Накормите молоха

Итак, осужден на 22,5 года Дерек Шовин, американский полицейский, ставший всемирно известным после своего трагического дежурства 25 мая 2020 года. Заодно он сделал известным и двухметрового рецидивиста Джорджа Перри Флойда-младшего, правда, посмертно.

Фото: indianexpress.com

Также последствиями этой известной истории стали серии черных бунтов в Америке, зарождение движения BLM, принуждение футболистов вставать на одно колено, а также неплохие дивиденды двум семьям и пятерым детям Флойда; в каком-то смысле, лучшее, что он смог для них сделать в жизни – это умереть.

Этот сюжет всем известен, он, конечно, не без мутности, но свои 22,5 года Шовин таки получил: это самый большой срок, к которому когда-либо был приговорен полицейский в истории штата Миннесота. Сел он сразу по трем обвинениям: убийство второй степени (нанесение тяжких телесных повреждений, повлекших смерть), убийство третьей степени (по неосторожности) и убийство по неосторожности третьей степени (при задержании Флойда Шовин пошел на «неразумный риск» для его здоровья).

Активисты BLM, политические и общественные деятели с большим воодушевлением поприветствовали это решение суда и сейчас сожалеют только о том, что срок маловат.

Актер Джордж Такэй конкретизировал: «Я хочу для Шовина не менее 40 лет», а добродушный Пирс Морган, бывший ведущий программы «Доброе утро, Британия» пожелал Шовину «сгнить в тюрьме».

С присущим им великодушием, как обычно, выступили милые добрые женщины. Например, Алиса Милано в «Твиттере» написала, что «22,5 лет недостаточно». Больше крови пожелали также звезда сериала «Поза» Билли Портер, сценаристка и комик Кэти Гриффин, режиссерка и активистка Ава Дюверней, актриса Роазнна Аркетт, журналистка Джой Рид и мать Бейонсе Тина Ноулз.

Но есть и хорошие новости: только учрежденный после смерти Флойда фонд Black Lives Matter в 2020 году получил более 90 миллионов долларов. Капля дегтя в том, что бабло в итоге все куда-то подевалось, а одну из основателей фонда, Патрисс Хан-Каллорс, обвинили в мошенничестве, найдя у нее у нее недвижимости на сумму более $3,2 млн: три дома в Калифорнии, дом на Багамах и ранчо с самолетным ангаром. Калифорнийские дома, кстати, были куплены в престижных «белых» районах с низким уровнем «черной» преступности. Тетушка недавно заявила, что уходит с поста в BLM, но с обвинениями в мошенничестве это никак не связано.

Тут можно, конечно, поухмыляться, но на самом деле все намного интереснее, о чем ниже.

Все это просто была вводная часть для тех, кто только что подключился. Я не хочу тут говорить о том, насколько был виноват Шовин или опасен Флойд, насколько справедлив приговор и т. п. Не знаю, меня там не было. Суд решил, а разнообразной информации по сюжету в сети полно, кому надо – читайте. Я хотел о другом.

Нельзя говорить, как часто делают, что именно история с Флойдом спровоцировала всю эту дискотеку с черными бунтами и последующими хаотичными метаниями Америки. То есть ситуация с нищими черными парнями в Америке сложная, да, но ведь она не сложнее ситуации с нищими белыми парнями. Из гетто, из трущоб, из маленьких городков, «ржавого пояса» и трущоб путь один для кого угодно, без оглядки на цвет кожи. И этот путь печален и обычно короток: алкоголь, наркота, криминал, тюрьма, суицид, гибель.

И Флойд, и Шовин, по сути, находились с одной стороны сегрегационного раздела, и у них много общего. Разница в возрасте всего в три года, оба уроженцы маленьких городков, оба выросли в неполных семьях, оба – в попытках удержаться на плаву – хватались за любую работу, обоих бросили жены (Шовина даже дважды: вторая жена, в рамках поддержки и заботы, развелась с ним за день до ареста). Они – Флойд и Шовин – даже в одном и том же клубе охранниками подрабатывали, правда, в разные смены. А могли бы и в одну, и тогда, возможно, были бы друзьями.

Однако система развела их по разные стороны баррикад. Кстати, можно допустить, что все могло быть и наоборот: это Шовина могло занести в наркоманию и криминал, а Флойда – после его спортивных успехов – в полицию.

Однако все фантастика, а по факту система отработала четко: они могли бы стать друзьями, но теперь один – труп, а второй – сел. Пусть банально, но от этого не менее правдиво: капитализм – это всегда сегрегация, поляризация общества и эксплуатация меньшинства большинством; а в процессе – постоянные трагедии наподобие этой.

Но, разумеется, статья писалась не для перечисления банальностей (которые почему-то до сих пор не всем очевидны).

Почему такой размах это противостояние – «белое-черное» – получило именно сейчас?

Фото: pravda.com.ua

Полицейское насилие было всегда, превышение полномочий было всегда, не проходит и года, чтобы кого-нибудь случайно не пристрелили. Сегрегация была всегда, черные бунты были всегда, достаточно вспомнить Лос-Анджелес – 1965 (Уотс), Детройт-1967 или тот же Лос-Анджелес – 1992, почему именно сейчас произошел взрыв?..

Казус Флойда не спровоцировал ситуацию, но был использован для создания ситуации.

Сама база и структура американского – да и любого капиталистического – общества такова, что на различных дихотомиях типа «черное-белое» делались и будут делаться большие деньги. Экономическая ситуация всегда требует перераспределения капитала. Схемы такого перераспределения очень разнообразны, а поводом для выстраивания новых схем может послужить что угодно. И если старые схемы больше не работают, изворотливый буржуй всегда придумает новые, часто – оседлав какой-то социальный заказ, а при его отсутствии – и сформировав его.

Дело в том, что перегретый рынок, чтобы избежать инфляции, вынужден прятать деньги и уменьшать денежную массу, а частные акторы процесса – изобретать все новые способы перераспределения доходов; желательно, максимально незаметные.

Когда-то это примитивно решалось использованием закрытых номерных счетов. На этом, кстати, поднялись горцы Швейцарии, традиционно бедной страны, вовремя понявшей, что за охрану чужого бабла хорошо платят и надежно защищают.

Потом появились классические оффшоры: Кайманы, Вирджины, Сейшелы, Доминикана, Белиз и т. п.

Затем отличным каналом для маскировки денежных операций стало производство культурных – или условно культурных – ценностей: например, производство блокбастеров с непомерно раздутыми бюджетами, гомерические гонорары актерам и рэперам, покупка вызывающих недоумение предметов современного искусства – порой и вовсе невидимых, а более новая уловка – цифровое NFT искусство, гггг.

Все это только видимая часть перемещения капиталов, фасад, за которым – обналичка, отмывка, вывод реальных сумм и уход от налогов. Финансовые операции прячутся за ширмой труднопроверяемых процессов. Явленные миру выгодоприобретатели суть просто зиц-председатели. А что творится под кожухом этого эффектно работающего механизма, обществу знать не надо.

Теперь, в эпоху Биг Даты и повышенного внимания властей, налоговиков и конкурентов, прятать бабло стало посложнее.

Но!

Лист лучше всего прятать в лесу. При рациональном подходе можно использовать не географический, а, так сказать, виртуальный оффшор. Он, например, может находиться в цифровом мире – это криптовалюта, а может и в социальном. Всевозможные национальные – а теперь и расовые – фонды и структуры за малую долю с готовностью с этим помогут.

Если вы посмотрите на ситуацию под этим углом, все станет намного понятнее – как понятнее станет и перспектива движения BLM и всех ему подобных.

Если бы Флойда не было, его следовало бы придумать. Замороженные и подвисшие из-за пандемии – которая сама по себе финансовый инструмент, но об этом в другой раз, – активы необходимо проворачивать. Жизнь идет вперед, финансовый Молох хочет жрать, клювом щелкать некогда.

История с Флойдом стала консервным ножом, вскрывшим банку с уже ждавшей своего времени закаткой. Думаю, план по массовому развитию структур BLM как механизм финансового трансформатора был придуман лет тридцать назад, но крушение Советского Союза и все прилетевшие от этого западному миру ништячки помогли отложить кризисную ситуацию.

Фото: if24.ru

Но время пришло. И вот – громкий процесс, раскочегаривание тлеющих углей, побольше шума и почестнее глаза; и теперь в финансовую черную дыру – он сказал «черную», Бивис, это опасный каламбур! – можно сливать любые объемы денежной массы. Проверить и уточнить направления потоков в черной бухгалтерии – он опять сказал «черной», Бивис, этот парень ходит по краю! – возможным не предоставляется.

А что по ходу дела в топку кинули какого-нибудь запутавшегося в собственной жизни Флойда, честного служаку Шовина или миллионы других парней из трущоб, так это просто сопутствующий процесс.

Молох хочет жрать, его надо кормить.

Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии