Смертную казнь никто не отменял. Адвокат рассказал, какое наказание может понести казанский стрелок

В среду, 12 мая, в Советском районном суде города Казани Республики Татарстан Ильназа Галявиева, от рук которого погибли 9 человек в школе № 175, заключили под стражу до 11 июля. За это время должны провести психолого-психиатрическую экспертизу, результаты которой прямым образом влияют на наказание, которое может понести казанский стрелок.

На сегодняшний день известно, что 19-летний Галявиев признал свою вину. Напомним, ему предъявлено обвинение по ч. 2 ст. 105 УК РФ – убийство двух и более лиц, совершенное общеопасным способом. Также в Следственном комитете сообщили, что в прошлом году ему был поставлен диагноз энцефалопатия. По словам специалистов, такое заболевание не могло стать основной причиной, повлекшей трагедию в казанской школе.

Обвиняемому назначили адвоката – Александра Гиляжева. Со своим доверителем он впервые встретился только в зале суда, поэтому сообщить, как будет выстроена линия защиты, журналистам не смог. Гиляжев работает в филиале Коллегии адвокатов Советского района Казани. Исходя из открытых данных, в его практике больше гражданских и административных производств, а также дел по наркотикам.

Какой исход возможен у дела Галявиева, который мнил себя «Богом» и спланировал массовый расстрел в школе, мы узнали у Александра Почуева, эксперта в области адвокатуры, арбитражного и уголовно-процессуального права и президента Международной коллегии адвокатов города Москвы «Почуев, Зельгин и партнеры».

Фото: ru.wikipedia.org

Почуев в 2017 году защищал 18-летнего юношу, попавшего под влияние организации «ИГ»* и осужденного в качестве фигуранта по делу взрыва Казанского собора в Санкт-Петербурге, а в 2019-м адвокат выступал защитником профессора Олега Соколова, который убил и расчленил свою молодую любовницу.

«ВН»: – Как может быть выстроена защита обвиняемого Ильназа Галявиева?

– Защита в случае, когда все очевидно, строиться должна как раз на установлении истинных причин и проведении соответствующих экспертиз – психолого-психиатрических, медицинских – комплексно. Другого вектора, наверное, быть-то и не может.

Конечно же, наличие психических заболеваний на момент совершения преступлений или заболеваний, которые возникают сразу непосредственно после совершения преступления – это важный юридический аспект, который учитывается при определении степени вины и виновности человека. Потому что если человек находился в невменяемом состоянии по той или иной причине, естественно, это исключает его виновность в преступлении. Но в то же время это влечет необходимость применения к нему психолого-психиатрических методов лечения, которые опять-таки устанавливаются в судебном порядке.

Если экспертиза установит, что Галявиев в момент преступления был невменяем, то к нему должны применить меры принудительного лечения, отмечает эксперт.

Содержание в стационаре подобного уровня подразумевает гораздо более жесткие условия, нежели в колонии даже строгого режима,

– подчеркивает специалист.

«ВН»: – Если отбросить уточняющие моменты, какое наказание должен понести человек, совершивший подобное преступление?

– Мне как адвокату высказываться подобным образом запрещено адвокатской этикой. Но в целом по данному преступлению предусмотрено наказание вплоть до пожизненного заключения в зависимости от правовой квалификации его действий.

По той статье, которую ему вменяют – 105-я, часть 2-я – по нескольким пунктам произошедшее попадает. Наказание по этой статье предусматривается вплоть до пожизненного заключения – или даже смертная казнь.

В России существует некий мораторий на применения смертной казни, который был введен в 1999 году, но по факту это вопрос дискуссионный. В этом случае общество уже высказывается, что мораторий надо отменять, но решение будет приниматься на высшем уровне.

«ВН»: – Можно ли рассчитывать, что в ближайшее время мораторий будет отменен для того, чтобы применить смертную казнь как наказание в конкретном случае?

– Я бы не стал так говорить, потому что прежде всего будут ждать результатов психолого-психиатрической экспертизы. Скорее всего, здесь человек окажется невменяемым и тогда данный вопрос стоять не будет.

«ВН»: – Если Галявиев будет признан невменяемым, то суд должен изолировать его от общества и назначить ему принудительное лечение. Это тоже может иметь пожизненный срок?

– Да, если он неизлечим. Как правило, подобного рода заболевания – они не неизлечимы.

Фото: ria.ru

На данный момент ни признание вины, ни записи в телеграм-канале Галявиева, где он анонсирует свое преступление, без результатов экспертизы не дают возможности делать конкретные выводы о наказании, которое понесет казанский стрелок. Однако то, что массовый расстрел учеников гимназии был тщательно спланирован Галявиевым, отрицать нельзя.

С погибшими простились в Казани в среду, 12 мая, еще до того, как состоялся первый суд над стрелком.

*«Исламское государство» (другие названия: «Исламское Государство Ирака и Сирии», «Исламское Государство Ирака и Леванта», «Исламское Государство Ирака и Шама», ИГИЛ), решением от 29.12.2014 внесена в список зарубежных и международных организаций, признанных Верховным судом Российской Федерации террористическими и/или экстремистскими, деятельность которых запрещена на территории России

Рейтинг статьи
4 1 голос
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
1 Комментарий
Новые
Старые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Сергей
Сергей
30 дней назад

Экспертиза ничего не даст. Будет странно, если они поставят психиатрический диагноз, а объективной диагностики в психиатрии нет.