Герман Садулаев: «ТРИШКИН КАФТАН» МИНИСТЕРСТВА ОБОРОНЫ РОССИИ

3 недели назад

Рамштайн – теперь не только рок-группа. Это военная база НАТО, на которой собираются министры войны стран Запада, чтобы обсудить выделение Украине танков, пушек, ракет, снарядов и миллиардов денег на убийство российских солдат и мирных жителей. ВФУ подсуетились и вовремя устроили успешное контрнаступление от Харькова на Изюм, чтобы показать спонсорам: ваше оружие работает, русских мы убиваем! Дайте больше. Конечно, дадут. И так бы дали. Но теперь тем более дадут. Дадут ещё больше. Бесконечно будут давать.

Фото: dpa/Global Look Press

Коалиция из 48 стран, среди которых самые богатые и технологически развитые, ведёт прокси-войну с Россией на территории Украины руками украинцев, но не только, открыв Киеву «золотую карту» неограниченных поставок вооружения и безлимитный тариф военной помощи. В пакетах военной помощи не только поставки вооружения и боеприпасов, но и непосредственное участие в боевых действиях путём проведения спутниковой и иной разведки в интересах ВФУ, обучения военных, работы штабов, инструкторов, консультантов, специалистов, да и просто военных НАТО, которые приписаны к сложному натовскому вооружению. Да, не «весь мир» против нас. Всего около трети всего мира. Но эта треть полностью консолидирована, чётко и слаженно играет против России под жёстким руководством Вашингтона. А остальные две трети, так ли они консолидированы за нас, как эта треть сплочена против нас? Впрочем, о союзниках скажу отдельно.

Коалиция из 48 стран, среди которых самые богатые и технологически развитые, поставила своей целью и задачей нанести военное поражение России. Они не отступят. Они будут воевать до последнего украинца, потом – до последнего поляка и так далее. Они пойдут до конца и сделают для этого всё возможное и невозможное. Они не остановятся ни перед чем. 48 стран против России. Их устроит только поражение России на поле боя. Они об этом чётко сказали, и это правда, это не туман войны. Здесь им можно верить.

Когда и если Россия проиграет войну (спойлер: она не проиграет), никто не примет наших оправданий, наших рассказов о том, что мы никакой войны так и не начали, что мы всего лишь проводили маленькую специальную операцию силами ограниченного контингента. А против нас вышло всё НАТО и не-НАТО, 48 армий и военно-промышленных комплексов мира, и что мы не очень-то и проиграли, а в общем и целом достигли целей специальной военной операции, потому что там, где мы остановились (нас остановили или отбросили), – такая на самом деле и была у нас цель. 

Сергей Шойгу. Фото: Коммерсантъ / Дмитрий Коротаев

Нет. Все (и в первую очередь наши недосоюзники) скажут: великая Россия начала войну с маленькой Украиной и получила «по щщам». А-ха-ха. Давид опять победил Голиафа. А колосс снова оказался на глиняных ногах. Дави, толкай, мочи его! Никто не примет во внимание, что мы не воевали, мы всего лишь проводили специальную военную операцию силами ограниченного контингента – ещё раз. Никто. Россия. Вся. Воевала. Проиграла. Побеждена. Повержена. Уничтожена. Всё.

Сейчас многие ругают наше Минобороны и генералов. Шарий говорит: русские проспали контрнаступление ВФУ под Харьковом. И основывается на показаниях наших собственных героических военкоров и просто солдат. И я кланяюсь низко, головой в пыль и грязь, перед мужеством военкоров и солдат. Но у меня не получается ругать генералов. Потому что у них войска – сто пятьдесят тысяч штыков. А ещё и не все нормально вооружены и укомплектованы. Где-то летит «Искандер», а где-то пулемёт «Максим» на метр торчит из окопа. Говорят: генштаб ВФУ переиграл ВС РФ, «хохлы» затеяли обманное наступление на Херсон, русские сняли войска с Харьковского фронта, чтобы укрепить Херсонский фронт, а ВФУ ударили по Харьковскому фронту и погнали «москалей»! Обманули! 

А что было делать нашему командованию, если у него нет других резервов? Если у него всего войска – сто пятьдесят тысяч против пятисот тысяч ВФУ? Что было делать? Не снимать части с Харьковского фронта и не подпирать Херсон? Тогда бы Херсон не выстоял. Какое тут можно проявить стратегическое умение распределять резервы, когда резервов нет? По всей видимости, дело не в том, что наши генералы такие тупые. Они не тупые. Они воевали в Чечне, Грузии, Сирии. Они что-то да умеют. Просто резервов у них нет. Нет резервов. Когда ты с армией в сто пятьдесят тысяч воюешь с армией в пятьсот тысяч, да ещё и наступаешь, вряд ли у тебя много свободных резервов. Вряд ли. Скорее, всё, что может стрелять, у тебя уже либо в первой линии, либо где-то рядом.

Фото: Минобороны РФ

Эта стратегема по-русски называется «тришкин кафтан». Когда кафтан меньше тела, то нет способа укрыться им так, чтобы на всё туловище хватило. «Нос укроешь – хвост мёрзнет, хвост укроешь – нос мёрзнет». Нет у меня секретных данных, и никакой военной тайны я не раскрою, но из того, что каждый видит в открытых источниках, можно понять: наши генералы пытаются натянуть на огромные фронты маленький «тришкин кафтан», тут и там остаётся голое тело – и враг этим пользуется. А резервов нет (не то чтобы совсем нет – есть маленько, но, кажется, только тактических резервов, а для стратегических задач – нет; потому и ушли из-под Киева, чтобы переставить части на Донбасс, ведь других частей не было, чтобы и под Киевом стоять, и на Донбассе наступать, потому что стратегического объёма резервов, похоже, не было, и, похоже, до сих пор нет.)

