Герман Садулаев: «Благодаря некоторым – иногда очень болезненным – реформам мы смогли выстоять в суровых исторических испытаниях»

1 месяц назад

В прошлом интервью с Германом Садулаевым мы обсуждали состояние российского общества и среднее по государству отношение к спецоперации. Писатель описал его так: «Вроде война идет… Но если я лично не воюю, то, может быть, оно как-то пройдет мимо». Сегодня мы поговорим о том, где кроется корень этой философии. Что первично – призывы власти или настроение масс?

Герман Садулаев

«ВН»: – Герман, а может, сегодняшняя модель ведения спецоперации и есть самая оптимальная? Как минимум она в условиях объективной реальности, а не в пространстве аналитики. Ведь власть знает гораздо больше, чем общество, чем мы. 

– Я согласен с тем, что это объективная реальность. Но я не согласен с тем, что это оптимальный ход действий и оптимальные решения нашей власти. Я думаю, что можно было бы сделать гораздо лучше. Я думаю, что наши власти могли бы быть решительней. И в мобилизации общества, и в мобилизации экономики, и в помощи фронту. 

Я думаю, далеко не все еще наши возможные ресурсы используются для фронта, для победы. Я думаю, от оптимальных решений мы отстоим еще очень и очень далеко. 

Герман Садулаев

Герман Садулаев

«ВН»: – Ну вот представим: идет заседание. Один министр говорит: «Мне нужно еще 300 тысяч мобилизовать». А второй, допустим, отвечает: «Если вы сейчас 300 тысяч заберете, то у нас экономика встанет без рабочих рук». Есть разные желания, а есть общая картина руководства государством. Плюс к тому есть и политический момент. Как показала история с «Вагнером», создание ударного подразделения может кончиться опасностью не только для врага, но и для самой власти. 

– Наверное, с этими опасениями и связано то, что нашу армию не хотят сделать слишком сильной. Я не так однозначно отношусь к этому «Маршу справедливости». Я думаю, что у него были объективные предпосылки. И думаю, что у него мог быть даже позитивный эффект, если бы всё пошло немножко по-другому. 

Для власти – да, это было плохо. Но не всегда то, что плохо для нашей власти, плохо для нашей страны и для народа. 

Россия. Ростов-на-Дону. Боец ЧВК «Вагнер» на танке на улице города. Фото: Эрик Романенко/ТАСС

Понятное дело, что властные круги озабочены в первую очередь тем, чтобы сохранить свою власть. И только во вторую очередь тем, чтобы сохранить страну и народ. Если нужно чем-то пожертвовать в интересах страны и народа ради сохранения своей власти, то они этим, без сомнения, пожертвуют. И не всегда это хорошо для народа. 

Я думаю, если бы действительно была произведена реформа военного руководства, которую требовал Пригожин, это было бы на пользу нашей стране, нашей армии и нашему обществу. А то, что заморозили реформу военного управления, но зато сохранили власть – это хорошо для тех, кто сохранил власть. Но не для народа. А проблемы в армии остались те же самые. И проблемы в армейском управлении остались те же самые. У нас до сих пор нет полного доверия к нашему министру обороны, к нашему Генштабу. К тем структурам, которые призывал реформировать Пригожин. Мне кажется, стоило их реформировать и изменить. Но мы оставили всё как есть. И у нас сейчас те же самые Минобороны и Генштаб, которые были в 2022 году. И мы считаем, что это хорошо? 

Россия. Ростов-На-Дону. На снимке с видео: основатель частной военной компании (ЧВК) «Вагнер» Евгений Пригожин у штаба Южного военного округа. Pool /Wagner Group/Planet Pix via ZUMA Press Wire/ТАСС

Нет, это не обязательно хорошо. У нас большие просчеты в военном управлении. У нас большие просчеты в стратегическом планировании военной операции. 

За эти просчеты 2022 года до сих пор никто не ответил. Поймите такую вещь: наш первоначальный план провалился. Мы провалились. Мы потерпели в 2022 году большое поражение. Политическое и военное. Мы были вынуждены оставить Киевскую, Черниговскую, Сумскую области. Мы отступили в Херсонской области и Запорожье. Мы оставили большие занятые до того территории. Мы не смогли одержать решительную победу на первом этапе войны. Из-за стратегических просчетов. За такие ошибки кто-то должен нести ответственность. Кто-то должен поплатиться за них своим креслом, своей головой. Но мы видим, что ничего этого не произошло. И как мы можем быть уверены, что в будущем наши планы не будут такими же катастрофичными, провальными. Система должна меняться, если ей подают такие кризисные и неприятные сигналы, каким был «Марш справедливости». Система же этот сигнал подавила, а участников репрессировала. И сама не изменилась. 

Россия. Ростов-на-Дону. Боец ЧВК «Вагнер» в городе. Фото: Эрик Романенко/ТАСС

«ВН»: – Какие проблемы у армии сейчас?

