Кремль выдал свидетельство о смерти ЛДПР

2 недели назад

А вот это назначение – имею в виду переброску Михаила Дегтярёва с позиции губернатора Хабаровского края на позицию министра спорта – могло стать знаковым. Но не стало. Даже рядовым. Эффект комизма помешал. Связанный как персонально с личностью главы нового министра, так и партии, к которой он принадлежит, – ЛДПР.

Михаил Дегтярев. Фото: Сергей Савостьянов / ТАСС

Но сначала о том, почему могло стать знаковым. Да потому, что раньше на министерских должностях и вообще сопоставимых с оными представителей других парламентских партий, окромя «Единой Россия» (за редким, редким исключением, например, пресс-секретарь президента Дмитрий Песков является членом ЛДПР) не было. Это был точно показатель единства правительственной команды (ну и одновременно прозрачный намёк, что ничего хорошего ждать от него, правительства то есть, не надо), демонстрация того, что чужих среди нас нет. И назначение на столь высокий пост представителя парламентской оппозиции стало бы свидетельством демократизации управленческого блока и шире – всей властной вертикали. А следовательно, приход на подобные позиции справедливороссов и коммунистов.

Но. Изменение это носит не стратегический, а сугубо частный, единичный характер. Дегтярёв – фигура не субъектная, не оппозиционная власти. Он полностью и абсолютно системный политик, причем очень покладистый: о чем, допустим, говорит кейс с Фургалом и его губернаторство, когда Дегтярёв был командирован, чтобы, с одной стороны, приглушить протесты, а с другой – указать недовольным среди жителей региона (их впоследствии отнесли к террористам и экстремистам) на их место. Мол, вот вам либерал-демократ, замена предыдущего, но какой либерал-демократ (нового губернатора считали не иначе как «банщиком Жириновского», на этот счёт были соответствующие фотографии, на основе которых росли не самые приятные для нового назначенца слухи). На такую должность реальный политик, для которого бы репутация имела вес, не поехал ни за что, но в России, увы, репутация среди высшего руководства мало что значит (иначе отставок было бы немереное количество).

И со своими задачами Дегтярёв справился, поэтому перевод в федеральный центр был вполне закономерен (плюс, по слухам, новому назначению в известной степени подсобили Ротенберги, которым в роли губернатора Дегтярёв подсобил в плане бизнеса).

И да, новая должность звучит красиво, но в связи с санкциями и недопуском России на европейские соревнования (это вам не времена Мутко с его допинговыми историями!) потенциал новой должности на сегодняшний момент не представляется чем-то большим и весомым. Так что бойни из-за нее не было. Это – что касается самого Дегтярёва.

Тут есть и ещё один момент: министерское кресло получил не коммунист (КПРФ хотя бы пытаются иногда показать свою оппозиционность), а либерал-демократ. Детище Жириновского субъектностью никогда не отличалось. Несмотря на все порой громкие заявления Владимира Вольфовича, партия в конце концов поддерживала все решения власти, когда это было нужно (в вопросе повышения пенсионного возраста позиция ЛДПР, которая выступала против, ничего не решала). Можно сказать, что ЛДПР в последнее время была таким своеобразным отделением «Единой Россия». После начала СВО и кончины Жириновского партия перестала даже играть роль оппозиции: Леонид Слуцкий, новый лидер ЛДПР, по всей видимости, полностью находится под контролем администрации президента и действует исключительно в рамках тех директив, что АП спускает партии.

Поэтому, по сути, назначение Дегтярёва можно рассматривать в качестве официального свидетельства о смерти ЛДПР (имела бы вес и боялись ее во власти – не назначили бы). Либерал-демократы стали своими. Покамест ещё не в доску (иначе место было более ресурсное и назначенец более серьезным), но все движется именно в этом направлении.



Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
АКТУАЛЬНЫЕ МАТЕРИАЛЫ