Кремль решил задействовать «аналог тактического ядерного оружия»?

1 месяц назад

Ну что, Кремль решил задействовать «аналог тактического ядерного оружия»? То есть Кремль все-таки дожал строптивого Лукашенко?

Путин и Лукашенко

Фото: Vasily Fedosenko/Reuters

Да, некоторые свидетельства в пользу такого исхода есть, это определенно. Тут можно начать с того, что Россия и Белоруссия создали совместную группировку войск (и, кстати, в РБ, как сообщает Минобороны республики, уже прибыли первые российские военные – всего их должно быть около девяти тысяч). Далее: по утверждению некоторых оппозиционных СМИ, в Белоруссии стартовала скрытая мобилизация. Потом: тот же самый «режим повышенной террористической опасности», о введении которого сообщил сам Александр Григорьевич, попутно опровергнув информацию о введении режима контртеррористической операции (о ней было объявил глава МИД Владимир Макей). Затем: вывод на границу с Украиной «укрупненных пограничных нарядов и маневренных групп территориальных органов пограничной службы» для ее, границы, усиления на фоне, по словам представителя погранкомитета Антона Бычковского, «роста разведывательной активности с украинской стороны». И это – помимо предупреждения, полученного «по неофициальным каналам, о нанесении удара по Беларуси с территории Украины», о котором снова же поведал общественности президент РБ.

Такое ощущение, что все складывается к тому, что Александр Григорьевич откроет Украине второй фронт. «На фоне происходящего в Белоруссии и сегодняшних заявлений Путина про напоминание присутствия российских военных под Киевом можно прогнозировать официальное вступление Белоруссии в СВО в ближайшие дни. По сути, это будет новый этап СВО», – пишет в своем телеграм-канале политический консультант Дмитрий Фетисов.

В общем, можно сказать, что Кремль все-таки решил использовать «аналог тактического ядерного оружия» (если вспомнить фразу министра обороны Литвы Арвидаса Анушаускаса о том, что «вместо тактического ядерного оружия задействуется Лукашенко»). Но что простительно литовскому министру (да, надо признать: они там плохо понимают то, что творится в России и в Белоруссии, – еврозона, как-никак!), то непростительно российскому эксперту, который уж должен разуметь политику/психологию Александра Григорьевича.

Лукашенко изо всех сил имитирует готовность создать второй фронт. И, что самое интересное, эта имитация – она рассчитана не на Украину. Тот же Арестович уже заявил, что не верит в то, что Белоруссия вступит в войну с Украиной, обосновав это следующим: РФ из Белоруссии вывозит технику и боеприпасы, что вряд ли бы происходило, если б Лукашенко собирался вступать в войну. Эта имитация рассчитана на Россию: надо же отрабатывать новый кредит в 1,5 млрд долларов!

О каком вступлении Белоруссии на стороне в СВО может идти речь, если Лукашенко до сих пор даже не посетил Крым, не говоря уж о том, чтобы его признать? Александр Григорьевич что, признал ДНР и ЛНР, признал референдумы, прошедшие в Донбассе и Херсонской и Запорожской областях? Он в Абхазию-то через сколько лет после признания ее независимости Россией съездил? И тут – на тебе: пойдет войной на Зеленского! Ну кто в это поверит (или иначе: каким нужно быть простаком, чтобы в это поверить?)? Особенно после всех этих перипетий с Союзным государством (даже обложенный санкциями со стороны Запада Лукашенко умудрился увильнуть от этой «соблазнительной» перспективы!).

Разумеется, ни за что и никогда Александр Григорьевич не выступит против Украины на стороне России, потому что он все еще надеется договориться с Западом. А если он выставит белорусов против украинцев – все: на всех переговорах можно ставить крест. А они, по всей видимости, ведутся. На что, в частности, указывает довольно миролюбивая риторика главы РБ (чуть ли не в каждом интервью западным СМИ он призывает Украину сесть за стол переговоров с Россией). Более того: отдельные его пассажи буквально копируют высказывания некоторых американских спикеров. Например, в последнем интервью Лукашенко говорит: «Самое главное – собеседника и противника не загонять в угол». Что это, как не практически буквальное воспроизведение фразы экс-председателя Объединенного комитета начальников штабов США Марка Маллена, который ранее высказал ту же самую мысль, но в более грубой форме (не буду ее воспроизводить, поскольку там наличествовало не совсем корректное сравнение президента РФ Владимира Путина с представителем одного из рода грызунов семейства мышиных)?

