Эдвард Чесноков: «Мы не требуем, чтобы жители ЦАР стали ходить в русских косоворотках и подняли флаг с буквой Z»

11 месяцев назад

Участник Международной парламентской конференции «Россия – Африка» журналист-международник Эдвард Чесноков ответил на вопросы «Ваших Новостей» на полях форума. 

Эдвард Чесноков

«ВН»: – В какой точке сейчас находятся отношения Африки и России?

– Сказать, что наши отношения находятся на высшей точке, я не могу. Хотя очень бы хотел. Потому что понятно, что в советское время было больше всего – и товарооборота, и студенческих обменов… И если вы посмотрите архивную схему полетов «Аэрофлота», то он из Москвы по всей Африке летал. Сейчас есть только рейсы до Аддис-Абебы. Поэтому сейчас мы по сути выходим, восстанавливаем утраченные позиции. Не только те, которые были во времена СССР, но и те, о чем знает меньше людей, которые были во времена Российской империи.

Например, в 1896 году в Эфиопии произошла битва при Адуа, где армия эфиопского православного императора разгромила первоклассную экспедиционную армию итальянцев. И произошло это при помощи наших военных советников. Почитайте про казаков при дворе Менелика.

О чем это говорит? О том, что как бы наша страна ни называлась – Российская империя или СССР, который точно так же посылал военных советников в Африку, чтобы помогать, например, Анголе бороться с колониализмом, или нынешняя Российская Федерация, чьи военные советники опять же присутствуют в ЦАР, Мали и других странах, – как бы ни называлась наша страна, она ведет один и тот же вектор. Это вектор освобождения. Помощь Африке получить свою субъектность. Это именно то, что мы ей можем предложить. Экспорт стабильности, экспорт безопасности. Если говорить о том, насколько мы можем конкурировать с Западом или насколько Запад может конкурировать с нами, то, безусловно, у Запада еще остались старые, колониалистские, если так можно сказать, структуры.

Эмманюэль Макрон. Фото: EPA/ТАСС

Прежде всего, Франция – у нее есть сообщество франка КФА, по сути французского колониального франка, который объединяет порядка 10 бывших французских колоний Африки. То есть по сути финансовая система этих стран прямо или косвенно находится под контролем Франции. Англия – у нее есть содружество наций (The Commonwealth), которое формально просто огромное гуманитарное сообщество. Но на деле это тот непрямой контур управления, который очень любят англичане.

У нас, разумеется, никаких подобных структур нет, да они, наверное, и не нужны. Потому что мы в отличие от Запада, взаимодействуя с Африкой, с любым другим мировым игроком, не ставим в качестве условия соответствие тем стандартам демократии, которые Запад считает единственно верными.

Например, если ты берешь западные кредиты, американские или европейские, то там идет целый ряд пакетных условий. Например, права геев, приватизация госсектора, каковой, разумеется, будут заниматься западные концерны, потому что только у них есть деньги. И так далее, и так далее. Запад ничего не дает просто так. А вот мы, взаимодействуя с Африкой, ведь не требуем, условно говоря, чтобы жители ЦАР стали ходить в русских косоворотках и подняли флаг с буквой Z. 

«ВН»: – Что Россия может получить от сотрудничества с Африкой?

– Мы можем получить сокращение западного экономического присутствия в Африке. Конкретно – Франция на 70% вырабатывает свою энергию на атомных электростанциях. Почти весь уран для французских АЭС приходит из прекрасной страны Нигер. Там действуют компании. Формально они имеют местный капитал, но по сути контролируются Францией, которая там добывает уран. И вы удивитесь, но Чад входит в десятку самых загрязненных стран мира. Это прямое следствие того, что Франция там десятилетиями в открытых карьерах по сути разрабатывает этот уран, который дает и радиоактивную пыль, и другие виды загрязнений.

Представьте себе, что Франция в силу каких-то причин уйдет из Чада. Почему она может оттуда уйти? Потому что, как в соседней Мали, в Чаде может прийти к власти национально ориентированное, а не профранцузское правительство.

Понятно, что если экономическая база Франции таким образом сократится, то сократится ее возможность оказывать поддержку Украине в нынешнем конфликте на Востоке Европы. То есть, как видите, всё связано со всем, и африканские дела прекрасно увязываются и с европейским театром. 

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
АКТУАЛЬНЫЕ МАТЕРИАЛЫ