Goblin Пучков о трагедии в Казани и смертной казни: «Сволочь, которая хочет отнять у кого-то жизни, должна твердо знать, что жизнь отнимут у него»

Писатель, переводчик и эксперт по компьютерным играм Дмитрий Пучков, известный под псевдонимом Goblin, рассказал в интервью «Вашим Новостям» о том, способны ли на самом деле шутеры стать причиной детской жестокости и почему в России зря отменили смертную казнь.

Фото: sobaka.ru

«ВН»: – Трагедия в Казани всколыхнула споры по многим вопросам. Один из них: влияют ли реально стрелялки и другие жестокие компьютерные игры на сознание детей? Надо ли их запрещать?

– Ну в целом, конечно, нет. На каких-то психов, может, и влияют. Но это единичные явления. В целом, естественно, нет. Точно так же, как книжки не влияют и фильмы не влияют. Это, знаете, после каждого фильма все бы брали в руки ружья и бежали кого-то убивать.

Нужен ли контроль за играми для детей? Безусловно, нужен. Нужны возрастные рейтинги. Недопустимо детям такое давать, чтобы ребенок, малолетний подросток бегал там кому-то бошки отстреливал и животы вспарывал. Это раз.

Во-вторых, это задача родителей. Ну сядь с ребенком, поиграй с ним в компьютерную игру, обсуди, объясни ему, что такое хорошо и что такое плохо. А у нас покупают планшет, телефон, ноутбук только для того, чтобы ребенок заткнулся, сидел в углу, играл в свои игры и не приставал к родителям. То есть вот избавились от него, а дальше – трава не расти.

«ВН»: – Как вы считаете, что играет ключевую роль в том, что раньше не было феномена «шутинга», а сегодня он появился?

– Есть дурной пример. Знаете, это еще у Бехтерева в записках, в его книжках есть про то, как если какая-нибудь девица в Европе вешалась, то тут же начиналось поветрие. И масса других девиц начинала вешаться сразу, узнав о таком факте, что кто-то покончил жизнь самоубийством. Ряд граждан тут же понимает, что им надо сделать то же самое.

И было в каком-то источнике даже, что остановить это удавалось только объявлениями о том, что тела девиц-самоубийц будут выложены в морге голыми на всеобщее обозрение. И тогда самоубийства прекращались. Такого позора никому не хотелось.

Так и тут: раз в Америке стреляют… А это ж для нас светоч теперь, культурный, так сказать, центр. Оттуда все веяния идут. А идиоты повторяют. Но я бы другое заметил: если посмотреть статистику, сколько у граждан на руках стволов охотничьих, гладкоствольных, нарезных и какое количество преступлений с помощью этого оружия совершается, многих ждут удивительные открытия.

Машины давят гораздо больше. Но про машины что-то никаких воплей истерических нет, а вот про оружие – да, будут орать.

Причем совершенно глупость какую-то предлагают. Усилить какие-то меры безопасности. Какие меры безопасности? Человек приходит к психиатру, и ему задают вопрос: «Состоишь на учете в психоневрологическом диспансере?» Нет. Ну все, выдали справку, что не состоит. Значит, пригоден. А проводить какие-то психологические анализы… Давай тебе за это 30 000 рублей выпишут, чтобы тебя там обследовали. Многие ли согласятся? У многих ли есть время? Потом какие-то крики, что ему «рано продали».

В восемнадцать лет меня в армию забрали, научили убивать людей. Почему-то для этого, с точки зрения государства, я пригоден. А оружие давайте будем продавать с двадцати одного года.

«Ой, он слишком много патронов купил! Нельзя продавать за раз столько патронов!» Ну а если он готовится к преступлению и раз в месяц покупает десять патронов? Как вы за этим уследите? Какая-то чушь, глупость. Про воспитание бы лучше разговаривали, а не про то, чтобы ограничить продажу оружия и усилить контроль. Про воспитание говорить надо.

«ВН»: – Уместны ли разговоры, которые пошли уже на уровне Госдумы, о возвращении смертной казни?

– Непонятно, зачем ее отменяли в угоду каким-то дурацким псевдоевропейским веяниям. Есть совершенно конкретные люди, которых жизни надо лишать без всяких разговоров. Как это говорят наши социально близкие уголовники:

«Жизнь дает только господь, а отнимает всякая сволочь». 

Ну так вот эта сволочь, которая хочет отнять у кого-то жизни, должна твердо знать, что жизнь отнимут у него. Зачем ему такому жить? И каково жить людям, у которых убили детей? Эти люди платят налоги. А на эти налоги содержат убийцу в тюрьме: кормят, поят, медицинской помощью обеспечивают. А потом возьмут через пятнадцать лет и выпустят. Типа он отсидел, искупил вину. Это что вообще такое?

Это не вопрос участия в каких-то там европейских дурацких посиделках. Давайте граждан опросим, если у нас демократия. Надо вернуть смертную казнь или нет?

Я вас уверяю, 90% выскажется за то, что надо. А скорее всего, даже 95%. Ну а 5% –это как лица нетрадиционной ориентации. Они есть в любом обществе.

 

 

Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии