Герман Садулаев: «Мобилизация всё же нужна. Поскольку она позволит призвать нужные возрасты и военно-учетные специальности»

2 месяца назад

На фоне укрепления позиций российской армии на фронте депутат и глава комитета Государственной думы РФ по обороне Андрей Картаполов сделал заявление о том, что новой волны мобилизации россиянам ждать пока не стоит. «Ни при каких условиях никакой мобилизации в мае не будет. Мобилизация – это пройденный этап», – цитирует «МК» слова Картаполова из комментария для RTVI. 

Герман Садулаев

Герман Садулаев

Писатель, волонтер и активный помощник фронта Герман Садулаев высказался о ходе спецоперации и связанных с ней оперативных решениях в интервью «Вашим Новостям». 

«ВН»: – Герман, президент недавно подписал указ о весеннем призыве, который продлится с 1 апреля по 15 июля. Считается, что мобилизация вместе с призывом идти не может. Но и призывников на фронт не должны отправлять. При этом наша армия перехватила инициативу. Смогут ли войска РФ наступать, не проводя мобилизацию? 

– По некоторым данным, у нас войска ежемесячно пополняются на 20–40 тысяч человек добровольцами-контрактниками. Видимо, поэтому наши власти считают, что мобилизация не нужна и достаточно пополнения, которое идет с помощью набора на контракт. Но по моему мнению, мобилизация всё же нужна. Поскольку она позволит призвать нужные возрасты и военно-учетные специальности. Людей, подходящих по состоянию здоровья. 

Фото: Герман Садулаев

Потому что зачастую контрактники-добровольцы довольно-таки возрастные, не готовы к штурмовым действиям. Физическое их состояние часто вызывает большие вопросы. 

Качество этих контрактников довольно невысокое. А с помощью мобилизации мы могли бы насытить армию более качественным составом. И могли бы сформировать новую большую группировку. А нам она нужна, нужна на севере. Для того, чтобы начать наступление на Харьков. У нас ресурсов больше. И в этом смысле для нас растягивать линию фронта выгоднее. 

Россия. Херсонская область. Военнослужащий группировки войск «Днепр». Фото: Алексей Коновалов/ТАСС

«ВН»: – Есть мнение, что контрактники – это мотивированные люди, сами принявшие решение пойти на фронт. Они сами принимают решение. А мобилизованный может быть молодым, сильным, ловким, здоровым и так далее. Но одна проблема: он может совершенно не хотеть идти на фронт. 

– Это да, мобилизация – это, конечно, стресс для общества. Но мы должны пойти на этот стресс. И мне кажется, что российское общество способно его пережить. Конечно, будут и тяжелые ситуации. Но те мобилизованные, которых мобилизовали в предыдущую мобилизацию, всё же как-то воюют. И нужно бы подумать о том, чтобы их как-то сменить. Поэтому новая мобилизация нужна. Можно было бы хотя бы частично вернуть домой тех, кто был мобилизован раньше. 

Россия. ЛНР. Военнослужащий во время подготовки экипажей боевой машины поддержки танков (БМПТ) «Терминатор» в зоне проведения специальной военной операции. Фото: Александр Река/ТАСС

А то получается, что они мобилизованы бессрочно. А все остальные нормально живут мирной жизнью. Это тоже несправедливо. Для них тоже было стрессом отправляться на фронт. И получается, что они должны вынести на себе всю войну? А других мы трогать не будем? Это неправильно. 

«ВН»: – У нас сейчас общество очень разное. У кого-то десять высших образований, у кого-то десять детей, у кого-то бизнес и так далее. Нужен ли дифференцированный подход при возможной мобилизации?

– В этом смысле мобилизация должна быть умной, дифференцированной. Не нужно мобилизовать тех, у кого есть десять детей. Зачем их мобилизовать? Но по большому счету – не нам это всё решать. И мы об этом узнаем просто по факту. По факту нам однажды скажут, что мобилизация всё же будет. И мы тогда мобилизуемся. А если не скажут, то и не мобилизуемся. 

Мы можем тут только рассуждать и думать: а что будет, что не будет, что нужно, что не нужно? От нашего мнения, честно говоря, здесь будет мало что зависеть. 

Нам надо понимать, что эти решения находятся вне пределов нашей компетенции. И вне предела даже консенсуса народа по этому поводу. Решение будет приниматься наверху. В соответствии с обстоятельствами и информацией, которая нам далеко не вся известна. Нам известны далеко не все цифры: ни все цифры потерь, ни настоящая активная численность нашей армии, ни потребность в людях. Может быть, этой потребности в людях сейчас нет. А может быть, она есть. Может быть, она удовлетворяется набором контрактников. А может быть, не совсем. У нас нет достаточно информации по этому поводу. Мы можем только гадать, какое решение будет принято. 

Россия. Президент РФ Владимир Путин во время обращения к гражданам России в связи с терактом в подмосковном «Крокус сити холле». Фото: Михаил Метцель/пресс-служба президента РФ/ТАСС

«ВН»: – Здесь есть и политический момент. Ведь неизвестны и цифры, насколько будет популярно решение о новой мобилизации в народе. 

– Непопулярно было и решение о первой волне мобилизации. И тем не менее, когда необходимость появилась, это решение было принято. Поэтому на популярность или непопулярность этого решения будут смотреть, но далеко не в первую очередь. 

«ВН»: – А как вы считаете, по части социологии мы сегодня всё знаем? О нашем обществе вообще. 

– Да, социология тоже не вся нам понятна. Остается надеяться, что там, где все эти решения принимаются, обладают достаточной информацией. Что к ним приходит информация правильная, истинная… А не отредактированная так, чтобы «всем было приятно».

Президент РФ Владимир Путин во время встречи с военными корреспондентами в Кремле. Фото: Гавриил Григоров/пресс-служба президента РФ/ТАСС

Ведь иногда информацию искажают, чтобы начальству сделать приятнее. Это самое опасное – если информация искажена, чтобы сделать кому-то приятно, и в связи с этим принимаются неправильные решения. 

«ВН»: – Мы чаще говорим о военных угрозах. Но ведь есть и другие опасности – экономика, демография, мигранты и так далее. Это серьезные угрозы на фоне военных действий? Отсюда не может прийти какой-то серьезный кризис?

– Миграция тоже является важной проблемой, которая не рассосется сама собой. Ее нужно решать. В своем выступлении Владимир Владимирович Путин сказал недавно о том, что нам нужно менять подходы к миграционной политике. Надеюсь, что они будут изменены. 

Россия. Москва. Иностранные граждане у Многофункционального миграционного центра. Фото: Михаил Терещенко/ТАСС

«ВН»: – Но рождаемость низкая. Уже сейчас есть дефицит рабочих рук. Если провести в этих условиях мобилизацию – эти люди уйдут с работы. Как справиться с этой ситуацией?

– Ситуация не такая уж страшная и безнадежная. Пока еще всё находится в пределах решаемости. В том числе проблема миграции. Пока, думаю, мы еще не перешли черту, когда эти процессы станут неуправляемыми. Но ждать у моря погоды не стоит. Нужно решать эти вопросы, сами они не решатся.

Если сейчас всё пустить на самотек, то через двадцать лет ситуация с демографией в России будет очень плачевная. 

Фото: Сергей Фадеичев/ТАСС

«ВН»: – Некоторые предлагают запретить аборты. Но с точки зрения статистики, запрет абортов – спорная мера. В таких ситуациях аборты просто делают подпольно, из-за чего еще и женщины становятся бесплодными и умирают. 

– Запрет абортов – это сомнительное решение. Если аборты перемещаются в нелегальную сферу и их начинают делать в плохих условиях, то это не способствует улучшению демографической обстановки. Нужно сделать так, чтобы женщины хотели рожать. А это нужны комплексные мероприятия. В том числе увеличение роли отцовства. Рождаемость же зависит не только от женщин. Женщина принимает решение рожать ребенка в зависимости от того, насколько она уверена в том, что мужчина будет участвовать в семейной жизни и воспитании ребенка. 

Герман Садулаев

Герман Садулаев

Нужно повышать престиж отцовства. Защищать не только материнство, но и отцовство. Отцы у нас часто оказываются пятым колесом в телеге воспроизводства… То есть хорошо, если отец есть, но он как бы не самый важный человек. А самый важный человек – это мать. Поэтому у нас до сих пор детей при разводе чаще всего отдают матери. Устраняют из процесса воспитания мужчину, ограничивая его участие только выплатой алиментов. Он становится только денежным донором, а участия в воспитании не принимает. Это неправильно. 

Если изменить эту ситуацию с дискриминированием отцов в нашем обществе и в нашем государстве, то это окажет очень положительное влияние. 



Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
АКТУАЛЬНЫЕ МАТЕРИАЛЫ