Медленное движение в сторону советской ностальгии и разочарования в капиталистической действительности

Мария Захарова и Константин Сёмин своей взаимной пикировкой неожиданно реанимировали ставший было подзабываться спор «красных» с «белыми». И вновь в умах наблюдающих возник вопрос: «Так кто же всё-таки матери-истории более ценен?».

Надо сказать, что извечные качели русской официальной истории, по сути, так и не дали нам шанса окончательно определиться с собственным выбором.

В годы советского детства и отрочества всё было в общем-то понятно. Мальчиш-Кибальчиш в борьбе с мерзкими буржуинами расставил всё по своим местам. «За нас» был великолепный Чапаев, «Аврора», Павка Корчагин, «Красные дьяволята», были легендарные Щорс и Будённый, а ещё – Котовский с Лазо, за гибель которого особенно мстительно сжимались кулаки. Против всех этих героев выступали жирные лысые упыри, ну или худые, но с крысиными мордами, и с такими, знаете, усишками. Все в кителях с золотыми погонами, с аксельбантами и крестами на груди. Их имя было «подлость и вероломство». К этим персонажам добавлялись совсем уж карикатурный адмирал Колчак и почему-то женоподобный, пожилой и недалёкий батька Махно.

После внезапного уничтожения советской страны и её идеологии маятник качнулся в противоположную сторону. Все идеалы и убеждения, встречаемые на его пути, были сметены и разрушены. Над ними поднимались новые.

И вот тут есаул оказался совсем неплохим парнем. И коня его было жалко. И поручик Голицын заиграл новыми красками. А комиссар, как оказалось, мог не только шашкою достать, но был способен и жену увести. На сценах страны Тальков взглядом Иисуса выгодно добавлял собственный образ белогвардейца. Честного и бескомпромиссного.

Неожиданно всколыхнулось целое море неведомой до тех пор эмигрантской литературы и поэзии. Пронзительной и глубокой. Вновь пришёлся ко двору вещий Булгаков. И «Тихий Дон» оказался совсем о другом.

Сейчас маятник начал медленное движение в сторону советской ностальгии и разочарования в капиталистической действительности. Постепенно приходит понимание причин и необходимости Великой революции.

И вот во всём этом стоит разбираться. А разбираться оказывается непросто, хотя информации, конечно, существенно добавилось.

В результате выясняется, что пресловутые белогвардейские кресты получены за подвиги во имя России, что Чапаев и Будённый заслужили их во множестве, совершенно героически воюя за царя на полях сражений Первой мировой войны, а Лазо и вовсе был дворянином и офицером Русской императорской армии, равно как и Карбышев с Шапошниковым, и выдающийся Брусилов, кстати, определившись, честно служил Советам.

Что Махно в Гражданскую едва исполнилось тридцать лет, и что он являлся кавалером ордена Красного Знамени под номером 4, а дезертир Котовский посвятил немалую часть своей жизни насилию, воровству и грабежам. Что Колчак, прежде чем стать олицетворением несправедливости и жестокости, внёс немалую лепту в исследования русского Севера и блестяще воевал на трёх флотах с Японией и с Германией.

Что генерал Слащёв-Крымский, яростный защитник белогвардейского Крыма, из эмиграции вернулся в Москву личным вагоном Дзержинского и усердно преподавал в академии РККА, в том числе и Будённому. И даже «Аврора» геройски сражалась за самодержавие в Цусимской битве. А что касается рядового состава Гражданской войны, то он и вовсе ничего не понимал в происходящем, то и дело меняя мало чем отличимую одну русскую армию на другую.

Вспомнилось также, что Сталин в непростые для государства годы вернул армии генеральские чины, кортики и золотые погоны, а Брежнев – те же аксельбанты и звание прапорщика.

В общем, всё оказалось крайне сложно. И с флагами там совсем непростая история. Так мы и «зависли» между двумя, казалось бы, плохо совместимыми мирами, к которым теперь ещё примешалась и американщина с её президентами и сенаторами. Санкт-Петербург затих в объятьях Ленинградской области, а на андреевских командных флагах и на монархических башнях Кремля сияют пятиконечные звёзды. Мы навсегда «зависли» между постепенно диффузирующими орлами и этими звёздами, пытаясь осознать своё место в собственной истории.

По-прежнему находятся те, кто агрессивно «топит» за царя, и те, кто превозносит вождей революции.

Довольно здравую позицию по рассматриваемому поводу высказывает российский писатель и политик Захар Прилепин. По его мнению, и красные, и белые совершенно честно воевали и умирали за лучшее будущее России. В которое искренне верили. Однако будущее это виделось сторонам кардинально по-разному. Посему вбивать сегодня клин между Белой и Красной гвардиями совершенно бессмысленно. А доблести и жестокости с обеих сторон было проявлено одинаково.

Возвращаясь же к спору Захаровой и Сёмина, вот уж определённо чего нельзя простить, так это коллаборационизм с силами, стремящимися к тотальному уничтожению России и самих русских. С фашизмом. Никому, будь это командующий армией РККА Власов или командующий группой войск Добровольческой армии Шкуро.

И споров об этом нет и быть не может.

Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
2 комментариев
Новые
Старые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Георгий
Георгий
5 дней назад

Ну, это уже проходили. Еще генералиссимус Франко так же рассуждал. А пока что власть у белых, богатые богатеют и страна стоит на месте

николай
николай
6 дней назад

Лёд тронулся, господа-товарищи!