«Бессмертный полк»: и спецоперация, и национальная идея

5 месяцев назад

Города возвращаются с «Бессмертного полка». Каждый второй с ленточкой. Кто в пилотке, кто в косынке. Дети и взрослые. Молодые и пожилые. Каждый с кусочком памяти — в ламинате, на дощечке, в рамке, на обычном листе.

Кто ленточкой перевязал, кто степлером, кто на скотч.

Это же спецоперация. Это же не продается в магазине.
Как в школе в ночь перед уроком готовились, распечатывали, выводили, СКРЕПляли.
С любовью и по-своему.
С фотографий смотрят сильные, волевые, красивые и открытые лица. Ясные и сосредоточенные взгляды.

Их потомки будто с орденами возвращаются с поля боя: без ложной скорби, без кривляний, радостные, улыбаются и кивают друг другу, как бы сообщая — и наш тоже, и наш.
Но это не игра.

Каждый несет артефакт с гордостью, как знамя, как святыню. Вот уж где поистине светлые лица. Как на пасхальной службе. Так между незнакомыми друг другу людьми, которые скорее всего и не увидятся больше никогда, проявляется невидимая связь. Которая и не пропадала. Будь то теракт, авария или просыпающийся фашист через дорогу от Белгорода.

Не надо придумывать национальную идею. Сформулировать все равно не получится. И это лишнее.
Она — эфир и энергия, заключенные в каждом портрете.
Перетекающая от древка к древку. Навечно и бесповоротно.

Могли те, кто шел в бой тогда, об этом мечтать?
Им было не до этого.
Могли ли мы хотя бы в 2013 году представить подобное?
Нет. И это просто ошеломительно.

Но и повод безоговорочный.
9 мая в этом смысле — вне границ рационального. Это просто еще один день сотворения мира.

Извините. Никогда не поверю, что это приказы сподвигали нацистов на подвиги: снимать кожу с людей, ставить опыты, откачивать кровь из младенцев в лагерях, жечь взрослых на глазах детей, а потом и их скармливать собакам. Нет таких приказов, чтоб расчеловечиться массово. Просто зернышки легли на благодатную почву, как сейчас на Украине. Если люди решили добровольно превратиться в зверей — никакая пропаганда не поможет.

Это Германия, а не Советский Союз, стала синонимом слова машина: как в отношении порядка, футбола, автопрома, так и в скорости, организации уничтожения человечества. Это не в Италии, а у них это желание достигло апофеоза. Это они ПОЧУВСТВОВАЛИ себя сверхчеловеками.

Такой же безоговорочной константой, только с другим знаком, стала наша страна. Советский Союз. Нищие духом крестьяне, которые шли с палками на танки, не могли одолеть инферно. Не бывает такого.
Это была чистая метафизика — верьте в Бога или нет — дух, помноженный на масштаб каждой личности.
Дубина народной войны — это не тонны пушечного мяса, это коллективная харизма советских пассионариев.

Иррациональное зло впервые столкнулось не с вялыми поклевываниями союзников — нет, с воплощением светлой стороны.
Это был антифашистский Гендальф: когда все отчаялись, в последний момент он пришел на помощь.
Бог известен тем, что не отменяет зло, он направляет на него добро.
Темное можно победить только любовью.
Большее зло, сила и прочее данилобагровское наследие только множат зло. Иначе и быть не может.

А вот такого масштаба самопожертвования — сугубо христианской, безответной любви советского человека ко всему миру и неудержимому желанию заслонить собой всех — тот закрытый западный мир и ожидать не мог.
Дай Бог, и не узнает еще раз.

Подписаться
Уведомить о
guest
3 комментариев
Новые
Старые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Клаудия
Клаудия
4 месяцев назад

Жаль, что Россия так мало извлекла уроки из Второй мировой войны. Сейчас Россия стала страной с наибольшим количеством врагов, как тогда была Германия. Причина в неофашистской, неоимпериалистической и автократической идеологии.

Клаудия
Клаудия
4 месяцев назад

«Не надо придумывать национальную идею. Сформулировать все равно не получится. И это лишнее.»

Национальная идея как бы существует и описана в тексте: немцы — машины, украинцы — звери, а русские — венец творения. К сожалению, непонятно, кто такие поляки, прибалты и американцы. Но этот шаблон копирования, безусловно, можно хорошо адаптировать к любой ситуации.

Клаудия
Клаудия
4 месяцев назад

«А вот такого масштаба самопожертвования — сугубо христианской, безответной любви советского человека ко всему миру и неудержимому желанию заслонить собой всех — тот закрытый западный мир и ожидать не мог.»

Действительно, во времена Сталина никто не ждал ничего христианского.

Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.
АКТУАЛЬНЫЕ МАТЕРИАЛЫ