– Мы до сих пор имеем недостаточное снабжение. Мы до сих пор имеем проблемы вообще по всему спектру военных дел. Серьезные проблемы. И ничего на системном уровне не меняется. Я много могу сказать проблем. Никакие ошибки не были учтены. Никакие уроки не были вынесены. И всё так же плохо, как и было в 2022 году, по многим параметрам. И это плохо. 

«ВН»: – Вот вы говорите, что Пригожин был там-то и там-то прав. Но ведь система показывала ему еще до этого «Марша» своим поведением, что его манера поведения и его тактика чужды системе. Так как тогда будет меняться что-то?

– Система защищает себя очень эффективно, мы это видим. Она устранила Пригожина и другие опасности для своей власти. Но это не значит, что она так же эффективно защищает страну. Вот в чем проблема. Военно-политическая система должна защищать страну. А защищает она ее по-прежнему плохо. Уроки не сделаны. 

Владимир Путин и глава Народного совета ДНР Артем Жога после церемонии вручения медалей «Золотая Звезда» Героям России в Георгиевском зале Большого Кремлевского дворца. Фото: Валерий Шарифулин/ТАСС

«ВН»: – Герман, вот так критикуя систему, чем патриоты принципиально отличаются от либералов в глазах власти?

– Для власти мы представляем опасность. И она зачастую видит нас даже более опасными, чем либералы. На либералов наклеены ярлыки иноагентов. С ними всё понятно. А с нами не всё так понятно. Но система пытается защищаться и от нас. 

Разница между нами и либералами при этом в целях. Мы хотим видеть великую Россию-победительницу. А они хотят видеть Россию уничтоженной и разделенной на многие государства. 

Мы критикуем систему за то, что она недостаточно хорошо воюют, недостаточно хорошо защищает наше общество. Недостаточно хорошо ведет нас к победе. 

Владимир Путин и Сергей Шойгу. Фото: Алексей Дружинин/ТАСС

«ВН»: – Есть субъект «власть», есть субъект «народ», который поддерживает власть. И власть общается с народом посредством провластных СМИ. И вот в этих СМИ что либералов зовут христопродавцами, что гражданско-патриотическое общество называют «литературной гопотой». Почему такое отношение?

– Власть защищает свои кормушки. Но мы-то не должны отождествлять власть и интересы страны. 

«ВН»: – Так в этой ситуации патриотическое сообщество не станет ли реальной угрозой для власти? Не радикализируется, как большевики? 

– Революционной стадии мы не дождемся, но голос свой возвышать не перестанем. Потому что нам нужна великая Россия-победительница. А у власти половинчатые меры. 

Фото: ТГ Германа Садулаева

Фото: ТГ Германа Садулаева

Я не думаю, что народ – 87%, проголосовавшие за Путина, – полностью доволен властью и полностью ее поддерживает. Просто альтернативы нет. Альтернативы народ не видит. Не видит, что может быть другое и по-другому. Но это не значит, что народ полностью доволен. Если мы хорошенько исследуем глубинный народ, я думаю, мы поймем, что он далеко не во всём согласен с нашей властью. Может быть, он поддерживает некоторые основные нарративы – о суверенитете России, о нашей национальной гордости и так далее, ряд базовых вещей. Но это не значит, что народ наш критически не настроен к власти. Наш народ к власти настроен довольно критически именно потому, что она половинчата в своих решениях. 

«ВН»: – Так «верхи не могут, а низы не хотят»? Точно не революционная ситуация-то? В Ростове на «Вагнер» с вилами не бросались, хоть и было объявлено о мятеже по ТВ. 

– Вот как раз это критическое отношение народа к власти сказалось в том, что во время «Марша справедливости» симпатии довольно большого количества наших граждан были на стороне Пригожина. Довольно большое количество наших граждан понимает, что систему надо менять, реформировать. Что с таким военным управлением мы не выиграем войну.

Герман Садулаев

Герман Садулаев / Telegram-канал

Является ли это для нас угрозой? Нет, это является надеждой. На то, что мы сможем как-то обновиться, сконцентрироваться и выиграть эту войну. 

«ВН»: – Эта отношение народа к власти и модель поведения власти – стабильная ситуация?

–Наверное, так может оставаться довольно долго. Но это обойдется нам очень дорого. Это долгое ожидание реформ и обновления системы обойдется нам очень дорого. Это всё, что я могу сказать. 

Герман Садулаев

Фото: Телеграм Германа Садулаева

«ВН»: – В нашей истории нам и реформы зачастую очень дорого обходились. 

– Благодаря некоторым – иногда очень болезненным – реформам мы смогли выстоять в суровых исторических испытаниях. Иного выхода у нас просто не было. Был ли у нас другой выход, чтобы СССР мог выиграть во Второй мировой войне? Нет. Но прошел период очень болезненных революций и гражданских войн, реформ, индустриализации. Если бы этого не было, смогли бы мы выстоять? Наверное, нет. 



Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
АКТУАЛЬНЫЕ МАТЕРИАЛЫ