«ВСУ все равно по кому бить. Местные хорошо это осознают». Изюм. Рассказы мирного жителя

2 недели назад

В первый же день пребывания в Изюме удалось осмотреть центр города и пообщаться с одним из местных жителей. Уже по пути к центру стало понятно, что город изрядно пострадал. Кажется, что вообще нет ни одного дома с целыми окнами. Когда мы приехали на место и вышли осмотреться, то создалось впечатление, что город просто вымер.

Однако, выйдя на центральной площади, заметил на лавочке двоих человек. Они с интересом смотрели на наш отряд, состоящий из 3 журналистов и двух военных.

Я подошел к ним. Кажется, что они ожидали этого. Это были мужчина лет пятидесяти и пожилая женщина. Судя по всему, сын и его мать. Поздоровавшись с ними, я представился. Мужчина, словно по какому-то сценарию, произнес следующее:

– Я так и понял, что вы впервые здесь и вам все интересно. Присядьте, – слово «присядьте» было сказано в такой убедительной манере, что если бы я и не имел изначального намерения брать у них интервью, то обязательно бы захотел просто выслушать этого человека. По нему было видно, что он очень хочет рассказать то, о чем долго молчал. Я сел рядом с ним с таким чувством, что именно меня они ждали на лавочке. – Спрашивайте! – пригласительным тоном сказал мужчина.

Учитывая, что перед тем как присесть к ним, я осматривал разрушения, и под впечатлением увиденного спросил о том, чья армия наделала это все.

На что человек ответил совершенно честно, как мне показалось:

– А это я не могут точно сказать, Михаил. Русская армия наступала с севера, а украинские силы пытались обороняться. В общем, ерундой занимались. Какие-то стрелки сидели, я так подозреваю, вот в этом здании, где разбитые окна, – сказал мужчина, показав на сильно пострадавший уже нежилой кирпичный дом, в центре которого зияла дыра, словно раскрытая пасть чудовища. Это был след от выстрела танка, о котором мне ранее говорил сопровождавший нас боец с позывным Фрол. А левый угол этого многострадального дома был скошен попаданием какого-то снаряда.

Далее местный житель предварительно сказал, что готов рассказать все, что только знает, но не на камеру, так как не хочет столкнуться с агрессией местных, которые нелояльны России. Таких людей, по его мнению, не так уж и мало.

Ниже я представлю наш с ним разговор в формате вопросов и ответов.

– Как вы относитесь к происходящему?

– Мне, конечно, неприятно как коренному изюмчанину, но что делать. Надо относиться к этому как к неизбежности. Как к выпавшему снегу зимой, который просто нужно убрать. Наладить жизнь. Верю, что все будет хорошо.

– Какая обстановка в городе в гуманитарном плане?

– С продуктами опасности нет, так как российская армия смогла обеспечить город продовольствием. Хлеб дают 2 раза в неделю. Конечно, выбор не велик, но самое главное, что нет опасности голода. Дают крупы, консервы, масло растительное. В июле дали по 10 000 рублей единовременную помощь пенсионерам. А с августа месяца обещают начать платить пенсии постоянно. Около 10 000 рублей. По украинским меркам это чуть больше обычной украинской пенсии. Работают рынки и небольшое число продуктовых магазинов. Вот с чем есть проблемы – не хватает лекарств. Но, слава богу, больницы действуют и можно обратиться за помощью в случае чего. Спасибо многим нашим врачам, которые остались здесь и продолжают выполнять свою работу. Вообще много людей выехали. В центре остались в основном старики и те, кто за ними присматривает. На окраине есть и молодежь.

– Часто ли стреляют по Изюму украинские войска?

– К сожалению, да. Сначала, как видите по состоянию домов, обстрелы были очень сильные. Сейчас добивают дальнобойным вооружением. Американские 777, «Хаймарсы», французские «Цезари». Особенно любят бить по горе Кремянец, где стоит большой памятник. Туда местные приходят к вышке связи ловить мобильную сеть и интернет. Это единственное место в городе, где можно поговорить с родственниками, которые живут территории, подконтрольной Украине. И вот по этой горе почему-то бьют украинские войска. Недавно опять били. Были жертвы.

– Получается, ВСУ все равно по кому бить?

– Да. Местные хорошо осознают, кто это делает. ВСУ как будто специально драконят жителей. Наверное, чтобы вызвать панику, хаос или просто какую-то озлобленность.

– Как российские военные относятся к мирным жителям?

– Когда к нам спустились в подвал российские солдаты, то сразу сказали, чтобы мы их не боялись. Местных не обижают. Россияне вообще ведут себя, как гости – проедут на своих броневичках, где-то пройдут. Но в основном у нас же луганские бойцы. Они патрулировали город, но были предельно корректные, доброжелательные.

– А что относительно мародерства?

– Это явление присутствует, к сожалению. Мародерят не солдаты, а местные жители. При этом специально распускают слухи, будто делают это российские солдаты. Но адекватные люди все сами видят. Особенно поначалу много мародерили. Залезали к своим же соседям, которые уехали. Война все спишет, как говорится. Заметет следы.

