Как сломать капкан. Владислав Шурыгин о том, есть ли у России «третий путь» в возможной войне с Украиной

4 месяца назад

«Кураторы» Украины больше не рассматривают ее как потенциальную беззащитную жертву русской агрессии, а все более откровенно готовят ее как капкан, в который должна будет попасться Россия. России придется либо втянуться в военный конфликт с неясными военными и внутриполитическими последствиями, либо смириться и уступить Украине Донбасс, как в свое время Милошевичу пришлось уступить нажиму Запада и «сдать» сербскую Боснию и Сербскую Краину. Есть ли «третий путь»?

timeze2019.blogspot.com

Сегодня, комментируя полученный из Вашингтона ответ, Лавров совершенно неожиданно погрузился в пространные объяснения на тему того, что американский ответ, являясь по сути и по смыслу откровенным контрультиматумом России (в котором нас вполне недвусмысленно отправили в пешее эротическое путешествие по всем ключевым для России темам – непринятие Украины в НАТО, нераспространение НАТО далее на Восток и возвращение к геополитической ситуации 1999 года), является вполне продуктивным и содержательным, в котором есть рациональные зерна. «Мы получили только позавчера ответы, которые в таком западном стиле наводят тень на плетень во многом, но там есть рациональные зерна, как я уже говорил, по второстепенным вопросам», – сказал министр в интервью радиостанциям «Спутник», «Эхо Москвы», «Говорит Москва» и радио «Комсомольская правда».

Какие же «зерна» нашел господин Лавров, протирая между пальцами американскую субстанцию, которую они навалили на наши требования? По его словам, среди таких тем, которые были бы для России важны, – возвращение к переговорам по ракетам средней и меньшей дальности, мораторий на размещение которых в Европе ранее предлагал президент РФ. Кроме того, Россия предлагала согласование мер верификации такого отвода.

Сергей Лавров

Сергей Лавров. Фото: KIRILL KUDRYAVTSEV/AFP

«Тогда это было проигнорировано, а сейчас это включено в их предложения. Точно так же как были проигнорированы наши инициативы, вносившиеся Генштабом, об отводе учений подальше от границы с обеих сторон, о согласовании предельной дистанции для сближения боевых самолетов и кораблей, ряд других мер деэскалации и деконфликтинга, мер доверия», – сообщил министр и почти радостно добавил: «Все это отвергалось в течение последних двух-трех лет, сейчас все это предлагается обсуждать».

А теперь я хочу напомнить свой собственный текст «Затишье перед бурей», написанный ровно месяц тому назад, сразу после публикации наших требований к США и НАТО: «…перед Вашингтоном стоит задача выиграть у Москвы время, за которое ВСУ будут укреплены до уровня, как уже было сказано выше, на котором они будут при массированной военно-технической помощи западных союзников и их ограниченном участии (ВВС, ПВО, разведка, силы специального назначения) способны вести войну с Россией достаточно продолжительное время.

Выйдя на этот уровень, ВСУ безусловно начнут боевые действия против республик при любом удобном поводе или провокации, и Россия окажется перед перспективой втянуться в изматывающую войну и оказаться в полной экономической изоляции после введения новых «тотальных» санкций – или смириться и уступить Украине Донбасс со всеми репутационными для себя последствиями.

Фото: Ministry of Defense of Ukraine

По оценкам экспертов, на «накачку» Украины необходимо еще 18–24 месяца при условии максимальных военных поставок на Украину техники и вооружений, а также развертывания вдоль украинских границ военных контингентов НАТО и ее логистической инфраструктуры. Собственно, этой задачей – выигрыш времени – сейчас и обуславливается политика США по отношению к России. Максимальное давление по всем направлениям, обвинения в том, что Россия собирается в ближайшее время напасть на Украину, требования отвода войск – с одной стороны. А с другой – постоянное генерирование иллюзий переговоров, встреч дипломатов и даже прямых контактов президентов. Все это имеет свой целью одну задачу – втянуть Россию в бесконечный процесс, не имеющий никакой реализации».

Затем, через две недели, комментируя первые отзывы американцев на наши требования на радиостанции «Говорит Москва», я дословно сказал следующее: «Хорошо, когда много лет знаешь игрока напротив и то, как он блефует. Из трех наших главных положений они выбрали одно, но именно то, которое действительно важно для них – договориться по ракетам. Потому что мы их здесь очень серьезно превосходим, мы лидируем по новейшим вооружениям по целому ряду направлений. Им нужен запас по времени. Поэтому они говорят, что готовы обсуждать с нами тему разоружения – тут они сами душки. А все остальное они обсуждать не готовы».

Я не работник российского МИДа и уж тем более не имею своих источников в Госдепе США, но даже моего скромного опыта стороннего наблюдения за тем, как все последние тридцать лет ведут себя с Россией американцы, вполне хватило, чтобы предсказать то, как они будут себя вести сегодня. В этом ничего нового!

Ключевой вопрос в другом – как дальше будем себя вести мы? Чтобы ответить на него, постараемся понять, в какой точке украинского кризиса мы находимся сегодня.

Нами был полностью упущен шанс «перезагрузки» Украины в 2014 году, когда после февральского переворота в Киеве мы могли полностью изменить политический ландшафт «незалежной». Пророссийские силы (на тот момент самые мощные среди политических движений Украины) с опорой на нашу силовую, политическую и экономическую поддержку могли политически «замуровать» прозападный, проамериканский майдан в Киеве вместе с полностью поддержавшими его нацистами-бандеровцами, создать параллельный властный центр во главе с легитимным президентом Януковичем в Харькове и объединить вокруг него области востока и юго-востока Украины, лишив Киев не только двух третей экономического потенциала и выхода к морским торговым путям, но и большей части армии и даже легитимности, ведь переворот произошел на следующий день после подписанных между лидерами майдана и Януковичем соглашений о разрешении политического кризиса. Это была идеальная возможность, но мы ее упустили. Кто в Кремле настоял на признании легитимности госпереворота в Киеве, мы узнаем после обнародования материалов заседаний Совета Безопасности, но уже сегодня по перестановкам в руководстве администрации президента вскоре после этих событий можно понять, кто же это был.

Фото: EPA

В 2014-2015 годах мы не использовали шанс изменить «конфигурацию» стихийно возникшей на политической карте Украины Новороссии – Донбасса, когда после начала карательной операции Киева против мятежных самопровозглашенных республик Киев потерпел сокрушительное военное поражение – сначала летом 2014-го, а затем в январе-феврале 2015-го, что позволило бы отодвинуть границы Новороссии за Мариуполь и на северо-запад до политической границы Луганской области. Вместо этого в Кремле снова пошли на сохранение киевского режима и согласились на переговоры в Минске, рассчитывая тем самым как-то умаслить коллективный Запад, сохранить с ним партнерские отношения, а заодно и «послать сигнал» Киеву о бессмысленности дальнейшей войны.

И снова Кремль допустил стратегический просчет. «Умилостивить» Запад не удалось – против России был начат «крестовый поход», во главе которого встал лидер западного мира США. Были введены всевозможные санкции, началось беспрецедентное давление на Москву, и начата самая масштабная со времен СССР операция по дестабилизации внутренней ситуации в России, формированию в ней прозападной непримиримой оппозиции и подготовки «оранжевой революции». Одновременно с этим Украина получила полный военно-политический протекторат США и НАТО, на Украину потом пошло современное снаряжение и вооружение, под американским и натовским контролем была начата и проведена военная реформа. Параллельно с этим в 2015–2017 годах была проведена масштабная зачистка политического и информационного пространства от любых, даже минимально заподозренных в «прорусскости» лидеров, движений и СМИ. Начата беспрецедентная информационно-пропагандистская кампания по мобилизации населения Украины против главного исторического врага – России.

В Кремле никак не ответили на эту угрозу.

За следующие четыре года не был создан даже минимально эффективный информационный пул, вещающий на Украину и работающий с украинским населением. Кроме нескольких сайтов и пары информационных программ на российском ТВ, в этом пространстве войны нет ровным счетом ничего! И это позволяет киевскому руководству быть совершенно уверенным в надежном контроле антироссийских настроений большей части населения Украины. Информационную кампанию за умы украинцев мы проиграли вчистую.

Фото: politnavigator.net

Судя по всему, в Кремле начали осознавать драматизм ситуации только в конце 2020 года, когда стало окончательно понятно, что Украина при новом президенте Зеленском не только не собирается хоть как-то восстанавливать отношения с Россией, но, наоборот, все более откровенно выступает против России и готовится к войне с ней, ускоренно развивая и наращивая свои Вооруженные силы. Стало понятно, что мирного разрешения кризиса на Донбассе не будет. Что «кураторы» Украины больше не рассматривают ее как потенциальную беззащитную жертву русской агрессии, а все более откровенно готовят ее как капкан, в который должна будет попасться Россия, когда военная мощь Украины будет доведена до уровня, позволяющего ей эффективно сражаться против Москвы достаточное время, за которое будет начата масштабная военно-техническая помощь и цена победы для Москвы станет неприемлемой. А значит, России придется либо втянуться в этот военный конфликт с неясными военными и внутриполитическими последствиями, либо смириться и уступить Украине Донбасс, как в свое время Милошевичу пришлось уступить нажиму Запада и «сдать» сербскую Боснию и Сербскую Краину, что также приведет к катастрофическими для рейтинга Кремля внутриполитическим последствиям.

И то и другое одинаково устраивает Вашингтон и Лондон, выстраивающих сегодня эту ловушку для Москвы.

Владимир Путин. Фото: Sputnik / Sergey Guneev

Опробованием этого плана, а точнее – первым его этапом могло стать резкое обострение ситуации на Донбассе в феврале – марте прошлого года. Даже локальное наступление Украинской армии потребовало бы военного вмешательства России. И таковое было бы сразу использовано для разрыва экономических связей России с ЕЭС, полной остановки «Северного потока – 2» и «маргинализации» России как «агрессора».

В этих условиях руководство России, наконец, мобилизовалось и сделало сильный политический ход: заявило, что в случае такого конфликта – агрессии Украины против Донбасса – она (Россия) больше не будет ограничиваться военной помощью Донбассу, а проведет полномасштабную операцию по принуждению Украины к миру с фатальными для ее государственности последствиями.

Это заявление и одновременное развертывание в примыкающих к границе Украины российских областях стотысячной группировки войск почти сразу «заморозило» план «локальной войны». Киев приостановил перемещения войск, прекратил обстрелы, а США и их союзники по НАТО всей своей мощью навалились на Россию, угрожая ей «невиданными», «сокрушительными» санкциями в случае начала войны против Киева. Столь яростная и скоординированная информационная атака свидетельствовала о том, что ответ Москвы попал в самый «нерв» американского замысла и грозил его парализовать.

Согласно худшему прогнозу, сделанному американскими военными аналитиками, за три недели такой операции Украина потеряла бы восемь своих южных областей, которые могли быть объединены в новое государственное образование Украинскую республику. В лучшем случае такой «освободительный поход» завершился бы полным разгромом существующей военной инфраструктуры и заключением мира на условиях многократно худших, чем Минские соглашения – с обязательной федерализацией Украины, приднестровским транзитом, внеблоковым статусом страны и денацификацией – фактически крахом нынешнего проекта создания унитарного националистического государства Украина.

Проблема США и Запада состояла в том, что американское военное присутствие на Европейском ТВД на этот момент было весьма ограниченным – фактически это одна 173-я бригада в Италии и несколько «легких» бригад из состава аэромобильных и десантных дивизий, которые еще нужно было перебросить в Европу. Причем не на территорию «незалежной», где просто нет соответствующей инфраструктуры, а скорее всего в Германию, откуда их еще надо перебросить на восток Украины. Даже с учетом «европейских» батальонов стран НАТО – Германии, Польши, Великобритании эта группировка едва ли смогла бы вступить в бой раньше чем через две недели после начала конфликта и уж точно не могла нанести военное поражение российской армии.

За следующие восемь месяцев США и НАТО радикально изменили ситуацию. Под видом борьбы с нелегальными мигрантами части польской армии были развернуты по границе с Белоруссией, также на восток были сдвинуты и силы быстрого реагирования НАТО, часть из них была переброшена в Прибалтику. По ротации на европейский ТВД было переброшено несколько батальонных тактических групп из состава «тяжелых» дивизий США. И к концу декабря США и НАТО посчитали себя готовыми к любому развитию событий в случае военного конфликта на востоке Украины, сосредоточив на востоке в общей сложности более 50 тысяч своих солдат.

Фото: AFP

Фактически Украина стала тем, чем в начале 20 века были Балканы – бомбой и детонатором нового мирового конфликта, пока еще «холодного», но в любой момент способного стать «горячим», с той только разницей, что вместо Германии на роль врага была назначена Россия…

И сегодня мы явно находимся на нисходящей части параболы наших возможностей. Причем с каждым месяцем снижаемся к точке «ноль». Вариантов действий у нас осталось совсем немного. Представить себе сегодня, что мы решимся на полномасштабную военную операцию с взятием под контроль всей или даже большей части Украины, могут только совсем упертые ура-патриоты. И хотя в военном отношении это вполне выполнимая за пять – семь недель задача, в стратегическом плане она тупиковая. Пророссийские силы на Украине зачищены до того уровня, на котором они уже не смогут сыграть сколь-нибудь существенной роли, а вспышка «благородной ненависти» к русским оккупантам будет столь сильна, что под контролем у нас окажется «территория ненависти». Поэтому такой глобальной цели мы себе ставить не можем и не должны. Ее время ушло!

Безусловно, мы не можем дальше затягивать решение этого вопроса. Мысль о том, что «все само рассосется», и привела нас за шесть лет к нынешней весьма некомфортной для России ситуации. Дальнейшее продолжение такой политики приведет лишь к повторению прошлогоднего кризиса в еще более сложной для нас военно-политической ситуации, когда и Украина, и ее кураторы будут максимально готовы к военному конфликту с нами. Либо к «варианту Милошевича» – отползанию с дороги американского парового катка, сдачи Донбасса с последующими катастрофическими последствиями – сотнями тысяч беженцев, утраты международного статуса и репутации.

Какой есть третий вариант и есть ли он вообще?

Сегодня из более-менее реальных вариантов выхода из нынешнего кризиса есть, как мне видится, тот, который сопряжен с минимумом возможных потерь. Это окончательное обнуление и выход из игры за Украину на нынешнем этапе. Что мы видим сегодня? Украина – это капкан, в который ловят Россию. Причем оба варианта – попадем мы «намертво» в него или отпрыгнем, став тем самым цирковым медведем – полностью устраивают «охотников» в засаде – США и их ближайших союзников. Чего боятся «охотники»? Боятся они того, что капкан будет разломан, а русский медведь из него уйдет. Если перевести это в конкретный сценарий, то при очередном обострении ситуации на Донбассе Россия может просто признать республики Донбасса, ввести сюда миротворческие силы и «отодвинуть» ВСУ за территориальные границы ДНР – ЛНР, а при любых попытках Киева отбить их обратно жестко разгромить основные военные группировки ВСУ, лишив Киев военного потенциала. При этом никакого «наступления на Киев», «захвата Харькова» или «марша на Львов». Исключительно военные цели – принуждение к миру, как это когда-то придумали «кураторы» Украины американцы.

Фото: globallookpress.com

Безусловно, в этом случае против России будут использованы все имеющиеся в распоряжении США экономические санкции. Безусловно, мир после такого развития событий уже никогда не будет прежним. Но, с одной стороны, мы более чем ясно дадим понять, что любое дальнейшее движение на восток, в зону наших национальных интересов, будет чревато большой войной. С другой, мы прижжём, наконец, украинский нарыв, уносящий огромное количество ресурсов и человеческих жизней жителей Донбасса. Кроме того, в ответ на любое давление со стороны США мы вполне можем ответить и на внешнем контуре, о чем я писал раньше – выдвижением нашего ядерного оружия к территории США, развертыванием наших воздушных и морских баз у них под боком. Даже перспектива их появления заставляет США реагировать чрезвычайно болезненно…

Ну а Украина пусть проходит свой нынешний путь «шестерки» у американского сапога до конца. Она не первая, и можно не сомневаться, на этом пути ее ждет множество чудесных открытий из жизни холуя. Возможно, следующие поколения украинцев будут куда больше ценить истинную «самостийность» и «незалежность», чем нынешние – разменявшие ее на гражданскую войну и кружевные трусики, которые так нравятся «бруталам» в ЕЭС…

Фото: Evan Vucci / AP

Этот абзац мог бы стать отличной концовкой, но закончу я совсем другим. История украинского кризиса, к огромному сожалению, показала, что главная уязвимая черта нынешней российской власти – это ее неспособность «играть вдолгую». Ставить перед собой стратегические цели и годами, десятилетиями, а если потребуется, то и поколениями добиваться их, как это великолепно умеют делать наши противники – англичане, американцы, как это умеют делать китайцы. Играть на «великой шахматной доске», о которой писал Бжезинский, не «блицы», а долгие партии настоящих гроссмейстеров в битвах за мировое лидерство. Надо признать, наконец, что сегодня у Кремля нет никакого серьезного аналитического аппарата, «фабрик мыслей», способных прогнозировать события на годы вперед и рассчитывать варианты наших действий. У нас нет ни своего РЭНДа, ни своего «Гудзоновского института», ни фонда «Наследие», ни «института Катона», которые могли бы прогнозировать события, влиять на принятие решений. Пример Украины – самое яркое тому подтверждение. А Черномырдин и Зурабов – два «посла» на Украине – просто харизматичное доказательство политической беспомощности и слепоты Кремля, где войны «башен» за влияние, за внимание «самого» отодвигают национальные интересы на самые задворки внимания.

Все нынешние политические клубы, при всем уважении к их членам, этот только политический «гарнир» для обитателей Кремля. Никакого механизма воздействия на Кремль у них нет. Все решается «за стеной», в узком кругу, в запаянной реторте, где кипит магма экономических, карьерных и личных амбиций, интересов. А значит, мы просто обречены на ошибки, как бы мастерски потом не разыгрывали «блицы» Путин, Шойгу и Лавров…

Подписаться
Уведомить о
guest
2 комментариев
Новые
Старые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Лансер
Лансер
3 месяцев назад

В Украине минимальная пенсия примерно 5000 рублей. При этом коммуналка пожирает в среднем 8-12 тысяч рублей, а цены на продукты питания на 50-100 % выше российских.

За 2020 год население страны уменьшилось на 330 тысяч примерно (разница между умершими и рожденными в пользу первых), за 11 месяцев 2021 — на 450 примерно.
В 2021 году навсегда уехали за рубеж 600 тысяч человек, которые прислали родным 14 миллиардов баксов.

Поэтому сомнительно, что кроме 100-150 тысяч нацистов, воевать с русскими пойдут обычные украинцы. Которым бы день продержаться и ночь простоять…

Экономическая ситуация такова, что платить по 1 $ за кубометр газа, разведённого инертным, могут единицы.

Люди на грани нищеты. Впрочем, почему на грани? Пенсионеры (а их миллионов 10-11) в большинстве своем едва выживают.

В школах и детских садах такие поборы, что редко какая семья рождает одного-двух детей. А аналога маткапитала в размере 41 тысячи гривен — это примерно 1500 баксов явно недостаточно для того, чтобы продержаться до 3 лет малыша на финансовом плаву.

Так что автору надо поплотнее общаться с украинцами, а не сочинять, какие патриоты стали под воздействием СМИ, купленных олигархами и иностранцами типа Сороса.

Никакой патриотизм не поможет, если есть нечего. Сейчас Зеленского и его 95 квартал люди ненавидят. За обман, за нищую жизнь, за прогибание перед америкосами и олигархами.

Впрочем, олигархов типа Ахметова и Пинчука, Медведчука и Коломойского тоже. Недаром они забегали в ожидании войны. Убийцы украинцев.

Марат
Марат
3 месяцев назад

Автор поднимает на уже привычном для себя должном уровне серьезные вопросы. Жаль только, в эссе вообще не рассматривается вопрос полного устранения агрессивной риторики во внешней политики Кремля хотя бы в отношении братской Украины. Не провожу аналогии между Донбассом и некогда захваченной армянами территорией Азербайджана, но полагаю, что после присоединения Крыма задирать соседей нам пока не с руки. Как я понимаю, кроме русских в ДНР есть сепаратисты-татары, буряты, молдаване, но все они граждане Украины. Как тут не вспомнить Путина, который еще в Чечне утверждал, что терроризм национальности не имеет и борьба с ним не только святое, но и внутреннее дело любого государства. Как арабы абу-Хавс и Хаттаб были лишними в Ичкерии (хотя и внесли свой вклад в победу 1996 года), так и Шой ибн Гу ныне только вредит репутации России, 7 лет способствует эскалации войны. Более сотни гум. конвоев в зону вооруженного конфликта — это МТО НВФ, назовем вещи своими именами. А в остальном, согласен, виноват Байден

АКТУАЛЬНЫЕ МАТЕРИАЛЫ