Игоря Лебедева, который сын Жириновского, больше нет, или Немного о финансовых делах ЛДПР

1 месяц назад

Если что-то не укладывается в привычные схемы, то дело – в деньгах. Уж не знаю, как насчет стран прогнившего Запада, но в России это правило действует безотказно. Вот много было домыслов касательно ухода сына недавно почившего лидера ЛДПР Игоря Лебедева из политики. Говорили, мол, рассорились вдрызг, из-за чего Лебедев и покинул партию и даже не приехал на похороны, ограничившись лишь отправкой венка с надписью «Давай помиримся» (не поздновато ли с подобными предложениями-то?). Вроде бы как экс-вице-спикер Госдумы был категорически не согласен с назначением Василия Власова первым замруководителя фракции в Госдуме, которое продвинул Жириновский, даже, как писал РБК, пытался «оспорить решение на заседании высшего совета партии», правда, безуспешно. Это, конечно, тоже повлияло на ситуацию, но главной причиной конфликта, по всей видимости, все же были деньги. Партийные деньги, которые Игорь Владимирович активно «осваивал». То есть переводил их в личное пользование.

Игорь Лебедев. Фото: Пресс-служба Госдумы / ТАСС

А переводить было что. Очень даже «что». Согласно российскому законодательству, все партии, преодолевшие на думских выборах трехпроцентный барьер, получают за каждый отданный за них голос по 156 рублей. Таким образом только за 2017–2020 годы ЛДПР получила из федеральной казны около 4 млрд рублей. И это помимо частных переводов и спонсорских пожертвований, которые значительно возрастают к тем или иным выборам (и вряд ли будет для кого-то секретом, что часть денег нигде не учитывается, элементарно перетекая на офшорные счета). К этому стоит добавить и продажу депутатских мандатов: так, «Фонтанка» со ссылкой на расследование одной ныне нежелательной организации писала, что «желающие занять депутатское кресло в качестве представителей ЛДПР платят за это от 100 до 200 миллионов рублей в случае, если намерены избираться на второй срок, и до 400 – на момент старта карьеры народного избранника». К тому же не стоит забывать и про Институт мировых цивилизаций (ИМЦ), созданный Владимиром Вольфовичем в далеком уже 1999 году. Во-первых, учебное заведение получало государственные дотации, исчисляемые десятками миллионов рублей. Во-вторых, бюджетных мест в нем не было, обучение в год студентам обходилось в 130–150 тысяч рублей. И в-третьих, как пишут «Ведомости», в 2002 году Институт получил в долговременное безвозмездное пользование роскошное здание в Первом Басманном переулке (по оценке РБК, стоимостью около миллиарда рублей), что в самом центре Москвы, которое в 2016 году перешло… жене Игоря Лебедева. Правда, спустя два года – по личной просьбе Жириновского, с которой он обратился к президенту, – ИМЦ было передано снова же в безвозмездное пользование на 49 лет 15-этажное здание Российской академии наук площадью почти 11 тысяч «квадратов» на Ленинском проспекте.

И, надо полагать, семья Жириновского-Лебедева неплохо так поправила свое финансовое положение за счет этих весьма разнообразных партийных источников. Так, по данным СМИ, на начало прошлого года совокупное имущество семьи Жириновского оценивалось в 9,8 миллиарда рублей. Причем, как говорится в расследовании издания Baza, Игорь Лебедев через подставных лиц, включая свою жену, владел несколькими домами и отелями в Испании. И, похоже, собирался и дальше вкладывать деньги в экономику вражеских стран НАТО и Евросоюза. Причем чем дальше, тем больше. А учитывая постепенно сдающее здоровье Владимира Вольфовича (Лебедев многими рассматривался как главный претендент на пост председателя партии после ухода основателя на заслуженный отдых), это могло привести к тому, что большая часть партийных активов перекочевала бы на счет Лебедева: «Жириновский, который в этот момент уже думал о преемнике, начал понимать, что передав все полномочия сыну, он рискует развалить партию. Тем более внутри ЛДПР активно обсуждалось, как сын Лебедева использует партию для личного обогащения. Понятно, что и сам Жириновский “зарабатывал” на партии, но действия его сына вызывали яростное неприятие внутри ЛДПР», – цитирует Baza высокопоставленного источника в партии.

Но сама ссора, после которой Лебедев решил сосредоточиться, по словам самого Владимира Вольфовича, «на других проектах», видимо, произошла тогда, когда вскрылось, что Игорь Владимирович, скажем помягче, «освоил» партийные деньги, не согласовав этот вопрос с отцом. О чем говорит то обстоятельство, что данный прецедент стал достоянием общественности. Как писала газета «Спорт-Экспресс», в марте позапрошлого года вице-спикера Госдумы заподозрили в хищении финансовых средств у молодежных организаций собственной партии. Дело удалось замять, вместо бравого либерал-демократа обвинения предъявили двум рядовым сотрудникам аппарата партии. Те, правда, вину признали, но заявили, что действовали по прямому распоряжению Игоря Владимировича, с которым и потребовали очной ставки. Было бы, наверное, интересно, если бы она состоялась, но Лебедев, как заявили в МВД, от очной ставки категорически отказался.

Однако в долгом и страстном романе Игоря Владимировича с деньгами партии примечателен не этот эпизод, а то, что та же испанская недвижимость была оформлена на его супругу Надежду Гришаеву, законные отношения с которой сын Жириновского скрывал. «Гришаева не состоит в зарегистрированных брачных отношениях с Лебедевым», – приводит Baza заявление пресс-службы ЛДПР. Сам Лебедев назвал сию информацию «чушью». Но по данным издания, «в августе 2016-го Кутузовский ЗАГС Москвы зарегистрировал брак Игоря Лебедева с экс-баскетболисткой столичного “Динамо” и сборной России Надеждой Гришаевой. В том же году у пары родилась дочь, а спустя пару лет – сын». Тут стоит уточнить, что, как пишет Baza, 20 марта 2019 года «брак был официально расторгнут». Однако то, что почти три года Лебедев скрывал это, при том что активы его супруги явно не без его помощи все увеличивались, в том числе и зарубежные, могло бы поставить крест на его политической карьере и репутации, более того: Игорь Владимирович мог отправиться и на скамью подсудимых, если бы следствие велось беспристрастно. Но этого не произошло. Ни Госдума, ни органы правопорядка, ни прокуратура – никто не заинтересовался сообщением об этом правонарушении, о котором – ладно, не берем иноагентов и запрещенных на данный момент (на тот – нет) расследовательских организаций – писала та же Baza. Дело предпочли замять. Причем по ходу решение – можно предположить, что по просьбе Владимира Вольфовича, – принималось в Кремле. Ничем другим такое замалчивание не объяснишь.

Но вернемся к вопросу, почему Игорь Владимирович не приехал на похороны. Боялся уголовного преследования? Доля правды в этом, наверное, есть. Но главная причина заключается в том, что просто не хотел светиться. Потому что больше такого человека, как Игорь Владимирович Лебедев нет. Вместо него есть некто Давид Александрович Гарсия. Именно так, по данным издания Baza и телеграм-канала «Жаба и гадюка», теперь зовут сына Владимира Вольфовича. С того самого момента, как он заявил о своем уходе из российской политики. По данным телеграм-канала «ВЧК-ОГПУ», Давид Александрович сейчас находится на территории геополитического врага России – США и погружен в разные хлопоты по обустройству на новом месте жительства.

Информация, согласитесь, практически сенсационная: политик такого масштаба, как экс-вице-спикер парламента, сбежал за кордон. Не будем даже гадать, какой информацией обладает сей персонаж, чтобы поделиться с американскими спецслужбами, зададимся другим вопросом: а с чего это вдруг уважаемое издание и не менее уважаемые телеграм-каналы заинтересовались судьбой бывшего либерал-демократа? Или по-другому: почему именно сейчас всплыла эта информация (ну или дали наводки)?

Все дело, как оказывается, в партийных делах, а точнее, в сражении за нового председателя ЛДПР. «По информации источника из фракции ЛДПР, открытие информации по сыну Жириновского Лебедева-Гарсия для широкой аудитории связано прежде всего с активными действиями команды Лебедева по срыву избрания на пост лидера партии Леонида Слуцкого», – расставляет все по полочкам связанный с администрацией президента телеграм-канал «Незыгарь», уточняя, что «об этом стало известно в Кремле, и Лебедеву-Гарсии было выдано последнее предупреждение в виде публикации деликатных фактов из жизни замечательных людей».

Вот такая история (разумеется, если информация верна, но что-то подсказывает, что процентов на 80–90 это так и есть). Запутанная. С интригами и проч. Однако хотелось бы заострить внимание немного на другом: почему в Кремле закрывали глаза на то, что Гарсия, то есть тогда еще Лебедев, нарушал законодательство РФ и преспокойненько оформлял на свою жену различную зарубежную недвижимость, скрывая сам факт брака (чтобы не указывать, понятно, в декларации)?

Ясно, что Жириновский как заступник знал много всего интересного и при большом желании мог, надо полагать, такого понарассказывать, что всяким оппозиционерам-расследователям и не снилось. Да и сам Лебедев, скорей всего, обладал немалой информацией о том, что творилось в российской политике. Так что это – соглашение: мы не трогаем вас, а вы – нас? Вероятно. Но не иллюстрирует ли это состояние нашей политической системы, прогнившей насквозь и полностью, когда высшее руководство страны, по всей видимости, знает о темных делишках парламентариев, но допускает это? Да что там допускает! Надо думать, что такой вид отношений – это и есть норма. И тот же Кремль это вполне устраивает. Потому что сами не без греха – наверное, поэтому? Рука руку моет – так это называется? И не есть ли это цена официального патриотизма (мы же все помним яростную риторику Владимира Вольфовича!), когда с трибуны – и очень громко! – провозглашается любовь к Родине, а на деле все мысли и действия устремлены только к тому, чтобы поплотнее набить карманы, обеспечивая жизнь своих – ах, если бы только детей и внуков – праправнуков и уже их детей и внуков?

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
АКТУАЛЬНЫЕ МАТЕРИАЛЫ