжело ранен во время атаки с применением взрывчатки».

Далее мы узнаем, что он «один из голосов Кремля» (кажется, некоему Пескову пора на пенсию) и «один из заправил культурной чистки, предпринятой в России, где диссидентов преследуют, бросают в тюрьму или вынуждают покинуть страну». Судя по выбору слов, источником этого утверждения стал кто-то из российских эмигрантов старшего поколения: чистки в сочетании с диссидентами встретишь во французском тексте не так уж часто. На вопрос о том, зачем тогда Захар Прилепин, будучи столь влиятельной фигурой — одновременно голосом Кремля и гонителем диссидентов — уехал добровольцем в зону военных действий, материал почему-то ответа не дает.

«Фигаро» назвал Прилепина «свирепым сторонником военных действий против Украины» и «успешным писателем, которого переводили на Западе и который стал выразителем интересов ультранационалистов». «Автор романов и рассказов, основанных на его жизненном опыте, в особенности в зонах военных действий, он активно участвует в патриотических и традиционалистских движениях России… До того, как стать сторонником Владимира Путина, этот ветеран чеченских войн одно время находился в оппозиции в числе соратников скандального писателя Эдуарда Лимонова».

«Экспресс» назвал Прилепина «писателем-солдатом», которого «одно время хвалила западная критика, до того как он пером и «калашниковым» стал защищать дело Кремля на Украине».

«Его книги, описывающие войну и жизнь в российской провинции, продаются с успехом». «Он сравнивает себя с Львом Толстым и Михаилом Лермонтовым, которые воевали до того, как стали писателями. Он считает, что сейчас они оба могли бы присоединиться к российским войскам на Украине».

Если англоязычные материалы пересказывают сведения из источников, с незначительными вариациями, но четко придерживаясь генеральной линии, французские чуть поживее, и хотя их авторы книг Захара Прилепина не читали, они все же дали себе труд просмотреть пару рецензий. Впрочем, Франция — такая же часть западного мира, и штампы ставит точно так же: сторонник Кремля, пророссийский, «под санкциями с февраля 22 года». И нигде ни слова, осуждающего теракт — в отличие от реакции на прошлогоднее нападение на Салмана Рушди, например. Тогда все прямо толпами ринулись осуждать, особенно в начале, когда думали, что напавшего на Рушди подослали из Ирана. Потому что для Запада всегда есть свои и есть чужие. И чужих ему не жалко. Никогда.

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
АКТУАЛЬНЫЕ МАТЕРИАЛЫ