«Новая безальтернативность»: почему КПРФ теперь будет тише воды, ниже травы

Генеральная репетиция «Большого транзита» с точки зрения Кремля, надо полагать, прошла удачно. Это я о недавно прошедших выборах в Госдуму, по итогам которых партия власти при реальной поддержке в 30% получила конституционное большинство – и никаких тебе массовых протестов наподобие «Болотной». Тишь да гладь да божья благодать. Идеальненько – иначе не скажешь.

Фото: Максим Стулов / Ведомости

А ведь какие были прогнозы! Мороз по коже и волосы дыбом.

Будет так. Сначала на выборах в Госдуму в 21-м накидают от души — не бей лежачего. ЕР опять получит свое чаемое “конституционное большинство“. Потом случится улица — точно мощнее и масштабнее, чем была Болотная 10 лет назад. Росгвардия героически спасет страну от “цветного сценария“ – это будет шоу куда покруче нынешнего минского. Под эту лавочку расформируют к чертям внутриполитический блок АП, как очевидно не справившийся с задачей “удержания стабильности“. После чего теперь уже вся политическая поляна, а не только “несистемная“ ее часть, переедет на соседнюю площадь,

– писал после сентябрьских довыборов в Госдуму в прошлом году и белорусских протестов экс-сотрудник АП, политолог и политтехнолог Алексей Чадаев (кстати говоря, предсказавший «Болотную»).

И где это «шоу», что должно было быть «куда круче минского»?

Как ни напрягай глаза, и близко не разглядишь…

Ах да, коммунисты же протестовали, недовольные результатами электронного голосования по Москве, где их, по их мнению, серьезно так «облапошили», лишив нескольких думских мандатов.

Но, что здесь важно, представители КПРФ протестовали исключительно против итогов ЭДГ по столице, где всем заправляет главный в компартии радикал Валерий Рашкин. Никаких более серьезных требований выдвинуто не было. К тому же сам Геннадий Андреевич грамотно дистанцировался от этих локальных всполохов. Не будем забывать, что на главный митинг против итогов ЭДГ лидер КПРФ не явился. В тот день он беседовал с президентом по видеосвязи, как раз обсуждая эти самые результаты выборов. И не сказать, что Геннадий Андреевич проявил решительность и бескомпромиссность. Как отметил* политолог Борис Кагарлицкий (кстати говоря, получивший 10 суток за репост анонса совершенно законной встречи депутата Госдумы с избирателями, которая была классифицирована правоохранителями как несанкционированная протестная акция), «председатель КПРФ ни словом не обмолвился о непризнании выборов. Что-то невнятное он пробормотал о вреде электронного голосования, но не в связи с фальсификациями в столице, а исключительно в контексте каких-то будущих выборов». Вот и все. А после вообще запретил своим партийцам всю протестную деятельность, как во время предвыборной кампании запрещал критиковать Владимира Путина и первый номер в федеральном партсписке «Единой России» – Сергея Шойгу. И вот это можно рассматривать как официальную позицию партии, «критически» настроенной к нынешней власти.

Хотя… и в самом деле, а чего протестовать-то? Выборы прошли, КПРФ в целом осталась в плюсе, прибавив себе несколько мандатов в сравнении с прошлым созывом. В этом смысле Геннадию Андреевичу памятник надо ставить, что передаст партию наследнику в таком состоянии. А то, что в очередной раз народу демонстрируется: когда начинает нести жареным, руководство КПРФ тут же выбрасывает целомудренно-белый флаг капитуляции – так к этому все уже привыкли. Не удивишь уже.

А с другой стороны, мог бы Зюганов действовать иначе? Разумеется, мог бы. Ну более четко и радикально высказать позицию по голосованию и задержанным столичным коммунистам. И пригрозить сдачей мандатов. Да-да, чтобы всей фракцией. Тогда выборы пришлось бы проводить заново. И это был единственный козырь (и шанс!) Геннадия Андреевича. Грозными заявлениями, что в случае чего КПРФ выведет на улицы миллионы, в Кремле уже никого не напугаешь. Там прекрасно понимают, что никого коммунисты не смогут вывести при всем желании. Если в 2019-м они умудрились собрать около пяти тысяч (когда несистемщики собирали по сорок), то нынче вместе с Рашкиным вышло всего несколько сотен. Только сдача всей фракцией мандатов могла бы действительно встряхнуть Систему (хотя, думается, в Кремле пошли бы на компромиссные варианты, например, пересчет по столице, допустить проведения новых выборов – такого бы власти себе бы, скорее всего, не позволили, уж больно это токсично-компрометирующе, равносильно тому, чтобы признать, что прошедшие были сфальсифицированы).

Что получилось бы в итоге – сейчас сказать сложно, если вообще возможно. Но в любом случае такие действия подразумевали бы политическую борьбу, о которой в России все уже забыли, сосредоточившись на ее имитации и вообще политики. Помните, что сказал переизбранный на второй срок спикерства в Госдуме Вячеслав Володин? «Нельзя, будучи во власти, при этом быть ей же в оппозиции». Ни прибавить, ни убавить. Совершенная формулировка, характеризующая Систему. И в этом плане Геннадий Андреевич абсолютно в тренде. И надеяться на то, что он из него выскочит, явно не стоит.

И дело тут не в 2024 году, до которого, по мнению политолога Константина Калачева, «оппозиция решила отложить реактивную политическую борьбу». Никакой политической борьбы не будет ни в 2024-м, ни раньше (не будем списывать со счетов транзит власти, который может перейти в свою активную фазу в любой момент: вспомним запуск «конституционной реформы» и отставку г-на Медведева с поста премьер-министра в начале прошлого года – кто ждал их тогда?). По всем признакам уже сейчас можно предположить (и с очень высокой долей вероятности), что выборы – в смысле контроля со стороны власти – будут еще жестче прошедших думских. Поэтому ждать от КПРФ каких-то активных действий накануне президентских выборов – тут надо обладать колоссальной политической наивностью. Не будет такого, поскольку – и это надо признать как непреложный факт – компартия превратилась в часть Системы и будет действовать сообразно с ее курсом. Ибо, исходя из формулировки Володина, в противном случае она быстро перестанет быть властью, чего, судя по всему, в КПРФ очень не хотят.

И то, что Кремлю удалось почти без проблем справиться с коммунистами, является еще одним подтверждением того, что выборы прошли ну если не на пять с плюсом, то на крепкую четверку – это точно. Так как кроме получения единороссами конституционного большинства внутриполитический блок АП смог решить еще одну важную проблему (особенно в преддверии транзита власти): с оппозицией, причем как системной, так и не системной, которая находится под контролем Кремля. И случай с «Зелеными», произошедший незадолго до думской кампании, когда был проведен внеочередной съезд и избран новый председатель, весьма точно показывает то, что может быть с любой оппозиционной партией, если там вдруг начнут всерьез роптать (если брать «Зеленых», то их ошибка была в том, что председатель партии Анатолий Панфилов решил, что ему вдруг стало по статусу торговаться с АП – за что он и был наказан).

И это говорит об эволюции Системы, которая за основной вектор движения взяла силовой и репрессивный: искореняться будет все, что идет в разрез с установками Системы. И здесь даже не надо находиться во власти: само присутствие в политическом поле (даже несмотря на имитационный характер) будет обосновываться только лояльностью Системе.

Поэтому трудно согласиться с Кагарлицким, полагающим*, что «главная же проблема, объединяющая и Кремль, и оппозицию (не только официальную, думскую, но и внесистемную), состоит в том, что ни у тех, ни у других нет программы действий на период после выборов». У Кремля-то она точно есть. Это – создание абсолютно подконтрольной, ручной политической системы, столь необходимой для безболезненного для нее транзита власти.

Ведь если (что весьма вероятно) Владимир Путин не будет идти на новый срок, то у Кремля могли бы возникнуть крайне серьезные проблемы с избранием нового президента, пусть даже презентованного Путиным: завести на президентский пост человека, который не пользуется народной поддержкой, это как минимум чревато. Вот тут могут быть и протесты, и активизация определенных элитных групп, посчитавших себя обделенными при транзите (то есть при распределении мест под солнцем в постпутинской России), что в свою очередь может вылиться в совершенно неконтролируемые процессы с непредсказуемым финалом (допустим, в виде краха Системы).

Не стоит забывать, что если раньше можно было воспользоваться формулой «кто, если не Путин», то при транзите такой безальтернативности уже не будет. Там все будут как бы наравне (конечно, преемник будет «равным среди равных», но тем не менее не как Путин – над схваткой). Следовательно, нужно искусственно создать условия для возникновения «новой безальтернативности»: «кто, если не преемник». А такое возможно только при тотальном контроле за всей российской политсистемой, в которой не будет исключений ни для кого. И пример с компартией в этом плане весьма показательный. Как закат российской оппозиции.

*Телеграм

Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
3 комментариев
Новые
Старые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Анатолий
Анатолий
1 месяц назад

Удивляет пассивно-оборонительная, коленопреклонённая позиция «мягких» критиков Путина и его администрации, физически уничтожающих противников их преступного самовластья. В отсутствие отпора и жёсткой публичной критики счёт преступлениям Путина и членов его команды продолжает расти! Начнём с того, что в утверждённом указом Президента РФ от 06.04.2004 № 490С Положении об Администрации Президента РФ (со ссылкой на пункт «и» статьи 83 Конституции РФ, согласно которому Президент РФ «формирует Администрацию Президента РФ в целях обеспечения реализации своих полномочий») содержатся пункты, выходящие за пределы полномочий Президента РФ, в частности: «3…Предельная численность работников Администрации и её смета утверждаются Президентом РФ» и «8. Руководитель Администрации … утверждает перечень сведений, подлежащих засекречиванию в Администрации». Согласно Конституции Президент РФ не вправе самолично распоряжаться бюджетом страны, как и любыми его частями, устанавливать размеры денежного вознаграждения лично себе и своим подчинённым, утверждать сметы каких бы то ни было органов власти или скрывать (засекречивать) какие-либо действия своего аппарата. Но перед нами указ Президента РФ № 232 от 11.04.2014 года, которым Путин повышает в 2,65 раза денежное вознаграждение лично себе и Д.Медведеву! Путина не смущает противоправность этого преступного акта, как не мучают и угрызения совести от того, что денежное вознаграждение первых лиц государства превышает средний уровень зарплат по стране более чем в 20 раз! Путинская администрация ввела в повседневность преступное «телефонное право», фактически управляя органами законодательной, исполнительной и судебной власти в стране, осуществляя запрещённую статьёй 29 Конституции РФ цензуру СМИ. На вопрос иностранного журналиста (российскому задать такой не позволили бы), почему полиция бьёт дубинками и задерживает участников мирных протестных акций, Путин отвечает: потому что эти акции «не разрешены», следовательно, не законны (преступны)! Но Конституцией РФ (по примеру Конституции СССР) установлен УВЕДОМИТЕЛЬНЫЙ порядок проведения мирных акций граждан. Если акция не согласована, то причиной может быть и отказ властей от согласования. В законодательстве нет такой юридической нормы, как «разрешение властей на проведение мирных акций граждан». Акция может быть признана НЕЗАКОННОЙ только по решению суда, но для принятия такого решения нужны веские основания! Пора уже Путину ответить за всё им содеянное (если не в суде РФ, то в ЕСПЧ)!

Вадим
Вадим
1 месяц назад

Эх почему же у нас не Зюганов президент…

Александр
Александр
1 месяц назад

Политическая система в России заняла достойное место в ряду Мали и Сомали. Действующий президент назначает следующего. Абсолютно непопулярная, но подконтрольная президенту партия с помощью ДЭГ и других наперсточных манипуляций проходит в Думу с конституционным большинством и ву а ля? Получаем что-то типа фараоновского управления. 21 век на дворе между прочим.