Герман Садулаев: «Хотим ли мы одержать решительную военную победу?»

1 месяц назад

Писатель Герман Садулаев родом из Чечни и очень хорошо разбирается во внутренних особенностях жизни республики. Мы попросили прокомментировать его скандал, который разгорелся вокруг министра МЧС региона Цакаева. Генерал-майора задержали на федеральном пункте пропуска «Герзель» в Новолакском районе Дагестана. Изначально в СМИ сообщалось, что чиновник был сильно пьян, ехал по встречной полосе и не подчинялся требованиям полицейских. В итоге же вопрос решился непонятным образом. 

Герман Садулаев

Герман Садулаев / ВН

«ВН»: – Герман, вы эксперт по вопросам Чечни. Как вам видится эта ситуация?

– Ситуация непонятная. Я видел видеоролик, где грубо вытаскивали мужчину из машины, который был не форме. А на самом деле он генерал МЧС. Дагестанская полиция сначала утверждала, что он был пьяный и без документов. Потом это вроде не подтвердилось. Какие-то трения, видимо, происходят между региональными силовыми структурами. Это не является положительным фактором, особенно сейчас, когда все мы должны в едином строю воевать против Запада и его прокси на Украине. Это событие меня не порадовало. 

То, что туда впоследствии приехала машина с «Ахматом» и они отбили своего чеченского генерала, тоже так себе история. Всё это должно решаться правовыми методами, а не силовыми. Поэтому эта история меня совсем не обрадовала. 

Рамзан Кадыров. Фото: П/с главы Республики/ТАСС

«ВН»: – Как вам видится работа центра с регионами и региональными элитами в условиях СВО?

– Работа центра с регионами, как мы видим по первым годам СВО, была провалена. Потому что была большая асимметрия в регионах. Некоторые руководители регионов и администрации включились в СВО – гуманитарной помощью, организацией своих воинских подразделений, помощью мобилизованным. А другие в этом деле заняли пассивную выжидательную позицию. И как бы единой системы руководства регионами мы не увидели.

Постепенно это, наверное, становилось лучше, все регионы вовлекали в помощь нашим войскам. Но для меня был неприятный звонок о том, что Россия не очень едина, что она склонна расползаться, что региональные элиты склонны защищать каждый свои интересы. И не очень-то болеют за общее наше всероссийское дело, что показало их отношение к СВО. 

Герман Садулаев

Герман Садулаев

«ВН»: – Россия – федерация. Это ведь обусловливает некую автономность элит?Подразумевает, что у них могут быть региональные интересы?

– Да, но в условиях войны эта многоголосица должна быть сведена к минимуму. Понятно, что в мирное время субъекты федерации могут даже конкурировать за внимание центра, за ресурсы из центра. Но сейчас не то время, когда мы должны решать собственные региональные проблемы, забыв о нашем общем деле. Специальная военная операция является общим делом для всей России. И здесь отстраняться – неправильно. Ничто не происходит далеко от нас. И мобилизованные были из всех регионов, и добровольцы едут из всех регионов. 

Мы, допустим, замечаем, что в больших городах – особенно в Москве и Санкт-Петербурге – очень мало наглядной агитации про СВО. Очень мало постеров, билбордов, плакатов о наших героях. Можно часами ходить по городу и не заметить вообще ничего, касающегося специальной военной операции.

Россия. Белгород. Последствия падения боевого снаряда у стадиона «Белгород Арена» в результате обстрела со стороны ВСУ. Фото: Николай Гынгазов/ТАСС

И создается такое впечатление, что у нас никакой войны нет, что воюют где-то там далеко – в ЛНР, ДНР. Может быть, Белгородская и Курская области. А вот у нас здесь – полный мир. Отсутствие всяких упоминаний о специальной военной операции, идет обыкновенная жизнь. Это не очень хорошо.  

Если называть вещи своими именами, то идет война. Специальная военная операция уже давно стала войной. И когда страна ведет войну, делать вид в своем регионе, что ничего не происходит, это уже близко к предательству, к измене. 

«ВН»: – Герман, давайте на жизненном примере. Вот сейчас у нас будут майские праздники. Народ по традиции поедет на дачи – отмечать, жарить шашлыки, веселиться. И это изменники?

– Я не думаю, что ехать на шашлыки – это измена родине. Ведь военные, когда возвращаются домой, в том числе хотят отдохнуть со своими семьями. Это нормально. Но вот проводить какие-то масштабные городские гуляния за бюджетный счет – от этого меня коробит. Меня уже коробили новогодние гуляния, которые были в этом году, иллюминация и украшения наших городов. Смотришь и думаешь, сколько на это было потрачено миллионов и миллиардов по всей стране. Не лучше ли было эти средства направить на помощь нашим бойцам на СВО, у которых до сих пор еще, скажем так, не всего достаточно. 

Россия. ДНР. Донецк. Военнослужащие подразделения противовоздушной обороны первой славянской бригады первого армейского корпуса во время работы зенитной установки ЗУ-23 на автомобиле «Урал». Фото: Дмитрий Ягодкин/ТАСС

Не хватает транспорта, не хватает многих необходимых приборов, не хватает беспилотников. И мы все свои силы и средства сейчас должны направлять на это, а не на какие-то массовые гуляния и празднества. На время войны о гуляниях за бюджетный счет стоило бы забыть. Ну а людей, которые хотят в частном порядке отдохнуть, я бы не стал осуждать. 

«ВН»: – Бюджетные средства распределяются, как вы знаете, заранее. На гуляния и украшения деньги заложены. И, наверное, это каким-то образом одобрено центром, согласовано?

– Видимо так, потому что у нас центр сам в первую очередь стремится делать вид, что никакой войны нет. Стремится, чтобы это всё происходило «где-то далеко». Чтобы народ об этом не думал и не задавал много вопросов. Мне кажется, это неправильно. Мне кажется, война – это особая чрезвычайная ситуация, когда планы (в том числе бюджетные планы) должны быть пересмотрены. Речь идет о мобилизации общества на войну. Эта мобилизация до сих пор еще не объявлена. До сих пор центр стоит на позициях, что лучше бы поменьше напоминать людям о войне. 

Владимир Путин и глава Народного совета ДНР Артем Жога после церемонии вручения медалей «Золотая Звезда» Героям России в Георгиевском зале Большого Кремлевского дворца. Фото: Валерий Шарифулин/ТАСС

По телевизору идет сплошное развлекательное шоу какое-то. Какие-то непонятные люди фрикообразные сидят и пытаются смешить публику. Как будто войны нет. Кажется, что наша центральная власть сама боится мобилизации народа. Сама боится, что если народ мобилизуется на войну, то он начнет задавать власти много неудобных вопросов. И поэтому всё держится вот так – в режиме мирного времени. 

И это с одной стороны, вроде бы, хорошо. Людям так приятнее жить, комфортнее, «не зная», что война идет. Но война идет. Каждый день мы теряем людей, наших солдат убивают на линии фронта. Наши города даже в тылу бомбят, обстреливают. Война идет! Беспилотники долетают до Москвы и Санкт-Петербурга. Нельзя игнорировать реальность. Без полной мобилизации общества нам не победить. Нам противостоит очень большой и очень серьезный враг с очень большими ресурсами. Все ресурсы Запада в распоряжении наших врагов. Мы не сможем выиграть войну, играя, танцуя, украшая свои города. 

Фото: ТГ Германа Садулаева

«ВН»: – Тут складывается такая ситуация. СВО идет третий год. У власти уже сложилась определенная модель внутренней политики в этих условиях. И были выборы. И народ проголосовал – более 87% за действующего президента. Следовательно, народ полностью одобряет эту модель власти. Но если не народ, то кто же тот субъект, который может менять образ жизни страны? Если власть так решила, а народ полностью тоже согласен…

– Да, я тоже не вижу такого субъекта нашей политики, который может резко что-то поменять. Есть еще объективный исторический процесс, который тоже действует. В первые месяцы войны мы рассчитывали, что победим. А наше военно-политическое руководство рассчитывало, что эта спецоперация пройдет быстро, без больших потерь, без большого напряжения общества. И под это были сверстаны все планы. Но ведь давно уже понятно, что это не так. 

