Георгий Зотов: ТЮРЬМА ДЛЯ СЛАДКОГО МИНИСТРА ОБОРОНЫ

11 месяцев назад

…Жил-был один военный министр. Правитель страны очень ему благоволил, потому что сей чиновник, в отличие от некоторых других сомнительных личностей, всегда предоставлял ему исключительно приятные новости. После проигранной недавно войны руководителя государства беспокоило состояние армии. Министр старался. Он предоставлял нужные данные, показывая –всё идёт отлично. Солдаты вооружены, накормлены и совершают марш-броски, напевая одобренные сверху патриотичные песни. Правда, некоторые трусливые полковники из министерства брюзжали: дела вовсе не так хороши, как рапортуют. В случае начала большого конфликта снаряды и патроны закончатся в первые же месяцы, подвозить их к фронту будет сложновато – и за это время у противника появится преимущество. Министр, разумеется, над пораженческими настроениями смеялся. Он ничего не боялся и всегда заявлял, что через неделю после начала боевых действий его войска вступят в столицу соседнего государства. К модернизации армии министр тоже относился с юмором, отвергая любые предложения помощников. «На чёрта это надо – танки всякие, орудия? –удивлялся он. – Драка есть драка, для чего нам мудрёная и дорогая современная техника? Глупости. Пуля – дура, штык – молодец». Правитель хвалил хорошего человека и часто приглашал домой попить чаю и поесть тортик. Министр ни разу не посетил парламент, относясь к нему с презрением. Зачем кланяться этой челяди, если его обожает сам чудесный и великий лидер? Всё было прекрасно, покуда внезапно вдруг не началась полномасштабная война.

Иллюстрация: кадр из мультфильма «Про Федота-стрельца, удалого молодца»

К тому времени Владимиру Александровичу Сухомлинову, военному министру Российской империи, исполнилось 66 лет. Его жена Екатерина (в прошлом браке – Бутович) была моложе на 34 года, и для угождения Катеньке, дабы заработать больше денег, генерал Сухомлинов вечно находился в длительных командировках, получив от армии унизительную кличку – «корнет Отлетаев». Участник русско-турецкой войны, он являлся замшелым консерватором, наотрез отказываясь модернизировать армию – дескать, а зачем дорогостоящая техника? Наши бравые казаки налетят и порубают всех в капусту. Владимир Александрович тонко понимал роль начальства и никогда не раздражал императора Николая Второго. Он докладывал государю лишь хорошие новости, информируя, что армия готова порвать любого врага на Андреевский флаг. Супруга Николая II Александра Фёдоровна также восторгалась милым министром: «В нашем присутствии он сладок, как сахар». В противостоянии со слабым противником, отстаивая в 1911 году независимость Монголии от китайцев или воюя с повстанцами в Средней Азии, военные части проявили себя отменно. Они легко побеждали отряды, превосходящие их в десять раз. На генерала сыпались милости и награды. Мнения недовольных в его ведомстве игнорировались. Когда помощник министра Поливанов заявил, что нужна модернизация железных дорог, дабы подвозить снаряды, Сухомлинов ответил, что любая война окажется короткой и победоносной, логистика не потребуется.

Сухомлинов мечтал о начале масштабных боевых действий, полагая, что тогда его карьера взлетит до небес. Он капал в уши императору: «Всё равно войны нам не миновать, и выгоднее начать её раньше. Государь, из войны произойдёт только одно хорошее для нас». Ясное дело, Сухомлинов жестоко ошибся в своих предположениях. Уже в августе, через три недели после начала Первой мировой войны и краткого успеха, российские дивизии были разгромлены в Восточной Пруссии – погибла вся армия генерала Самсонова, а сам он застрелился. Выяснилось, что ужасно плохо работают связь, координация, одни части не приходят другим на помощь, отстали резервы, не хватает медикаментов, умирают раненые. К лету 1915 года немцы прорвали фронт, оккупировав Польшу и только что взятый (в марте) российскими войсками Перемышль, пришлось также оставить часть Западной Украины и южную Прибалтику. Немецким и австрийским войскам на позиции бесперебойно шли снаряды, зато боеприпасы в российской артиллерии (как предупреждали противники Сухомлинова до войны) иссякли, а логистика предсказуемо не справлялась с транспортировкой. От формирования партизанских отрядов в тылу врага Сухомлинов ранее отказался, заявив: «Какие ещё партизаны? Не несите чушь, мы же культурные люди. Противник наши города занять не сможет».

Общество возненавидело как Сухомлинова, так и его жену, щеголявшую в дорогих нарядах. Поползли слухи, что супруга берёт взятки, обеспечивая военные контракты. 12 июня 1915 года после успешного немецкого наступления Николай II был вынужден уволить военного министра с должности. В марте 1916 года его исключили из членов Государственного совета, а ещё через месяц – арестовали и поместили в Петропавловскую крепость. Впрочем, в камере Сухомлинов пробыл недолго – уже через 6 месяцев его перевели под домашний арест. Злые языки трепались, что за это молодая жена экс-министра переспала с могущественным Григорием Распутиным. Сразу после свержения монархии в России (1 марта 1917 года) генерала снова арестовали – его схватили в спальне собственной квартиры, где тот прятался под периной и с подушкой на голове. Сухомлинова еле спасли от толпы, желавшей растерзать дедушку на месте – бывшего чиновника обвиняли в измене и продаже Родины. Тот трясся и заявлял, что выставил на границе 4 миллиона солдат и всё должно было пройти благополучно. 12 сентября 1917 года Сухомлинова признали виновным к плохой подготовке армии к войне и приговорили к бессрочной каторге, впрочем, её заменили пожизненным заключением.

Однако уже через полтора месяца Временное правительство свергли большевики. 1 мая 1918 года Сухомлинов был освобождён по амнистии – как достигший 70-летнего возраста. Логично не ожидая от «красного террора» ничего хорошего, он через несколько месяцев тайно бежал в Финляндию. Старик оказался без копейки, и молодая жена его покинула, выйдя замуж за богатого инженера. Впрочем, тут она просчиталась – через два года Екатерину Сухомлинову вместе с новым мужем расстреляли за «контрреволюционную деятельность». Сухомлинов перебрался в Берлин (тот, который он когда-то собирался взять за неделю) и влачил нищенское существование. Бывшие враги, словно в благодарность за позор русской армии, выплачивали ему мизерную пенсию. Экс-министра ненавидели и монархисты, и республиканцы, деятели российской эмиграции не подавали руки. Озлобленный, состарившийся, он написал мемуары, где щедро облил грязью всех. Он считал себя невиновным и несправедливо обиженным.

Владимир Сухомлинов скончался от инфаркта в возрасте 77 лет (в 1926 году), сидя на скамеечке в берлинском парке Тиргартен. На похороны собирали в складчину – старик оставил после себя только долги. Похоронили бывшего любимца Николая II на православном кладбище Тегель. Генерал Брусилов в воспоминаниях отзывался о покойном как о человеке умном, но поверхностном и легкомысленном: «Он был, что называется, очковтиратель и лавировал для собственного благополучия». Посол Франции Жорж Палеолог без стеснения называл Сухомлинова «сомнительным человеком»: «Рабски почтительный перед императором, друг Распутина, окружённый людьми, служащими ему посредниками для интриг и уловок, утративший привычку к работе».

К чему я это сейчас?

Да так, случайно. Просто к слову пришлось.



Подписаться
Уведомить о
guest
1 Комментарий
Новые
Старые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Дмитрий
Дмитрий
10 месяцев назад

Я уж на Шойгу подумал в начале первых строк. Стал Вики читать. )))

АКТУАЛЬНЫЕ МАТЕРИАЛЫ