Потому что с одной стороны – ограниченный контингент ВС РФ, резервисты ЛДНР и немножко добровольческих батальонов, вооружённых пулемётом «Максим», а с другой – безграничный мобилизационный потенциал Украины, где десять миллионов взрослых мужчин, а кончатся мужчины – поставят в строй женщин, и безлимитная военная помощь 48 стран – США и сателлитов. 

Видит Бог, я никогда не любил «стрелковщину». Вот эти стоны про «всё пропало». И даже призывы к немедленной и тотальной мобилизации. Наоборот, мне нравилось, что моя страна такая могучая: она может вести спецоперацию так, что человек в Москве или Новосибирске никакой спецоперации вообще не замечает. Кафе-рестораны полны людей, все работают, дети в школу ходят, никто ничего не боится. Это не плохо, это хорошо. Это значит, что моя держава велика и сильна. Что она одной левой отвечает на глобальные вызовы, продолжая решать миллионы других задач. Меня это всегда восхищало и восхищает. Для себя я понял: мира в мире не будет, а всегда будет война, и я хочу, чтобы я и моя семья жили в такой стране, большой и страшной, которая может одновременно и воевать, и не воевать. А не в такой, где от границы до границы можно не только «Калибром», а и 82-мм миномётом прострельнуть. Только тупой или самоубийца может бежать от войны из Москвы в Ереван или Тель-Авив. Премия Дарвина! 

Иван Ургант. Фото: Екатерина Чеснокова / РИА Новости

Война обязательно будет. Везде. И не одна. Никто не спрячется. Но в Ереване, Тель-Авиве или Киеве она точно проедет по тебе гусеницами танков, а в России ты можешь всю жизнь прожить и ни одного «прилёта» не услышать, хотя случатся пять или десять войн. Потому что Россия – больше, чем война. Россия вообще больше, чем всё, что ты можешь себе представить. Бежать из России? Куда? А главное, зачем? Идиоты. Я жил в Чечне, и было время, когда Чечня была как бы «независимая». Так вот, когда в одном конце Чечни взрывался снаряд, в другом стёкла вылетали из окон. Утрирую, но, в принципе, так. Войны они боятся. В Армению они уехали от войны. Дебилы.

Так вот. То, что Россия может воевать, не сильно напрягаясь, – меня не печалит, а радует и восхищает. Но, похоже, сейчас не та ситуация. Похоже, мы не сможем выиграть войну с ограниченным контингентом из ста пятидесяти тысяч, скажем так, не очень хорошо экипированных солдат, против лучших систем вооружений из 48 стран и армии в пятьсот тысяч, которая бесконечно пополняется и обучается на базах за рубежом. 

Всеобщая мобилизация, наверное, не нужна. Даже частичная мобилизация, наверное, не нужна. Здесь нашим командирам виднее и я им доверяю. Но нарастить группировку в два, три и четыре раза мы должны. Просто обязаны! Чтобы у генералов были резервы, и не только тактические. И, главное, нашему Верховному придётся рано или поздно сказать эти заветные, заповедные слова:

«Вставай, страна огромная!»

Фото: Минобороны РФ

Не получится выиграть войну, не просыпаясь, не вставая с постели и с печки-лежанки. Вставай, страна огромная! Это значит, что теперь каждый из нас – на войне. Значит, что действующая армия вырастет в несколько раз. И появится в достатке оружия и снаряжения. У каждого воина будет броник, прицел, тепловизор, в каждом батальоне четыре беспилотника, выйдут в бесчисленном количестве танки, БМП, БТР, небоевые и транспортные автомобили, самолёты, вертолёты, ещё больше будет миномётов, особенно самоходных, другой артиллерии, РСЗО, ракет, всего в достатке и с избытком. Медицинское оборудование и расходные материалы. Тёплая одежда и тёплые палатки. Всегда еда и боекомплект. Потому что вся страна должна поставить себе как цель и задачу – победить.

48 стран поставили целью и задачей нанести нам военное поражение, а мы их всех победим.

А ещё нам нужны союзники. Какая бы ни была Россия большая и сильная, но союзники всё равно очень нужны. Нужны военные поставки. Разговоры идут, идут, а где поставки? Где беспилотники и другое оружие из Ирана? Где высокоточные РСЗО «Полонез» из Белоруссии, бьющие на 280 км и готовые к дуэли с «Химерами» Вашингтона? У Минска они есть, а почему у нас на фронте до сих пор нет? Где оружие и войска из Северной Кореи? Говорили, что подписав договоры с ЛНР и ДНР, Северная Корея заявила о готовности отправить сто тысяч солдат на помощь народным республикам. А мы не приняли? Мы что, кого-то стесняемся? Не хотим, чтобы «приличные люди» на Западе сказали «фу, они дружат с северными корейцами»? А-ха-ха. Очень смешно. Прямо до слёз смешно. До крови. 

Ким Чен Ын. Фото: AP

Всё это необходимо и неизбежно. Мы обязательно это сделаем. Мы объявим народную войну не только на Донбассе, но и во всей России. Мы увеличим свои войска. Мы снабдим каждого воина и каждое подразделение всем нужным оружием и снаряжением. И мы найдём и привлечём настоящих союзников, которые поставят нам дополнительное вооружение и пошлют нам на помощь своих солдат. И мы победим.

Только чем раньше мы это сделаем, тем меньше будет потерь среди наших воинов и среди мирных жителей, меньше разрушений и горя.

А 48 стран выкатятся из нашей страны несолоно хлебавши, как уже неоднократно выкатывались: двунадесять языков армии Наполеона, интервенты Антанты и объединённая Гитлером Европа.

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.
АКТУАЛЬНЫЕ МАТЕРИАЛЫ