Война идет уже третий год. И пока нет никаких предпосылок к тому, чтобы она закончилась. Поэтому нам нужно сейчас управление военного времени, бюджет военного времени и пропаганда военного времени. Настроения общества меняются с помощью пропаганды, агитаций, массовой культуры.

Дмитрий Киселев. Фото: Владимир Гердо/ТАСС

Человек заходит в Telegram и читает там сводки новостей с линии фронта. Потом он узнает, что тот и тот его знакомый погибли на войне. Он узнает, что какие-то волонтеры устраивают сборы для помощи фронту. А потом он включает радио и телевизор – а там всё те же шоу, что раньше. Те же пляски в перьях. И тогда народ в сомнении и в непонятном состоянии. Это состояние многим кажется комфортным. И слышно много голосов: «А зачем закрывать увеселительные заведения? Зачем закрывать развлекательные шоу? Пусть люди нормально живут! Зачем людей напрягать?» Но я опять и опять повторяю одно и то же: в таком расслабленном состоянии мы можем, конечно, еще несколько лет вести специальную военную операцию. Но в войне мы в таком состоянии не победим. 

Нам нужна концентрация всех сил и ресурсов на одной самой важной проблеме – как нам победить в этой войне. Без этого победы не будет. А продолжаться это еще может очень долго. 

Россия. ЛНР. Работа военнослужащего разведгруппы с использованием многофункционального беспилотного комплекса «Орлан» 10 на Краснолиманском направлении. Фото: Александр Река/ТАСС

«ВН»: – Но ведь у нашей страны, как и у всех других стран, есть особый национальный характер. Есть наша привычка решать вопросы определенным образом. Вот итальянцев невозможно организовать иначе, чем они сами хотят. А мы живем так, как хотим мы. 

– Есть такой момент. Конечно, война – это травмирующая ситуация. И все эти сведения о войне и пропаганда травмируют. А человек устроен так, что он хочет избежать травмы и адаптироваться в любой ситуации. И вот у нашего общества третий год происходит адаптация к состоянию полувойны. То есть: «Вроде, война идет… Но если я лично не воюю, то, может быть, оно как-то пройдет мимо». Да, психика человека такова. 

Это свойство человеческой природы. И не только в России, а во всем мире. Свойство – адаптироваться к той реальности, которая есть. 

Россия. Москва. Певец Филипп Киркоров во время выступления на концерте «Песня года 2023». Фото: Вячеслав Прокофьев/ТАСС

Но вопрос опять же в цели. Хотим ли мы одержать решительную военную победу? Чтобы одержать решительную военную победу, придется принять травмирующие новости и травмирующую правду. Если послушать наши военные сводки, то у нас ведь всё хорошо, мы постоянно побеждаем, улучшаем положение по линии фронта и так далее – беспокоиться не о чем, напрягаться не о чем. И человек не чувствует призыва, что нужно спасать родину и идти добровольцем или жертвовать деньги. Зачем? Всё же и так хорошо…

Но ведь это всё рассказывают здесь – в тылу. А когда приезжаешь поближе к линии фронта, то оказывается, что ситуация далеко не такая радужная. Бои идут, тяжелые бои. Мы не только наступаем, но и где-то отступаем. Где-то с большими усилиями выгрызаем по 100-200 метров. Мы несем потери, большие потери. Ежедневно несем большие потери. Об этом у нас не говорят. Сведения о потерях засекречены. И это всё как бы за скобками. У нас докладывают: «Вот, мы уничтожили столько националистов, столько боевой техники». При этом нам не говорят, что мы сами несем потери. Эти потери вполне сопоставимы с потерями противника. Потому что война зашла в позиционный тупик.



Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
АКТУАЛЬНЫЕ МАТЕРИАЛЫ