«Люди из времени полубогов»: Захар Прилепин об экранизации романа «Обитель»

10 мая по телеканалу «Россия-1» начинается показ многосерийного фильма «Обитель», снятого режиссером Александром Велединским по одноименному роману Захара Прилепина. Роман вышел в 2014 году и тогда же получил национальную литературную премию «Большая книга».

Съёмки фильма проходили в 2018 году на территории Ленинградской, Ярославской областей, в Кирилло-Белозерском монастыре в Вологодской области. Автор романа не принимал участия в создании ленты и увидел уже готовый вариант как зритель. «Ваши Новости» поговорили с Захаром Прилепиным о его первом, человеческом, авторском, художественном впечатлении от экранизации.

– Захар, прошло семь лет с момента выхода книги, долго ждали кино, и вот, наконец, можно его увидеть! Как ощущения, Захар? Что чувствует автор, создавший целый художественный мир, когда этот мир получает визуальную интерпретацию?

– Всякий раз – ощущения разные. У меня есть некоторое количество экранизаций, одни лучше, другие хуже; в сущности, я только за текст отвечаю – если кино получилось, то хорошо, а нет – тоже не беда. В данном случае чувствую удивление и радость.

– С тридцатого апреля «Обитель» можно посмотреть на одной из интернет-платформ. Знаем, что вы уже видели кино. Что бы вы сказали про него как автор книги и как просто зритель? Кино состоялось?

– У меня есть несколько строгих вопросов к режиссёру, но в целом это, конечно, удача. Беспрецедентная вовлечённость артистов! То, что вытворяют они в кадре – это просто немыслимо. Я всегда знал, что Евгений Ткачук – актёр сильнейший, но тут просто дар речи терял иногда. Он невероятен. Саша Ребенок – сразила меня. Стопроцентное попадание.

А как играли наши старейшие мастера – Юрий Александрович Кузнецов, Владимир Александрович Стеклов! Для меня огромная честь – их участие в экранизации. Когда я думаю, что в экранизации моего текста играет артист, который снимался в «Торпедоносцах» и в фильме «Мой друг Иван Лапшин» – у меня сердце замирает. Это ж люди из времени полубогов!

Наконец, Сергей Безруков и Фёдор Лавров – два начальника лагеря: каждое их появление в кадре – ну, ей-богу, шедеврально: как вычерчены рисунки характеров, какое богатство модуляций, какая точность жестов…

– Александр Велединский напрямую причастен к созданию романа – идея написать его возникла во время вашего совместного путешествия на Соловки десять лет назад. Вот это личное отношение режиссера к событиям, к теме, к почти мистическому месту, как думаете, как это повлияло на итог?

– Это вопрос к режиссёру, а не ко мне. У Велединского в голове другая концепция «советского проекта», он, скажем так, имеет куда больший набор претензий и вопросов к тому времени, суд его – строже. Что, наверное, объяснимо. В экранизации это, безусловно, заметно. Там чуть смещены некоторые акценты. Скажем, его Эйхманис куда более демоничен; хотя шансы на разночтения этого характера Велединский всё-таки оставил.

Итог в любом случае устраивает меня. Мне кажется, даже если Саша (Велединский – ред.) ставил себе целью сместить акценты сильнее – ему противилась не только и не столько плоть текста, сколько сама историческая правда. Которая, увы, не только страшна, но и сложна. Соловки действительно задумывались не как морилка для несчастных людей, а как мощнейший социальный эксперимент – вспомните, что тогда же складывалась педагогическая школа Макаренко, и советская власть искренне верила, что может из человеческой глины лепить идеальные образцы. Надо только постараться.

Эксперимент не удался на Соловках, спору нет. Но задача такая стояла. Это надо учитывать.

И то, что лагерное управление было выстроено так, что оно передавалось в руки самим заключённым – Велединский честно показал. Советская власть искренне верила, что если заключённые сами будут управлять, они окажутся друг к другу добрее. Половиной рот и производств в лагере вообще белогвардейцы командовали. Увы, гуманизма это не прибавило событиям.

Да что говорить – в целом систему ГУЛАГа выстроил заключённый Соловков Нафталий Аронович Френкель. Это на Соловках его приметили, скостили ему срок, запустили этого предприимчивого человека в систему управления – и он вылепил тот самый ГУЛАГ. Не Дзержинский с Берией, а бывший зэк.

– В «Обители» более ста персонажей. Насколько режиссер точно, по-вашему мнению, передал их образы и суть и кто из артистов стал для вас открытием?

– Нет ни одного образа, который бы провис и потерялся. Даже почти исчезнувший в экранизации Щелкачёв (списанный с Дмитрия Сергеевича Лихачёва) – узнаваем и запоминаем. А какой замечательный Яков Шамшин, сыгравший поэта Афанасьева. Знаю, есть претензии у зрителей, что успели посмотреть фильм, к образу Владычки. Но вспомните, например, финальную сцену – где Владычка советует главному герою мох выжимать, чтоб воду добыть, и рассказывает про тот свет. Ну чистый же восторг! У меня сразу все вопросы к артисту Игорю Черневичу были сняты.

Михаил Евланов отлично нашёл рисунок для роли Бурцева, Виктор Раков – «разыграл» на удивление тонко Василия Петровича, Виктор Добронравов – безупречный Мезерницкий. Я специально эти три фамилии поставил рядом – потому что они играют трёх бывших белогвардейцев. И в этом смысле Евланов, Добронравов и Раков составили достойную конкуренцию классическим ролям лучших «советских белогвардейцев» – Кайдановского, Высоцкого, Виторгана. 

Ещё я очарован артистом, сыгравшим Крапина. К сожалению, не знаю его фамилии. Но он удивительный молодчина.

– Много ли отличий между экранизацией и романом? 

– Отличия есть, но главное не в этом. Думаю, всем тем, кому понравится фильм, не лишним будет знать несколько вещей. После того как заканчивается фильм, роман длится ещё очень долго, более сотни страниц. В экранизации этих событий нет. Финал экранизации и финал романа не вполне совпадают. Дневник Галины Кучеренко в романе – это огромный документ, который вошёл в экранизацию совсем малой частью, что, конечно же, объяснимо. В романе есть вся жизнь, вся судьба Фёдора Ивановича Эйхманиса. Если у кого-то остались вопросы по этому человеку – в романе есть все ответы. Все персонажи экранизации (Афанасьев, Мезерницкий, Шлабуковский, Крапин и т. д.) – в романе представлены куда более полновесно, они больше действуют, больше говорят, больше думают, в общем – если кому-то кого-то в экранизации не хватило – читая роман, вы восполните недостачу.

В романе около 150 персонажей – в экранизации половины просто нет, что тоже объяснимо: кино – не резиновое.

В романе есть несколько важных сюжетных линий, которые в экранизации исчезли целиком.

Что, конечно, в целом меня только радует. Сильная экранизация, – а мы имеем дело с сильнейшей экранизацией, – это, как ни странно, отличный повод для режиссёра нового поколения сделать свою экранизацию. А если книга к тому же позволяет брать огромные куски, вообще никак не отображённые в предыдущем фильме – то режиссёру это лишь в радость. Сравните, скажем, экранизации «Тихого Дона» Герасимова и Урсуляка – в этих фильмах процентов на тридцать элементарно разные события. 

В общем, слава этой экранизации и – да здравствует следующая. Книжка всё равно будет больше – сними хоть тридцать серий. В этом великое счастье литературы. Кино неизбежно визуализирует лишь какую-то часть эмоций, событий, лиц.

– Захар, это не первая экранизация ваших текстов. Скажите, вы довольны тем, как «работают» ваши книги?

– В своё время я настаивал, чтоб в «Восьмёрке» по моей повести, которую экранизировал Алексей Учитель, главную роль сыграл Евгений Ткачук. Но Женя тогда сломал руку – и не смог. И хотя в «Восьмёрке» сильный актёрский состав, но с Ткачуком – был бы, думаю, совсем другой фильм.

Есть целых две короткометражки по моему рассказу «Белый квадрат», поляки экранизировали рассказ из сборника «Ботинки, полные горячей водки», были спектакли по моей прозе в Германии и Италии и десяток спектаклей в России – всё это любопытно, хотя некоторые экранизации и спектакли я даже не досмотрел, дай Бог здоровья их авторам.

Если говорить о безусловной удаче – это «Собачатина» Ксении Тищенко, у неё в «Ютубе» уже под два миллиона просмотров. Там отлично, к слову сказать, сыграл актёр Илья Дель – который играет и в «Обители»: Граков его тоже выше всяческих похвал.

В общем, я доволен. В своё время экранизация считалась как бы проходным билетом писателя в мир писательских полубогов. Шолохова экранизировали при жизни – и всякий раз это было событием государственного масштаба. Юрию Бондареву очень везло с экранизациями. Шукшин сам себя замечательно экранизировал. Слава Юлиана Семёнова наполовину обязана блистательным экранизациям его романов.

Лимонову же пришлось долгие годы ждать, чтоб появилось «Русское», снятое по его повестям – всё тем же, между прочим, Александром Велединским. Он же сделал лучший фильм по Алексею Иванову – «Географ глобус пропил». Он же сейчас, по слухам, собирается экранизировать роман Сергея Шаргунова.

То есть у Велединского, кажется, отлично развита интуиция на современный текст. И вообще интуиция – пожалуй, сильнейшее его режиссёрское качество, превышающее собственно формальное мастерство. Велединский в этом смысле – хороший пример современным режиссёрам. Они, честно говоря, мало читают и в литературе едва разбираются. Поэтому и средний уровень кино в России – вот такой, какой мы наблюдаем.

Что до меня – то я могу быть только благодарным судьбе.

Рейтинг статьи
0 0 голоса
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии