Путин запустил «спецоперацию по транзиту власти»?

1 месяц назад

Ксения Собчак не единожды попадала в скверные истории, в том числе и такие, где могла потенциально оказаться в сфере интересов правоохранительных органов (можно сказать, что скандал следовал за нею по пятам). Но всегда выходила сухой из воды. Оно, впрочем, и понятно: близость к президенту, у которого в детстве она даже сидела на коленях, давала ей определенный иммунитет от действий силовиков. Но, похоже, не на этот раз.

Фото: Дмитрий Азаров / Коммерсантъ

Все началось с того, что во вторник стражи порядка задержали ее коммерческого директора Кирилла Суханова, который был доставлен в Главное следственное управление ГУ МВД по Москве для проведения следственных действий по делу о вымогательстве. Вместе с Сухановым был задержан еще один близкий к Ксении Анатольевне человек – бывший главный редактор журнала Tatler Ариан Романовский. А на следующий день обыски прошли в загородном доме, находящемся в элитном коттеджном поселке «Горки-82» в Подмосковье, уже самой Ксении Анатольевны.

Дальнейшего развития событий Собчак ждать не стала и дала деру из страны: через Белоруссию уехала в Литву по израильскому паспорту (как оказалось, у телеведущей имелось и еще одно гражданство, о наличие которого она не уведомила МВД, а это, кстати говоря, еще одно уголовное дело). Причем, как пишет ТАСС, даже запутав своими действиями представителей правопорядка: перед этим она купила билеты в Дубай и Турцию. И вроде бы как эти тактические действия даже себя оправдали: по сообщениям СМИ, полиция пыталась задержать Ксению в аэропорту «Внуково-3», но, понятное дело, безрезультатно.

Это что касается общей канвы. Теперь – к конкретике, то есть к самому интересному. Как оказалось, одним из заявителей на «группировку Собчак» оказался… не кто иной, как глава «Ростеха» Сергей Чемезов. По данным следствия, Суханов требовал у представителей Чемезова материальную компенсацию в размере 11 млн рублей за удаление поста в телеграм-канале «Тушите свет», в котором описывалось, как миллиардер Андрей Бокарев отмечал свой день рождения. Чемезов упоминался в списке гостей. Суханов, стоит отметить, свою вину признал. Деваться ему было некуда. Напомню, что он был задержан как раз при получении первого транша в размере 800 тысяч рублей. Что называется, приперли к стенке.

На первый взгляд вроде бы все сходится. Но если присмотреться внимательнее, то начинают появляться нестыковки. Первая: по ходу правоохранители (ну или как минимум ФСБ) были хорошо информированы о всех телодвижениях Ксении Анатольевны. «Судя по дате на видео, Собчак перешла границу Беларуси сегодня, 26 октября – в 13:32. РИА Новости сообщило об отъезде Собчак уже через полчаса – со ссылкой на источники», – отметил в своем телеграм-канале экс-редактор издания Baza Никита Могутин. О чем это говорит? О том, что Ксении Анатольевне дали уйти. То есть цели «повязать» и посадить надолго(чтобы облегчить моральные страдания Навального, например), по всей видимости, не было.

Вторая странность заключается в самом объекте вымогательства. Как-то плохо верится, что Ксения Анатольевна с подельниками вдруг надумали стать богаче на 11 «лимонов» за счет Сергея Викторовича, который, кстати говоря, финансировал ее президентскую кампанию. И сумма какая-то уж больно незначительная для таких людей, и чтобы в ответ Сергей Викторович накатал «заяву» в органы – так дела в тех кругах не делаются. Вся эта история больше смахивает на инсценировку для СМИ.И не исключено даже, что и для самой Ксении Анатольевны. Об этом свидетельствуют как и ее телодвижения, так и реакция на задержание Суханова: «Ему пытаются приписать вымогательство. У кого? Зачем? Какой еще Ростех? При чем тут, ради Бога, Чемезов? Не верю в это вообще и надеюсь, что сейчас во всем быстро разберутся и убедятся, что все это какая-то чушь. Если нет, то очевидно, что это облава на мою редакцию…», – написала она в своем телеграм-канале.

В общем, кому-то Ксения Анатольевна в близком окружении Владимира Путина (ибо ясно, что для того чтобы начать «атаку на Собчак», нужны были: а)доступ к «телу» и б)санкция президента) сильно насолила. Можно допустить, что речь идет о каких-то старых обидах. Кто ж знает? Только те, кто там, наверху, это дело и закрутил (ну и, вероятно, сама Собчак). Но ясно одно: что при том раскладе, который был до начала СВО, вывести из игры Ксению Анатольевну было нельзя. Значит, нынче ситуация круто поменялась, раз это стало возможным (и более того: стало возможным задействовать для этого самого Сергея Викторовича). Следовательно, система вступила в период определенной трансформации. И раз эти процессы вылезли в публичную плоскость – значит период подковерных баталий закончился. И если удалось снести Собчак, то, в принципе, впору говорить о появлении нового центра сила, который имеет большое влияние на президента. Поэтому вполне можно предположить, что за «кейсом Собчак» могут последовать и другие примечательные кейсы.

В любом случае, история с Ксенией Анатольевной – это сигнал. Сигнал, что система вошла в стадию турбулентности. «Ордер на арест Собчак потряс российскую элиту. Если готовы арестовать за мелочь, за простое вымогательство, за деньги, аж дочь любимого учителя и наставника президента Путина, которой все прощали много лет, – значит сейчас неприкасаемых нет? Взять могут любого? Для некоторых в элите ордер на арест Собчак это огненный знак на небесах. Для миллионов в России ордер Собчак это цирк и фарс. А для тех, у кого миллиарды и миллионы и власть, это трагедия. Это снаряд, который взорвался не в далёком Донецке, а рядом с их домом», – пишет в своем телеграм-канале политолог Сергей Марков.

И, надо отдать должное, Марков нисколько не преувеличивает: это действительно похоже на взрыв. Ибо это показатель того, что старые времена канули в Лету. СВО не просто вносит свои коррективы – она меняет систему. Система вынуждена реагировать на внешние вызовы. Меняться под стать им изнутри. Это выражается в появлении нового баланса сил и, как следствие, в выводе некоторых старых игроков за рамки системы. Что и иллюстрирует «кейс Собчак».

Но тут надо отметить, что история с Ксенией Анатольевной – это не далеко не первый маркер этих изменений. Трансформации политического поля начались с резкого усиления Рамзана Кадырова и Евгения Пригожина. В этом плане особенно интересен кейс последнего, который из маргинального и теневого актора получил статус легитимного игрока. Покамест еще недостаточно сильного, чтобы снести Александра Беглова с поста губернатора Санкт-Петербурга, но достаточно авторитетного, чтобы открыто выступать против. И не только Беглова, но и Минобороны. Что говорит о том, что его политический вес неуклонно растет.

Однако если в случае с Кадыровым и Пригожиным влияние СВО чувствовалось очень сильно, то «кейс Собчак» показывает, что система стала изменяться на более глубинном уровне. Уже не на внешнем контуре, напрямую связанным с СВО, а сугубо на внутреннем – с расстановкой сил внутри системы. Однако сложно представить, что эти процессы пошли как бы без ведома президента. То есть, конечно, зародиться они могли, но то, что им дали «зеленый свет», свидетельствует о том, что вся эта трансформация идет с ведома Владимира Владимировича. Который, как мы прекрасно знаем, перемен не любит. А следовательно…

Да, единственным объяснением этих процессов, если предположить все-таки их системный (то есть управляемый), а не хаотичный характер, является запуск транзита власти. Покамест – создание платформы. Перебалансировку (ясно, что СВО игнорировать в этом процессе не выйдет при всем желании): новая реальность диктует свои условия. И судя по тому, что этот процесс уже активно вышел в публичную плоскость (правда, закамуфлированный СВО, что напоминает очередную спецоперацию), то можно предположить, что Владимир Путин не собирается баллотироваться на очередной срок в 2024 году. А значит, уже где-то в следующем году общественности будет представлен преемник…

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.
АКТУАЛЬНЫЕ МАТЕРИАЛЫ