Так что тут можно даже не сомневаться: Лукашенко не пойдет на Киев. Такой вариант возможен только в одном случае: если в его лоб уткнется дуло автомата. Тогда да, Александр Григорьевич отдаст приказ. А так – даже не мечтайте.

И это – даже несмотря на склонность Александра Григорьевича к политике многовекторности – очень важный сигнал. Особенно на фоне белорусских протестов и выкрутасов самого Лукашенко с принудительной посадкой иностранного самолета, пролетавшего над Белоруссией, когда многочисленные эксперты чуть ли не хором утверждали, что теперь-то уж Александру Григорьевичу точно не выскользнуть из крепких объятий «Старшего брата».

Выскользнул, еще как выскользнул! Но речь сейчас не об этом. Речь о том, что такое поведение Лукашенко является свидетельством ослабления позиций России и прежде всего – на просторах бывшего СНГ.

И сейчас я даже не имею в виду Армению, которая едва ли не со 100%-й вероятностью ушла из сферы влияния России. Я – о бывших республиках СССР Центральной Азии. Можно ли еще год-два назад представить ситуацию, чтобы «какой-то там» Таджикистан требовал от Кремля уважения? Однозначно – нет. А теперь – это уже факт новой политической реальности: «Мы хотим, чтобы нас уважали. Мы что, какие-то чужеземцы? Не надо в нас много денег вкладывать. Владимир Владимирович, просьба к вам, чтобы не было политики к странам Центральной Азии как к продолжению Советского Союза», – заявил президент Таджикистана Эмомали Рахмон Владимиру Путину на саммите «Россия – Центральная Азия», недавно прошедшем в Астане.

О чем сигнализируют эти слова Рахмона? О том, что нынче с Россией можно не церемониться, Россия становится все слабее и слабее: «Эмомали Рахмон, наехав на Путина, не просто огласил коллективное мнение. Он, в том числе, ответил на унижение. Рахмон ранее просил президента РФ привезти с собой на Таджикский экономический форум министров. Великий Путин привез замов министров. Дескать, вы не того калибра партнеры, чтобы к вам министров возить. Именно так этот жест был оценен азиатскими лидерами. Бумеранг прилетел, когда Путину нужна была хотя бы формальная поддержка. Вместо этого публичный демарш: знай своё место…» – комментирует данный эпизод в своем телеграм-канале руководитель Центра изучения общественных прикладных проблем национальной безопасности, полковник в отставке Александр Жилин.

И, к сожалению, стоит признать, что эти претензии таджикского лидера не лишены оснований (хм, были бы лишены – он бы наверняка получил бы такую отповедь от Владимира Владимировича, что мало бы не показалось!). Публицист Павел Пряников в колонке для «Незыгаря» отмечает, что «политически России будет теперь очень трудно вести диалог с этим регионом». «Ждут ли нас в Азии? Особенно после специальной военной операции? Тот же Казахстан, в котором среди азиатских стран наибольшая доля русского населения, теперь крепко задумается, не туда ли теперь ринется «Русский мир», раз у России так силен имперский ресентимент? Бывшие советские республики в Центральной Азии теперь будут все больше диверсифицировать свою политику. Там, кроме России, есть интересы Китая, Турции, США, Ирана, Индии, стран Персидского залива. На основании этого они будут строить многовекторную политику», – пишет Пряников.

Помимо этого, публицист также подчеркивает два экономических момента: а) то, что «Россия попадает во все большую зависимость от импорта рабочей силы из этого региона», и б) то, что «центральноазиатские страны теперь важны и как коридор для ”серого” импорта в Россию». И с этим спорить сложно, если вообще возможно.

Так что если уж лидеры Таджикистана и Казахстана не боятся идти на громкие демарши (вспомним, как жестко Токаев высказался о признании ДНР и ЛНР!), то что говорить о Лукашенко, который в этом смысле на шаг впереди всех? Александр Григорьевич не играет за тех, в ком видит слабость. И то, что он не присоединился к СВО (и с 99,9%-й вероятностью не присоединится и в будущем), свидетельствует только об одном: что он видит в России слабеющего игрока. И это – очень тревожный фактор для России. Без преувеличения. Очень хочется надеяться, что в Кремле знают, как выправить положение, но что-то подсказывает, что эти надежды тщетны.

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.
АКТУАЛЬНЫЕ МАТЕРИАЛЫ