«А за что они борются?». Политолог Дмитрий Журавлев о росте негативного отношения россиян к участникам протестов в поддержку Навального

Согласно опросу «Левада-центра»*, большинство россиян выразили негативное отношение к участникам протестов в поддержку Алексея Навального, прошедших в январе и апреле текущего года.

О своем отрицательном отношении к протестующим заявили 39% опрошенных, что свидетельствует о росте негативной динамики: так, к протестующим в Хабаровске в 2020 году отрицательно относились всего 16% респондентов, а к участникам летних митингов 2019-го в Москве – 25%.

С чем связан рост негативного отношения? Об этом мы поговорили с политологом, директором Института региональных проблем Дмитрием Журавлёвым.

«ВН»: – Доля негативно относящихся к протестующим растет. Репрессивная политика власти достигла успеха?

– При чем тут репрессии? Репрессии могут повлиять на участников. Репрессии не могут повлиять на восприятие процесса остальным населением, скорее, они могут повлиять негативно – для власти. Мы любим несчастных и замученных, у нас национальная культура такая. Если растет неприятие протеста, то это не из-за репрессий. Это из-за самого протеста.

В этом протесте все больше и больше исчезает смысл. Не очень понятно, против чего, за что и чем это кончится для простого человека. Помните первые большие протесты, которые называли «норковой революцией»? Вот там была социальная проблема. На протесты выходили те, которых люди не любили больше, чем власть. Сейчас такой жесткой корреляции уже нет. «Революция» перестала быть чисто «норковой». Но все равно возникает вопрос: а за что они борются? За нас они борются? Только не очень в это верится. Они, скорее, борются за какие-то свои интересы, свои задачи, от нас далекие.

Ну вот, хорошо, Навальный в тюрьме. Вы боретесь за то, чтобы его выпустили? Нет, вы боретесь за то, чтобы к нему пустили врачей. Но вроде бы их туда уже позвали. За что тогда вы боретесь? Отсутствует четкая взаимосвязь между политическим протестом и представлениями людей об их собственной жизни, их интересах. Они не понимают: им-то все это зачем? Даже те, кто положительно относятся к Навальному, а такие у нас есть и их чуть больше одного, все равно не очень хорошо понимают происходящее.

Протест закуклился в самом себе. Это, скорее, спектакль для себя и своих западных друзей. Ну позвали к Навальному врачей, причем без всякого протеста – дальше что? Что вы хотели? Большевики выводили людей на улицы в 17-м году под лозунгом «мир». Вот тут все понимали, что им надо. Лозунг был очень четкий, каждому понятный и каждому близкий. А наши навальнисты идут неизвестно от кого, неизвестно куда и неизвестно к кому. Поэтому, естественно, интерес к ним у тех, у кого он был, падает, а у тех, у кого его не было, начинается раздражение.

«ВН»: – То есть здесь в пору говорить о провале работы организаторов?

– Да, о провале политической стратегии организаторов. Ребята забыли основной закон политики: действия должны меняться. Они должны постоянно идти и постоянно захватывать интерес людей. А вот с этим, к сожалению или к счастью – тут кто как смотрит, явно не получилось.

«ВН»: – Можно также сказать, что это говорит об определенных успехах официальной пропаганды?

– Ну да, конечно. Хотя навальнисты** здесь сделали даже больше, чем пропаганда. Но пропаганда тоже сработала. Потому если бы пропаганда была дурацкой, то вполне возможно, что интерес к Навальному и его команде не уменьшался бы, а усиливался.

«ВН»: – То есть на понижение интереса сыграла и та, и другая сторона?

– Да, самое интересное в том, что обе стороны, борясь друг с другом, сработали на один и тот же результат.

*«Левада-Центр» внесен в реестр НКО-иноагентов по решению Минюста РФ

**Некоторые организации, аффилированные с Навальным, например, сеть его штабов, внесены Минюстом РФ в список причастных к экстремизму и/или терроризму

 

Рейтинг статьи
0 0 голоса
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
1 Комментарий
Новые
Старые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Сергей
Сергей
30 дней назад

Государственная махина пропаганды сделала своё дело. Плюс репрессии. Плюс нищета.
Люди просто боятся потерять последнее.