«Бессмертный полк»: и спецоперация, и национальная идея

3 недели назад

Города возвращаются с «Бессмертного полка». Каждый второй с ленточкой. Кто в пилотке, кто в косынке. Дети и взрослые. Молодые и пожилые. Каждый с кусочком памяти — в ламинате, на дощечке, в рамке, на обычном листе.

Кто ленточкой перевязал, кто степлером, кто на скотч.

Это же спецоперация. Это же не продается в магазине.
Как в школе в ночь перед уроком готовились, распечатывали, выводили, СКРЕПляли.
С любовью и по-своему.
С фотографий смотрят сильные, волевые, красивые и открытые лица. Ясные и сосредоточенные взгляды.

Их потомки будто с орденами возвращаются с поля боя: без ложной скорби, без кривляний, радостные, улыбаются и кивают друг другу, как бы сообщая — и наш тоже, и наш.
Но это не игра.

Каждый несет артефакт с гордостью, как знамя, как святыню. Вот уж где поистине светлые лица. Как на пасхальной службе. Так между незнакомыми друг другу людьми, которые скорее всего и не увидятся больше никогда, проявляется невидимая связь. Которая и не пропадала. Будь то теракт, авария или просыпающийся фашист через дорогу от Белгорода.

Не надо придумывать национальную идею. Сформулировать все равно не получится. И это лишнее.
Она — эфир и энергия, заключенные в каждом портрете.
Перетекающая от древка к древку. Навечно и бесповоротно.

Могли те, кто шел в бой тогда, об этом мечтать?
Им было не до этого.
Могли ли мы хотя бы в 2013 году представить подобное?
Нет. И это просто ошеломительно.

Но и повод безоговорочный.
9 мая в этом смысле — вне границ рационального. Это просто еще один день сотворения мира.

Извините. Никогда не поверю, что это приказы сподвигали нацистов на подвиги: снимать кожу с людей, ставить опыты, откачивать кровь из младенцев в лагерях, жечь взрослых на глазах детей, а потом и их скармливать собакам. Нет таких приказов, чтоб расчеловечиться массово. Просто зернышки легли на благодатную почву, как сейчас на Украине. Если люди решили добровольно превратиться в зверей — никакая пропаганда не поможет.

Это Германия, а не Советский Союз, стала синонимом слова машина: как в отношении порядка, футбола, автопрома, так и в скорости, организации уничтожения человечества. Это не в Италии, а у них это желание достигло апофеоза. Это они ПОЧУВСТВОВАЛИ себя сверхчеловеками.

Такой же безоговорочной константой, только с другим знаком, стала наша страна. Советский Союз. Нищие духом крестьяне, которые шли с палками на танки, не могли одолеть инферно. Не бывает такого.
Это была чистая метафизика — верьте в Бога или нет — дух, помноженный на масштаб каждой личности.
Дубина народной войны — это не тонны пушечного мяса, это коллективная харизма советских пассионариев.

Иррациональное зло впервые столкнулось не с вялыми поклевываниями союзников — нет, с воплощением светлой стороны.
Это был антифашистский Гендальф: когда все отчаялись, в последний момент он пришел на помощь.
Бог известен тем, что не отменяет зло, он направляет на него добро.
Темное можно победить только любовью.
Большее зло, сила и прочее данилобагровское наследие только множат зло. Иначе и быть не может.

А вот такого масштаба самопожертвования — сугубо христианской, безответной любви советского человека ко всему миру и неудержимому желанию заслонить собой всех — тот закрытый западный мир и ожидать не мог.
Дай Бог, и не узнает еще раз.

Подписаться
Уведомить о
guest
6 комментариев
Новые
Старые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Лера
Лера
16 дней назад

Один не разберет, чем пахнут розы.
Другой из горьких трав добудет мед.
Кому-то мелочь дашь, навек запомнит.
Кому-то жизнь отдашь, а он и не поймет.

Чем ниже человек душой, тем выше задирает нос.
Он носом тянется туда, куда душою не дорос.
Кто жизнью бит, тот большего добьется.
Пуд соли съевший выше ценит мед.
Кто слезы лил, тот искренней смеется.
Кто умирал, тот знает, что живет!

Омар Хайям

Клаудия
Клаудия
17 дней назад

Жаль, что Россия так мало извлекла уроки из Второй мировой войны. Сейчас Россия стала страной с наибольшим количеством врагов, как тогда была Германия. Причина в неофашистской, неоимпериалистической и автократической идеологии.

Лера
Лера
17 дней назад

Вспоминая тихо о былом, сидя у могилы
Говорят мужчины, их морщины
Помнят поминутно всё о том
Как в одно мгновение без предупреждения утром грянул гром

И вспорхнули птицы к огненной границе, думая что сон
Но безумный гром в черной колеснице
Он им будет сниться всю их жизнь потом
Вся их жизнь о том
Спасибо, ребята
За то, что вы с Отчизной были рядом
Спасибо, герои
За то, что заслонив собой, стояли крепкою стеной
Спасибо, ребята
Всем тем, кто был России старшим братом
За то, что не могло бы быть без вас
Но вы сумели победить завещав нам жить, завещав нам жить

В теплом свете вечного огня
Страшные мгновенья неповиновения
Поколения
Мы должны их помнить имена
Чтоб однажды утром, если будет нужно
Мы могли б всегда полететь, как птицы
В дальние станицы или города

Видела звезда, как отцы и деды делали победы
Мы запомним это, это навсегда
С нами навсегда
Спасибо, ребята
За то, что вы с Отчизной были рядом
Спасибо, герои
За то, что заслонив собой, стояли крепкою стеной
Спасибо, ребята
Всем тем, кто был России старшим братом
За то, что не могло бы быть без вас
Но вы сумели победить завещав нам жить, завещав нам жить

Но вы сумели победить
Завещав нам жить, завещав нам жить…

Лера
Лера
17 дней назад

Нет в России семьи такой, где б не памятен был свой герой.
И глаза молодых солдат с фотографий увядших глядят.
Этот взгляд, словно Высший Суд для ребят, что сейчас растут.
И мальчишкам нельзя ни солгать, ни обмануть, ни с пути свернуть.

Клаудия
Клаудия
17 дней назад

«Не надо придумывать национальную идею. Сформулировать все равно не получится. И это лишнее.»

Национальная идея как бы существует и описана в тексте: немцы — машины, украинцы — звери, а русские — венец творения. К сожалению, непонятно, кто такие поляки, прибалты и американцы. Но этот шаблон копирования, безусловно, можно хорошо адаптировать к любой ситуации.

Клаудия
Клаудия
17 дней назад

«А вот такого масштаба самопожертвования — сугубо христианской, безответной любви советского человека ко всему миру и неудержимому желанию заслонить собой всех — тот закрытый западный мир и ожидать не мог.»

Действительно, во времена Сталина никто не ждал ничего христианского.

АКТУАЛЬНЫЕ МАТЕРИАЛЫ