Лавров пошел против Путина?

2 месяца назад

Только, казалось бы, пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков поставил точку в вопросе о том, является ли смена власти в Киеве одной из целей спецоперации, как глава российского МИД Сергей Лавров решил продолжить дискуссию.

Фото: Евгений Биятов / РИА Новости

В документальном фильме на канале «Россия 24» Сергей Викторович заявил, что «украинский народ будет освобожден от неонацистских правителей, он заслуживает жить в добрососедстве, дружбе, процветании рядом с его славянскими братьями».

Что значит «освобожден от неонацистских правителей»? То, что «киевский режим» будет ликвидирован.

А что по этому поводу говорил Дмитрий Сергеевич? Верно: что смена действующей власти на Украине не является целью специальной военной операции. Причем в этом месте Песков сослался на Владимира Путина: «Президент об этом уже говорил», – подчеркнул официальный представитель Кремля, буквально опровергнув вице-спикера Совета Федерации Константина Косачева, который за день до этого заявил, что «они <действующие власти Украины> находятся в плену собственных предыдущих действий, идеологических установок. Свободы маневра у них нет. Реальная нормализация, на мой взгляд, возможна только после смены власти на Украине. Надеюсь, на этот раз она произойдет конституционным путем».

По идее, слова Пескова более весомые, чем Косачева, и после его заявления – тем более с отсылкой на слова президента! – никаких иных версий из уст высокопоставленных чиновников исходить вроде бы не должно. И как в этом плане воспринимать слова Лаврова? Что он излагает версию альтернативную президентской? Что в РФ на этот вопрос возможны несколько точек зрения?

Это, конечно, вряд ли. Тогда – что? Почему представители российской власти не могут прийти к консенсусу по этому вопросу?

Ответ (единственный логичный, который приходит в голову) заключается в том, что позиция Кремля – вариативная: если наметятся переговоры, то всегда можно сказать, что смена «киевского режима» не предусматривается целями СВО, а вот если пойдет речь о продолжении СВО без намека на переговоры, то тогда смена режима – это как само собой разумеющееся. И более того: посмотрите, это и не скрывалось. Вот и Косачев говорил, и Лавров.

Да, позиция, без сомнения, удобная, но, как всегда, сугубо в тактическом плане, потому что она свидетельствует о том, что стратегического видения у Кремля нет. У Кремля нет уверенности ни в победном завершении СВО военными действиями (о чем, собственно, говорят слова Пескова о том, что «Россия стремится достичь своих целей специальной военной операции», но «достигнуть эти цели можно разными способами и в разных форматах»), ни в возобновлении переговорного процесса (позиция Киева по Крыму, Донбассу, а также Херсонской и Запорожской областям для РФ является неприемлемой).

Вот отсюда, надо полагать, и эта вопиющая разница в заявлениях. Вроде бы и оправданная, с одной стороны, но с другой – свидетельствующая об определенной слабости. Ибо, понятное дело, сильному такие ухищрения ни к чему. В общем, попытка сохранить хорошую мину при плохой игре. Вот и вся разгадка этой странной разноголосицы.

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.
АКТУАЛЬНЫЕ МАТЕРИАЛЫ