– Какая проблема для жителей остается наиболее острой?

– Основное беспокойство жителей связано с тем, какой будет ситуация с наступлением холодов. Никто не знает, как город будет входить в зиму. Если частный сектор с печным отоплением, то вот город, особенно центр, вызывает вопросы. Котельная, обслуживающая центр, разбита в хлам. В некоторых районах города котельные уже восстановили или восстанавливают. Есть надежда, что там будет тепло – где приборостроительный завод, базар, вокзал. Понятно становится, что из центра людям надо куда-то перебираться, потому что до следующего лета еще ничего не восстановят. А вот вода есть. Воду дали. По Изюму в целом есть электричество, но, опять же, в центре его нет нигде.

Повторюсь, самый острый вопрос – это по отоплению. В центре также нет газа. Все газовые трубы побиты. А к зиме вряд ли их восстановят, потому что магистральный газопровод шел из Краматорска, который еще не освобожден. Когда его освободят, то тоже газ не появится сразу, потому что газовая инфраструктура будет разбита и с той стороны. Так что в Изюме газа не будет в ближайший год точно. Даже котельные, которые восстанавливают, и те на газу.

– Как думаете, когда Россия обустроит все, наладит жизнеобеспечение, социальную, культурную жизнь в городе, то местное население, которое сейчас недовольно, поменяет свое мнение? Изначально здесь же жили русские люди.

– Я думаю, это маловероятно. Люди такие создания, мое собственное мнение, неблагодарные. Если все сделать для людей, то все равно они будут чем-то недовольны. И тем более Украина очень сильно за 30 лет постаралась очернить Россию в глазах своих граждан. Настроила против русского мира, русского духа. Процесс денацификации и создания хорошего мнения о России растянется на годы. Во-первых, чтобы все восстановить, наверное, нужно только несколько лет. Может, года три. Те люди, которые воспитались Украиной, останутся со своим мусором в голове до конца своей жизни. Надо работать с новыми поколениями, как это делала Украина. Только она учила ненавидеть Россию, а Россия должна научить принимать и любить себя. 10–15 лет надо положить для того, чтобы мягко-мягко, как это умеет нынешнее российское руководство, поменять мнение людей. Мягкой силой завоевывать умы и сердца.

– Как вы вообще со своим пророссийским мнением уцелели здесь?

– Просто я со своими соседями и родственниками не говорю о том, что думаю на самом деле. Это я вам сейчас все рассказываю. Есть только несколько человек, единомышленники, с которыми я могу поговорить на эти темы.

Просто не хочется вызывать агрессию в свой адрес. Особенно сейчас. Люди, находящиеся под обстрелами, эмоционально накалены. Поэтому я особо не рассказываю ничего. Хотя осторожно пытаюсь разговаривать с людьми, которые еще способны что-то слышать. Чтобы люди сами пришли к мнению, что Украина не совсем была права. Поэтому у некоторых людей, может, и восприятие такое – что вот мы жили мирно, магазины работали, все крутилось, вертелось. А то, что заводы схлопывались каждый год, это они не замечали. Два завода еще до майдана полностью исчезли ИОМЗ (Изюмский оптико-механический завод) и тепловозоремонтный завод. В целом производственная и экономическая деятельность Изюма при Украине постоянно ухудшалась и в итоге пришла в полный упадок. В последние годы Изюм жил на доходы заробитчан, работавших в России и Польше. Только они и привозили сюда деньги. Худо-бедно жили, а тут пришла война и все разрушила. Есть у людей такое ощущение. И оно будет какое-то время. А когда Россия ту все восстановит и создаст лучшие условия для жизни, чем было при Украине, то, может, отношение людей постепенно изменится. Но на это нужны годы. Как раз за это время есть возможность воспитать новое поколение. Еще, скорей всего, тут, в Изюме, будут размещены российские военные базы, потому что Изюм находится как раз в центре Восточной Украины. Поэтому будет приток новых людей – российские военные со своими семьями. Разбавят украиноориентированных таким образом.

Далее пришлось завершить этот интересный разговор, так как за нами приехала машина и нужно было ехать дальше. Я поблагодарил за откровенную беседу человека, чье имя я по понятным причинам оставляю в тайне. Сидя в нашей боевой буханке, летящей по разбитым улицам Изюма, думал о том, что говорил этот добрый человек. А особенно о том, что Россия должна работать с новыми поколениями на освобожденных территориях, чтобы по-настоящему реализовать процесс денацификации. Чем больше я об этом думал, тем чаще возникал встречный вопрос. Как работать с новыми поколениями на освобожденных территориях, если даже на территории самой России стоит остро вопрос морально-нравственного и патриотического воспитания молодежи? А кроме того, как быть с этой петушиной тусовкой мнящих себя культурной, творческой и либеральной элитой? Нужно что-то срочно менять.

Автор Михаил Семёнов, фото автора

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
АКТУАЛЬНЫЕ МАТЕРИАЛЫ