Ксения классовых стен

Речь идет не о злорадстве, а об элементарных вопросах справедливости, морали и этики. Сочинское ДТП, с участием Ксении Собчак продемонстрировало стиль жизни по ту сторону категорий добра и зла. Стиль над ними. Так летящая и блистательная дива пребывает над всеми теми людишками, которые путаются под ногами. Собственно, сами и виноваты, ибо не стой на пути, не мешайся, знай свой шесток. Все это безусловные завоевания тридцатилетки, прошедшей после крушения Советского Союза…

Фото: DAPD

Ксения Анатольевна – демонстратор того типа общества, к которому мы бросились, круша все своем на пути, отвергая и проклиная путы прошлого. Лицо с его обложки. Мало того, она – яркий образчик человека, пришедшего на смену того самого «хомо советикуса», которого как только не склоняли и не унижали. «Хомо циникус» – может быть и так. Или человек личного успеха.

Можно сказать, что таким стал идеал постсоветского человека. По крайней мере, именно на него ориентировали в перестроечные и постперестроечные годы. Независимая, яркая, самодостаточная личность, которой никто и ничего не должен, но и от нее не требуйте ничего. Эта личность, претендующая на статус эталона новой этики. Этики успеха и цинизма. Наследственной, сословной. Этики классовой стены и стен, пришедших на смену примата равенства. Эта этика кричит, что равенства никакого нет и быть не может, все это иллюзии. Есть только социальная иерархия и главная задача – занять место на ее вершине. Стать во главе пищевой цепочки и желательно, чтобы личное право нахождения в этих кущах дополнялось наследственным. Так формировались нынешние элиты, свободные от любых догм, ориентированные лишь на материальные ценности, являющиеся залогом их верховного положения.

Надо сказать, что все многочисленные и шокирующие высказывания, которые традиционно щедро раздает, Ксения Собчак про быдло, лохов и нищебродов, нашедших свое реальное воплощение в ситуации с дорожной трагедией, родом из тех самых перестроечных времен. Времени колоссальной трагедии распада. Тогда эта трагедия заходила и обретала силу не только через нивелирование системы, строя, истории, ценностных ориентиров, но и человека. Им легко жертвовали ради счастливого недалекого избранных.

Напомним, советской системе ставили в упрек «повсеместную уравниловку» и формирование особого типа человека, которого уничижительно обозвали «совком». Другие его синонимы: маргинал, люмпен, быдло. Все это применялось к понятию, «пролетарий», который, как известно, был в статусе гегемона. Сейчас же о пролетарии практически никто и не вспоминает и все эти уничижительные характеристики камнями на шее утопили его и возвели в низший сорт людей.

В свое время сладкопевцы новых реалий много говорили о том, что десятилетиями шел противоестественные биологический отбор, что была сознательная установка на вырождение человеческого материала. Все подводилось к утверждению о растрате генетического потенциала нации, в результате чего появился «красный человек», «хомо советикус». Сейчас, видимо, генетический потенциал накапливается за счет сословной, наследственной преемственности…

Параллельно возникал образ зловещей  тотальной системы, уничтожающей все человеческое. Про этого Левиафана любят судачить и сейчас. Эта система будто бы и совершала отбор: всех недовольных в ГУЛАГ, в изоляцию от общества, оставляя лишь послушных винтиков, механизмов-рабов системы. Так якобы и создавался «хомо советикус», терявший человеческое обличие. Потеря заключалась в доминировании общего над частным.

К слову сказать, в словарной статье «хомо советикус» из «Словаря перестройки» приводится цитата из журнала «Огонек» о том, что «в Советском Союзе «выведена» невиданная доселе порода людей», что ««хомо советикус» – это диагноз», что рожден он был в сталинском «чудовищном тоталитарном государстве», где «все происходящее напоминало дурной сон».

В свое время, к примеру, Анатолий Собчак рассуждал о том, что советский социальный эксперимент довел «людскую жизнь до полного безумия», а народ был помещен в какое-то «зазеркалье». Жизнь в Советском Союзе, по словам первого мэра Санкт-Петербурга, уперлась в «социальный тупик». Единственный выход из него: «длительное изживании рабского и даже первобытного, комплекса уравниловки». То есть иными словами, необходимо идти по пути разрушения общностей, к фрагментации социума и делать ставку на конкретных индивидуумов.

Анатолий Собчак. Фото: YURI GRIPAS/AFP via Getty Images

Подспудно проводилась мысль о необходимости формирования новых элит, взамен людей-винтиков. Эти люди должны чувствовать себя хозяевами (отсюда примат частной собственности), должны гореть частной инициативой, что «энергичные люди» Шукшина, быть свободными от любых пут, стереотипов и зависимостей. Эта элита должна стать высшим сортом по сравнению с тем самым «совком» и продемонстрировать завоевания демократии, их преимущество перед старыми советскими догмами.

Этот передовой класс сам формировал новые реалии, устраивал правила игры по своему образу и подобию, всем прочим же предлагая рулетку естественного отбора, где все «честно». Выплыл, значит, можешь на что-то претендовать. А то, что торопящийся «Майбах» по встречке и «Фольксваген» на своей полосе, – так в этом также нет никакого противоречия. Равенства, ведь сказали, не существует.

«Фольксваген» не стой на пути «Майбаха», иначе тот станет оружием фатума. Сама жизнь и всемогущий Рынок естественным и правильным образом отделили успешных от лузеров и неудачников. Один из главных принципов успеха – не иметь ничего общего с последними, дистанцироваться от них, не перенимать вирусы неудачника, объясняя дистанцию нравоучительными рассуждениями о лентяях и вечных рабах.

И надо признать: Ксения Собчак демонстрирует эталонное поведение постсоветской элиты. Это именно та самая формация успешного человека, пришедшего на смену советскому лузеру. Нищеброду и так далее.

Фото: SPUTNIK / EKATERINA CHESNOKOVA

Кровь… Так не ее в этом вина. Просто нет никакого равенства, и не стойте на пути успеха. Таковы законы, отрицание которых жестоко наказывается.

Но так получилось, что в России все эти «очевидные» по нынешним временам вещи, еще не в полной мере приняты обществом и шокируют. Оно до сих пор пребывает в иллюзиях старых догм о справедливости, равенстве. О том, что человеческое превыше всего. Здесь важнее не вертикаль, а социальная горизонталь, сшивающая пространства и людей. Здесь любым личным успехом можно пожертвовать ради другого, ближнего, ради того, что больше тебя. Здесь все еще силен дух коллективизма, несмотря на все шоковые социальные эксперименты девяностых. И в этом плане Россия воспринимается страной неудачников, отсюда и гневное отрицание ее нравов с тем привычным посылом, что народец подкачал.

Так сложились два мира, отчужденные друг от друга. Один на «Фольксвагене», другой – несется на «Майбахе», востримая первого лишь за досадную помеху на пути, что муху на лобовом стекле. У них категорически разные понятия о морали и нравственности, а также восприятие своей причастности к стране.

Собственно, ради Ксении Анатольевны и разрушали в свое время Союз, погружали бывших советских людей в котел девяностых, вываривая из них все стереотипы равенства и справедливости. Мы к этому шли, чтобы создать человека успеха, чтобы создать элиту, которая не допустит возврата. Чтобы создать человека разобщения, который под стать будет сословному обществу.

Никуда не деться, сами собой возникают давние строчки ДДТ:

«Раскройте рты, сорвите уборы –

По улице чешут мальчики-мажоры.

Раскройте рты, сорвите уборы –

На папиных “Волгах” – мальчики-мажоры…»

Шапки долой, баре едут. Все в сторону или сметут…

Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии