Жить и умирать непризнанными

С таким бы пафосом, как против «сегрегации», да выступали бы наши звезды в поддержку и защиту не только прав и свобод, а реально – жизней русских людей, стремящихся обратно домой. Живут никем не признанные, ставшие заложниками избирательной мировой демократии, когда твердо и четко высказанное намерение вернуться всей территорией на большую Родину и говорить свободно на собственном языке вовсе не легитимно с точки зрения командующих глобальным парадом.

Егор Бероев на «ТЭФИ – Летопись Победы»

Егор Бероев тут выступил страстно – тема его волнует. Общество откликнулось, забурлило, ругает и хвалит (в основном, первое) – его тоже задели за живое, вторглись в святые зоны личных комфортных пространств со своими ограничениями и кодами. Но такой живой и страдающий отклик получает не каждое событие. Удивительно, странно и печально то, что за себя мы переживаем, а за брата – нет. За брата и сестру, у которых семь лет длится комендантский час, нет у нас общественного переживания медиаперсон, не сложилось. Так, чтобы всем фронтом, своими известными голосами, не отворачивая популярных лиц, сказать слова поддержки людям, чья вина оказалась лишь в том, что когда-то, живя в едином Союзе, и подумать они не могли, что окажутся однажды отрезанными и ненужными.

Речь идет о непризнанных никем, кроме Южной Осетии, Донецкой и Луганской народных республиках. Порядок и относительно спокойную жизнь обеспечивают сегодня военнослужащие народного ополчения, расположенные вдоль линии разграничения. При этом каждый день погибает или получает ранение человек.

Как и чем живут республики, с кем торгуют, что производят, как организуют свой быт, что развивают – вот о такой повестке непризнанных государств могла бы идти речь, если бы не врывающиеся регулярно в медиаэфир сообщения об обстрелах, гибели мирных людей, гибели военнослужащих. Месяц назад возле своего дома был убит маленький мальчик Ваня и ранена его бабушка.

Мария Захарова

Мария Захарова

Совсем недавние события в изложении официального представителя МИД России Марии Захаровой, цитата:

«В нарушение подписанного всеми участниками Контактной группы документа о дополнительных мерах по усилению режима прекращения огня (РПО) от 22 июля 2020 г., установившего в частности запрет на наступательные и разведывательно-диверсионные действия, а также снайперский огонь, диверсионная группа украинских военнослужащих отдельного центра специальных операций «Запад» 11 июня с. г., проникнув на подконтрольную луганским вооруженным формированиям территорию, хладнокровно расправилась с 5 ополченцами, оставив без отцов 4 малолетних детей. Причем речь идет не о профессиональных военнослужащих, а о шахтерах, врачах, комбайнерах и т. д., вынужденных взяться за оружие для защиты права Донбасса жить не по бандеровским законам. Не менее вопиющий случай произошел 21 июня с. г., когда в результате ничем не спровоцированного обстрела погибли 3 донецких ополченца. Причем вопреки достигнутой с украинскими силовиками договоренности о предоставлении гарантий безопасности для эвакуации тел и оказания помощи раненому, прибывший на место происшествия санитарный автомобиль с обозначением красного креста был обстрелян, в результате чего погиб еще один ополченец, а 4 получили ранения. Этим обстрелом также нарушен указанный выше документ по усилению РПО, установивший запрет на применение любых видов огня, включая снайперский, положения которого после наших многократных усилий, спустя 8 месяцев, все-таки были размещены на сайте Минобороны Украины. Что же касается обстрела санитарного автомобиля, то это является грубейшим нарушением норм международного гуманитарного права, правил ведения войны. Вопрос: где Берлин и Париж со своими заявлениями?» Конец цитаты.

Ни Париж, ни Берлин, ни борцы за права и демократию, и даже большинство представителей российской же медиасреды не видят и не разделяют боли и страданий жителей республик. Возможно, житие в страшном и суровом мире ковидных ограничений, которых в мире никто не миновал – это ужас ужасный и «нарушение всех прав». А там, где-то вдали, «в ином мире» – но в этом мире говорят по-русски! – идет война и гибнут люди – это «нас не касается», «сами напросились» и что-то еще в том же духе. И многие за все семь лет ни слова об этом не произнесли.

Фото: flickr.com//ivbogdan.com

Военкор Андрей Руденко написал с места последних трагических событий: «После вчерашней съёмки раненых и погибших бойцов ДНР целый день не покидает внутренний неприятный осадок. Слёзы родных, которых не пускали к телам погибших из-за того, что они повреждены настолько, что вдвойне может травмировать и так убитых горем родственников. Беспомощные взгляды сослуживцев, которым приходится успокаивать вдов и, скрипя зубами, сдерживать свои эмоции от бессилия и невозможности защитить себя и близких, ведь есть приказ соблюдать перемирие. Еще и мы, лезущие со своими вопросами, транслирующие затем информацию в пустоту. Каждый раз такая съёмка оставляет рубец. Ты понимаешь, что за эти годы войны уже сняты тысячи трагических кадров, и каждый раз теплится надежда, что вдруг вот именно этот репортаж донесёт, что ту красную линию уже давно пересекли «не братья»…»

Всеми любимый артист Александр Михайлов («Мужики», «Любовь и голуби» и многие другие) не недавнем творческом вечере на вопрос «Зачем вы поехали на Донбасс?» ответил: «Ну как же я мог не поехать? Там русского человека убивают». Но таких как Александр, которые не боятся поехать, увидеть своими глазами, поддержать, выразить свою позицию, у нас единицы. Тягучее многолетнее молчание нашей медиасреды по поводу происходящего на Донбассе может говорить и о том, что не умеют, не могут, голоса их слабы, разучились.
Но нет, периодически оказывается, что есть вещи, на которые наши дорогие обожаемые артисты, известные музыканты еще реагируют. И слово свое могут замолвить, помочь ближнему своему. Что ж, мы рады, надеемся, ждем.

Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии