Грузинский национализм, или Ширлик из Германии

7 месяцев назад

Специальная военная операция быстро и легко раскрыла людей. В мирное время каждый подбирает слова, пробует ту или иную интонацию, а когда выходит в люди, старается прилично выглядеть. Сейчас ничего этого нет. Все поставлены перед фактом: стреляют пушки, и поэтому необходимо определиться – с кем ты?

И в этот момент мы обнаружили, что вокруг нас находится очень большое количество товарищей, приятелей и знакомых, которые нас за людей-то не считают. И нас, и наших братьев и сестёр, что прячутся по подвалам от «Точек-У».

Неожиданно увидеть, что рядом с тобой – чудовище, страшно.

Так произошло и с известным писателем Михаилом Гиголашвили. Его книги «Чёртово колесо», «Тайный год», «Толмач», «Кока» выходили в культовых издательствах (Ad Marginem и «Редакция Елены Шубиной»), регулярно попадали во всем лонг-листы ведущих премий и, так или иначе, повлияли на целое творческих поколение.

Михаил Гиголашвили

А Гиголашвили, давно живущий в Германии, с началом операции принял антироссийскую сторону. В принципе это можно было бы понять хотя бы отчасти: человек в возрасте (68 лет – не шутка!), живёт в Европе, занимается пропагандой, окружение настроено за всё хорошее и против всего плохого. Но писатель занял не просто антироссийскую строну, а русофобскую. И это уже диагноз.

Он натурально боится, что наши горе-либералы, отправившиеся в Грузию на каникулы и подлечиться, станут поводом, чтобы Владимир Путин двинул танки на Тбилиси. Если вдуматься, чушь несусветная. Но давайте посмотрим, что пишет Гиголашвили у себя в «Фейсбуке» («Meta» запрещена на территории РФ):

 «Мир уже знает, что бывает, когда в каких-то местах собирается большое количество людей с русскими паспортами (пишу “русские”, имея в виду “российские”), а в Грузию за первые дни войны бесконтрольно вошло 20 или 30 тысяч. И поток нарастает (можно только гадать, сколько среди этих пришельцев путинистов, агентуры, всякой политшушеры, бежавшей от ожидаемого краха блатной империи). А дальше, к сожалению, можно предугадать схему действий. Вначале гостям всё нравится, потом начинаются проблемы быта и бытия – всюду всё на грузинском, дети не могут учиться в школе, ничего не понимают – давайте начнём основывать русские школы. Хорошо. Родителям тоже негде работать без языка – ведь русский язык после вторжения кремлёвского военного преступника, террориста № 1 и маньяка в Грузии сильно скомпрометирован, признан “языком оккупанта и врага” и почти повсеместно заменён английским. Но дальше идёт процесс. К школам и при школах появятся всякие прорусские кружки, организации, союзы, которых и так полно в Грузии и которые пишут слёзные письма этому мерзавцу из Кремля. Как только им не совестно писать податные письма кровавому преступнику? – Они что, лишились ума?..

И пошло-поехало до тех пор, пока для освобождения этого компактного меньшинства в Грузии с севера не приходит этот (или следующий) маньяк-трупоукладчик. Почему же забота о своей родине трактуется как “русофобия”?.. Тем более что прецедент был, в результате треть территории Грузии пока потеряна, а дальше что будет – неизвестно».

 Это был отдельный пост Гиголашвили, когда к нему посыпались вопросы от простых читателей: почему он подписал письмо от грузинских националистов? Как видите, оправдание, которое ещё больше разгоняет русофобию.

И здесь очень смешно звучит выражение «блатная империя» – из уст человека, который построил свой писательский миф на уголовщине. Уж, казалось бы, надо фильтровать, что несёшь?

Про треть территории – это про героев Южной Осетии и Абхазии. По-моему, можно было за последние тридцать лет понять: когда начинают запрещать русский язык, отменять русскую культуру и заниматься дискриминацией населения, страна начинает терять территории.

Это железобетонное правило. Везде это было на постсоветском пространстве. Везде это будет.

Общие корни, общее прошлое, общее будущее – не отменить.

Но Гиголашвили не унимается и продолжает, сидя в Германии, пугаться российских либералов, выехавших на каникулы в Тбилиси:

 «В случае с Грузией и раздавать российских паспортов не надо – они уже есть у беженцев из России. Но Грузия – крохотная страна, она не выдержит большого наплыва (который будет неизбежно нарастать по ходу развала экономики и жизни в большой ОРДЕ). Грузия не так давно приняла полмиллиона грузинских беженцев из Абхазии, откуда их изгнали те же русские войска с помощью наёмников, мародеров и убийц со всего Северного Кавказа. Многие из этих беженцев до сих пор не имеют нормального жилья и работы».

Во время грузино-абхазской войны действительно гудел весь Кавказ, потому что творилось немыслимое: столица бросилась стрелять по своей провинции и зачищать людей по национальному принципу. Естественно, были добровольцы со всего регионы.

Было много чеченцев, в том числе был целый отряд печально известного Шамиля Басаева, который спустя пару лет навёл ужас на всю Россию. Но были и другие люди. Например, Александр Бардодым – русский мальчик, поэт, учащийся Литературного института, который изучал абхазский язык. Как только грянула война, он, недолго думая, перешёл границы и взял в руки автомат. Потому что в Сухуме и Новом Афоне, Гудауте и Пицунде, в Ткварчели и Очамчире, в Гали и Гаграх стало неспокойно.

Бардодым имел в России всё. Молодой парень, красавец, талант, один из гениев Ордена куртуазных маньеристов, которые зажигали по всей стране. У него было будущее. Но он успел погулять на абхазских свадьбах, познакомиться с открывателем новоафонских пещер Гиви Смыром, начать изучать абхазский язык… И всё это не давало выбора – война и только война.

Александр Бардодым погиб при не до конца выясненных обстоятельствах. То ли попала шальная пуля, то ли не поделил автомат Калашникова с одним из чеченцев, то ли обстрел в ущелье…

Над грозным городом раскаты,

Гуляет буря между скал.

Мы заряжаем автоматы

И переходим перевал.

 

В страну, где зверствуют бандиты,

Горит свободная земля,

Приходят мстители-джигиты

Тропой имама Шамиля.

И вот почти немец Михаил Гиголавшили называет этого чудесного парня «наёмником, мародёром и убийцей». Ещё более жёсткие слова он применяет для наших солдат, которые освобождают Украину от нацистов.

Старшие товарищи, которые знакомы с писателем напрямую, мягко говоря, удивлены. Да и я удивлён. Но всему должно быть рациональное объяснение. И мне кажется, что я его нашёл.

Помимо жизни в Германии, окружения, одурманенности европейскими СМИ, употребления всего легального и не очень легального, помимо, наконец, грузинского национализма, – решающую роль сыграла литература. Да-да. Я серьёзно.

Гиголашвили всю вторую половину 2010-х годов ходил в ранге неолауреаченного писателя. С года на год, со дня на день его должны были заметить премии «Национальный бестселлер», «Большая книга» или «Ясная Поляна».

Самые большие шансы были на первой. Тогда у Гиголавшили вышла книга «Кока». Она попала в короткий список наряду с «Плейлистом волонтёра» Мршавко Штапича, «Временем рискованного земледелия» Даниэля Орлова, «Павлом Чжаном и прочими речными тварями» Веры Богдановой, «Стримом» Ивана Шипнигова и, наконец, «Покровом-17» Александра Пелевина.

Скажем прямо, было только два человека, которые могли получить «Национальный бестселлер» – это Михаил Гиголашвили и Александр Пелевин. Более того, жюри разделилось во мнении и отдало свои голоса пополам обоим. И тогда нелёгкая ноша легла на секретаря премии, у которого был запасной голос, и тот отдал его… молодому питерскому прозаику Пелевину.

Гиголашвили бегал по всему «Фейсбуку» и возмущался: «Как можно присудить первое место за ширликов?» А в итоге сам стал ширликом. И остался ни с чем… Ну как ни с чем? Теперь вот – с грузинскими национализмом да с отъявленной русофобией. А это, пожалуй, конвертируется во что-то в Европе.

Советский художник Гелий Коржев, видный представитель соцреализма, первый секретарь Союза художников РСФСР, Народный художник СССР и прочая, и прочая в восьмидесятые и девяностые годы стал писать не только поднимающих знамя коммунистов, но и непонятных уродцев, одним напоминающих о Босхе, а другим о чертях. Вот его-то тюрлики и стали прототипом ширликов.

Но вся эта история хорошо отзеркаливается от украинской: не надо будить лихо, пока оно тихо – такова русская народная поговорка. Не знают, имеют ли о ней представление в Тбилиси и Берлине? Должны бы.

Не стоит включать свой национализм на максимум – ни в Грузии, ни в странах Прибалтики, ни в Казахстане, ни на другом постсоветском пространстве. Иначе придут вежливые люди и в доступной им форме дадут несколько уроков этики и эстетики.

Выбирайте интернационализм и дружбу народов.

Кстати, всегда мечтал побывать в Батуми и Кутаиси, сплавиться по Куре, посмотреть, где в Тбилиси живал русский поэт Рюрик Ивнев – знаете такого? – и послушать, как читают грузинские поэты.

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.
АКТУАЛЬНЫЕ МАТЕРИАЛЫ