Орбан бежит впереди паровоза

1 месяц назад

Минувшие выборы в Европарламент отчётливо показали, что Европа начинает праветь (особенно что касается лидеров Евросоюза – Франции, где Макрон даже распустил Национальное собрание, и Германии, там второе место заняла ультраправая «Альтернатива для Германии», которую не раз обвиняли в связях с Россией). Но скажутся ли эти изменения на отношении ЕС к Украине, к конфликту с РФ?

США. Вашингтон. Президент США Дональд Трамп (слева) и премьер-министр Венгрии Виктор Орбан (справа) во время встречи в Белом доме. AP Photo/Manuel Balce Ceneta/ТАСС

Например, премьер-министр Венгрии Виктор Орбан полагает, что да. По его мнению, победой правых (имеется в виду ситуация в ряде национальных государств) удалось «замедлить поезд», мчавший Европу к войне, причем с перспективой его полной остановки: «Потому что во Франции, которая была страной, которая наиболее решительно выступала за войну, произошло политическое землетрясение. <…> Сторонники мира победили с такой огромной силой и большим количеством голосов. Если партии, выступающие за мир, смогут победить и на парламентских выборах, то, я думаю, мы выиграем первую половину… Теперь ждем Трампа, чтобы он в США принес вторую половину, и тогда наступит мир», – заявил он, комментируя итоги выборов в Европарламент.

Ну тут Орбан явно выдает желаемое за действительное. Вряд ли сейчас стоит говорить о каком-то «замедлении»: поезд как несся, так и несётся, причем не в сторону реальной войны, но войны воображаемой (очевидно, что всамделишная война Европе не нужна: ни ее производственные мощности, ни социальная обстановка, ни экономические предпосылки не предрасполагают к конфликту; Европе нужна угроза этого конфликта, затяжная предвоенная ситуация, которая, по всей видимости, и станет триггером перехода – на роль которого ранее претендовали пандемия коронавируса с ее «цифровым концлагерем» и ситуация с изменением климата – к новой реальности, основанной на новой идеологической парадигме).

Почему так?

Во-первых, как уже было сказано выше, обострение отношений с РФ по украинскому треку должно, вероятно, стать трамплином к новой действительности (новой нормальности), охватывающей не только идеологическую, но вообще все сферы человеческого существования (прежде всего – на Западе, что обосновывается исчерпанием возможностей / запаса прочности той капиталистической модели, в рамках которой Запад развивался, начиная с где-то индустриальной революции) без исключения.

Во-вторых, Орбан отчётливо делает ставку на Трампа как той силы, которая может положить конец российско-украинскому конфликту (и в этом плане можно предположить, что и многие правые в Европе ориентируются на его победу). Но Трамп непредсказуем. Ещё неизвестно, как сложится геополитическая обстановка к президентским выборам в США (есть, конечно, наиболее вероятные сценарии, но исключать ничего нельзя). И если Трампу по каким-то причинам будет выгодна эскалация конфликта, он не преминет ею воспользоваться, какие бы риски (вплоть до третьей мировой с использованием ядерного оружия) она – эта эскалация – не несла. Или вполне может продолжить политику администрации Байдена, если его позиция по отношения к РФ ухудшатся.

В-третьих, говоря о победе правых, нужно иметь в виду, что она случилась лишь в ряде национальных государств, но не на уровне Евросоюза (центристские Европейская народная партия (ЕНП), «Прогрессивный альянс социалистов и демократов» и либерально-консервативная группа «Обновляя Европу» взяли больше половины мандатов в Европарламенте, что вполне может обернуться вторым сроком Урсулы фон дер Ляйен, отличающейся ястребиной позицией по отношению к РФ, на посту главы Еврокомиссии). Да, усиление позиций правых может вылиться в дополнительные трудности для леволибералов, но вряд ли как-то фундаментально повлияет на общий тренд (это хорошо просматривается по той же Венгрии, которая хоть и создаёт время от времени препоны, то блокируя Киеву транши, то задерживая выход очередного пакета санкций, но в конечном счёте вынужденно поддерживает общую направленность внешней политики ЕС).

В-четвёртых, если в той же Франции к власти придут правые, не факт, что это что-то изменит, потому что: а) внешняя политика находится в компетенции президента, а не премьера, которым может стать Марин Ле Пен; б) ястребиная позиция Парижа – она была и есть больше на словах: ни к каким действительно радикальным сдвигам по украинскому треку пока громкие высказывания Макрона не привели: Франция не то что не ввела свои войска, но даже покамест отказалась от идеи отправки тренировочных миссий, чем пугал Макрон.

В-пятых, совсем не очевидно, что в случае прихода к власти правых (и не только во Франции, но и, допустим, в Нидерландах и Германии) их жёсткая риторика не смягчится (как показывает случай с той же Джорджи Мелони, чья резкая позиция по отношению к Брюсселю после ее избрания на пост премьер-министра Италии претерпела очень существенные изменения). Очень многие страны (к примеру, та же Италия или Венгрия) серьезно зависят от финансовой помощи ЕС, поэтому жёсткой конфронтации ждать вряд ли стоит (гипотетически на такое могут отважиться лишь Германия и Франция, но для этого нужно, чтобы правые встали во главе, а ближайшие выборы – лишь в Германии, и то в следующем году, Макрон же, как передает радиостанция Europe 1, опроверг слухи о своей возможной отставке в случае победы правых на парламентских выборах).

И, наконец, в-шестых, в стане правых нет единства: позиции по Украине, допустим, у Будапешта и Рима – они значительно разнятся (так, Орбан выступает за прекращение военной помощи Незалежной и скорейшее урегулирование российско-украинского конфликта, Мелони – за продолжение поддержки, но без прямого участия стран НАТО в конфликте).

Таким образом, Орбан, говоря о «замедлении», явно бежит впереди паровоза. Тут вернее было бы говорить о создании ряда предпосылок для этого «замедления», которые ещё неизвестно, актуализируются или нет. И это нисколько не противоречит общему тренду с правым поворотом. Так как надо понимать, что: 1) он больше нужен для самой Европы; 2) тренд на ослабление РФ остаётся в повестке как одна из политических констант Запада.

Для той же Европы свет клином на Украине не сошёлся. Это – лишь частность, составная общего тренда, но никак не экзистенциальная проблема (о чем говорят как объемы военной помощи, так и нежелание европейских государств посылать свои войска на территорию Незалежной, которое, нежелание то есть, они с успехом маскируют опасениями по эскалации и втягиванию Европы в прямое военное столкновение с РФ). Поэтому пока ситуация по украинскому треку будет развиваться практически так же, как она развивалась до этого и как могла бы в случае провала правых. То есть без заметных изменений. Строго по плану.



Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
АКТУАЛЬНЫЕ МАТЕРИАЛЫ