Китайский синдром Байдена

Конечно, подробности встречи Джо Байдена и Владимира Путина ещё долго будут оставаться тайной за семью печатями. Но уже сейчас, отталкиваясь от некоторых косвенных данных, можно очертить круг вопросов, которые будут подняты на встрече.

Владимир Путин Джо Байден

Фото: скриншот прямой трансляции телеканала 360

Нельзя было не обратить внимание на настойчивость, с которой Кир Симмонс задавал вопросы об отношениях России с Китаем. Очевидно, что ещё до встречи с Байденом американским аналитикам было очень важно «считать» реакцию Путина на «китайскую тему», чтобы тот мог скорректировать свою позицию, риторику и пакет предложений по этой теме.

Среди многих других тем «китайская», безусловно, стоит отдельно, и по масштабу своему является стратегической для обеих сторон.

Зададим себе вопрос – чего бы больше всего сегодня хотел добиться от Путина Байден на китайском направлении?

Джо Байден

Фото: скриншот прямой трансляции телеканала 360

Одна из главных задач, стоящих сегодня перед американцами, – это не допустить или хотя бы максимально затормозить дальнейшее сближение России и Китая. Сегодняшний мировой геополитический расклад таков, что от взаимной расстановки трёх мировых центров силы зависит то, как дальше пойдёт история цивилизации XXI века. Три центра – это Китай, США и Россия. При этом очевидно, что сегодня Китай и Россию притягивают друг к другу куда более мощные силы, чем США и Китай и чем Россию и США. И хотя Америка продолжает оказывать огромное влияние на Китай и китайская экономика весьма прочно связана с американской, всем уже очевидно, что «золотой век» американо-китайского союза позади. В жёсткой борьбе за выживание в XXI веке США и Китай – очевидные конкуренты. И предыдущая администрация Трампа с откровенностью техасского ковбоя не только дала это китайцам понять, но и фактически объявила Китаю экономическую войну, введя санкции против целого ряда китайских компаний, некоторым вообще запретив деятельность на территории США и обвинив Китай в экономической экспансии.

Одновременно с этим Америка максимально надавила на Россию, использовав против неё практически все имеющиеся возможности, кроме самых крайних, фактически означающих открытую войну и окончательный разрыв отношений. Безусловно, санкции сыграли свою роль, затормозив Россию на многих направлениях, минимум на пять-семь лет. Но сегодня уже очевидно, что последствия этого удара скомпенсированы, экономика России адаптировалась к санкциям и снова начала рост. Кроме того, санкционная война мощно простимулировала процессы импортозамещения и локализации, сильно сузив любые будущие попытки давить на экономику и промышленность РФ.

Сегодняшняя американская администрация не может не понимать, что тем самым сама толкает Россию и Китай к сближению и чем такое сближение чревато для США.

Конечно, пока за США безусловное экономическое доминирование на самом развитом мировом рынке – ЕЭС и политический контроль над Европейским союзом. Но в Вашингтоне отлично понимают, что и здесь старые механизмы управления – прямое давление и авторитарный стиль – больше не работают. Европейцы активно пытаются выйти из статуса сателлитов в равноценные партнёры. И тут американцам совсем не на руку разгорающийся конфликт с Китаем и «холодная война» с Россией, от которых европейские союзники страдают в первую очередь, что вызывает их ропот и неудовольствие. Европейцы просто не понимают, почему они должны оплачивать из своего кармана американское доминирование и американские войны?

И тут Россия в упомянутой выше геополитической партии в покер выступает в роли джокера. Если она оказывается на китайской руке, то «бьёт» весь американский «расклад», если же на американской, то «бьёт» китайский. Понимая это уже довольно давно, как минимум с 2010 года, американская политическая элита попыталась решить эту задачу самым привычным для себя путём – выбить «джокера» из игры. Все десять прошедших лет мы видели беспрецедентную попытку «зачистки» России. Были приложены огромные усилия по дестабилизации её внутренней ситуации, формированию нового, как во времена Горбачёва, «параллельного центра», способного перехватить власть у Путина, как когда-то Ельцин у Горбачёва. Шёл поиск и подбор нового «ельцина». Когда этот план забуксовал, его решили максимально катализировать внешним давлением – санкциями и запретами.

Сегодня в США понимают, что этот план не сработал. Точнее – сработал ровно наоборот. Из вчерашнего «партнёра» Россия превратилась в активного политического оппонента. Американцев подвела жадность. Вместо того чтобы пойти по пути усиления своего сотрудничества с Россией, укрепления её как своего стратегического союзника, к чему российские лидеры безуспешно стремились почти 20 лет, начиная с 1991 года, в Вашингтоне решили, что дешевле Россию просто смахнуть с геополитического карточного стола, опустить её очередной внутренней смутой в разряд второстепенных региональных держав. И вот теперь США стоят перед мучительным вопросом – как быть с Россией дальше?

Мне видится, что за ответом на этот вопрос Байден прилетел в Женеву. Ему необходимо услышать, что же попросит Путин за остановку этой «холодной войны», а главное – за торможение сближения с Пекином и готовы ли США эту цену заплатить?

Мне могут возразить, что сегодня не видно признаков какого-либо масштабного сближения Москвы и Пекина. Товарооборот между Россией и Китаем в шесть раз меньше аналогичного между Китаем и США. Россия всё так же является для Китая источником сырья. Китайские банки после введения санкций не спешат с инвестициями в Россию. Где сближение? Где союз? Для ответа на этот вопрос необходимо обратиться к формуле отношений России и Китая, записанной в Договоре о сотрудничестве от 2001 года, где была юридически утверждена провозглашенная до этого на политическом уровне характеристика отношений России и КНР, которая применяется до сих пор, – равноправное доверительное партнерство и стратегическое взаимодействие. При формировании союза формируются политические обязательства, а это очень скоро может привести к дисбалансу влияния стран и возникновению связки «ведущий – ведомый», как мы это видим на примере США и стран НАТО. Кроме того, союз двух столь значимых на мировой арене держав, как Россия и Китай, идёт вразрез с провозглашённой ими же концепции построения полицентричного мира.

Но есть куда более важные признаки сближения России и Китая. Критики и скептики просто забыли, что ещё в 2017 году Владимир Путин признал, что Россия помогает Китаю в создании системы предупреждения о ракетном нападении. Президент РФ отметил, что это «капитальным, кардинальным образом» повысит обороноспособность КНР. «Не знаю, большой тайны, наверное, не открою, все равно это станет ясно. Мы сейчас помогаем нашим китайским партнерам создать СПРН – систему предупреждения о ракетном нападении», – сказал российский лидер. Сейчас такую систему имеют только США и Россия…

Передача данной технологии, а точнее целого огромного «пучка» технологий и научных разработок – от «железа» и военной топографии до математических алгоритмов является показателем беспрецедентного сближения России и Китая.

Китай уже много лет пытается создать эту стратегическую оборонительную систему в самостоятельном порядке. Однако он столкнулся с таким количеством проблем, что, по оценкам китайских экспертов, самостоятельно сможет начать развёртывание такой системы не ранее 2035 года. И «включение» в её создание России сэкономит Китаю минимум десять лет и до 100 млрд долларов. Всё это позволит Пекину выйти уже через 5-7 лет на совершенно новый военно-стратегический уровень. С другой стороны, Китай фактически запускает Россию в свой «внутренний контур» обороны, в самый её центр. Ибо именно от успешности и надёжности функционирования СПРН зависит своевременное и адекватное принятие решения на применение СЯС и объявление войны. И эта система будет построена на наших технологиях, с нашим участием.

И этот шаг России является для США не просто «чёрной меткой», это значит, что сбывается их самый страшный сон последних пятидесяти лет – восстановление военно-стратегического союза России и Китая. При нём у США в военной сфере нет никаких шансов, кроме надежды на свои стратегические ядерные силы, а это уже очень сильно режет их военно-стратегические планы по экспансии на планете…

Объединенный фронт Китая и России лишит Соединенные Штаты какого-либо преимущества. Москва и Пекин будут способны удерживать амбиции Вашингтона как с точки зрения международного влияния, так и с точки зрения боеспособности. Самое главное, чтобы союз между странами не был аннулирован. Тогда даже такая сила, как США, не сможет вмешиваться в дружественные дипломатические отношения между Россией и Китаем,

– так прокомментировал эту перспективу крупнейший китайский интернет-поисковик и сетевое новостное агентство Sohu.

Всё это делает «китайскую тему» одной из наиболее вероятных тем беседы Путина и Байдена. Но о чём смогут и о чём не смогут договориться на этой встрече президенты России и США? Что может предложить Вашингтон Москве в ответ на сдержанность по отношению с Китаем? Безусловно, Путина не удовлетворит обещание Байдена снизить санкционное давление на Россию, и даже разблокирование финансовых инвестиций в российскую экономику не будет нам интересно. И тут у Байдена в рукаве есть один «кролик», которым он может попытаться заинтересовать Путина. Кролик по имени Украина. Для США Украина сегодня – это совершенно неликвидный актив, который имеет ценность только как плацдарм против России в «горячей» фазе противостояния с ней. И Байден вполне может предложить Путину возвращение Украины в геополитическую орбиту России при условии сохранения её государственности и независимости. Иными словами говоря – зачистку существующего нацистского режима на более вменяемый и готовый к сотрудничеству с Россией. Как первый шаг и в доказательство своих намерений Вашингтон может выступить гарантом исполнения Киевом всех пунктов Минских соглашений. Также Вашингтон вполне может «заморозить» свои претензии по Крыму и перевести их из раздела «санкционных» в область политических деклараций, как это было много десятилетий с Прибалтикой. В ответ на это Байден может потребовать от России прекращения передачи Пекину современных военных технологий, снижение уровня военного сотрудничества, заморозки ряда проектов в энергетической и научной сфере и возвращения России к сотрудничеству со структурами НАТО.

Очевидно, что обе стороны могут предложить друг другу только пакет намерений, и совершенно не факт, что они дойдут до практической части – слишком велики противоречия. Но обе стороны сегодня нуждаются в перемирии и «откате» из области нарастающей конфронтации в поле геополитической стабильности.

Без обсуждения темы Китая и Украины сегодняшняя встреча видится почти формальной. В этом случае остаётся лишь несколько тем, которые можно обсудить. Таких как тема ядерного разоружения или набор гуманитарных вопросов. Таких как обмен заключёнными и разблокирование дипломатических и визовых ограничений. Но есть сильные сомнения, что при проработке будущей встречи стороны могли согласиться сделать их основным поводом для беседы.

Конечно, любые достигнутые соглашения по этим темам не будут озвучены официально, и о том, договорились по ним лидеры или нет, можно будет судить лишь по итоговой декларации встречи. Будет ли она названа прорывной, открывающей новую страницу отношений, или же участники ограничатся общими заявлениями?

 

Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии