Сергей Марков сравнил ДНР с Курском, Тверью и Белгородом: «Донецк живет так же, как обычный российский областной центр»

Фото из архива Сергея Маркова

Сергей Марков съездил в Донбасс и рассказал, как там живут люди на самом деле, платят ли пенсию старикам, почему Донецк можно сравнить с русской провинцией и зачем в городах РФ можно ввести комендантский час

В столице Донецкой Народной Республики 22–23 апреля прошел международный форум «Единство русских: защита прав и свобод». Участниками были эксперты и политологи разных стран. В их числе – постоянный спикер «Ваших Новостей» Сергей Марков, который оценил, какая часть мирного населения республики реально не хочет возвращения в состав Украины.

«ВН»: – Сергей Александрович, какие общие впечатления от поездки?

– Форум прошел очень хорошо. Участвовали депутаты Госдумы, участвовало руководство обеих республик, глава ДНР и заместитель руководителя ЛНР. Там была вся общественность представлена, было два пленарных заседания, выступали люди, был такой мозговой штурм, попытка осмысления того, какова стратегия русского мира в условиях, когда ему бросают такой серьезный вызов.

«ВН»: – А вне форума? Что удалось увидеть?

– Есть вещи, которые чуть-чуть неожиданные были для меня. Во-первых, достаточно долгая, тяжелая поездка из Ростова. Пять-шесть часов, поскольку очень жесткая граница. Проблема с границей заключается в том, что там очень жесткие проверки. Значительно более жесткие, чем на других границах. Во-вторых, карантин.

 На Украине страшная эпидемия. Поэтому граница с Украиной полностью закрыта. А Донбасс все-таки в какой-то мере юридически считается и Украиной тоже. 

Плюс Донбасс сам пытается сохраниться, чтобы не вырвалась туда эпидемия. Поэтому закрыто там с Украиной. И из России тоже, чтобы приехать в ДНР, недостаточно просто приехать. Нужно только спецразрешение от властей ДНР сейчас, когда идет эпидемия. И это, конечно, приносит серьезные проблемы пересекающим границу.

Еще одна вещь, которая меня просто потрясла – это я проснулся от артиллерийской канонады. 

Дело в том, что граница находится всего в семи километрах от центра города. И канонада, в общем, достаточно хорошо слышна. Я проснулся и не мог заснуть около получаса. И это незабываемое ощущение. Оказалось, что два человека погибли в это ранее утро от артобстрелов.

Еще один момент, которые меня удивил, что если не брать ранее сказанные элементы, то Донецк живет так же, как обычный российский областной центр. Курск, Тверь, Белгород. Это непринципиальная разница. 

Если вы попадете в Донецк и будете там ходить час и так далее, вы можете и не понять, что вы живете в прифронтовом городе. Центр города не обстреливался уже несколько лет. Да, на окраине месяц назад убило одного человека. Но в целом город живет обычной жизнью.

Еще удивило, что в городе очень много американских автомобилей. 

Мне потом объяснили, что в Донбасс идет много американских автомобилей через Грузию. Сначала они приходят туда из Штатов кораблями, это бэушные автомобили, но неплохого качества. В большинстве стран есть очень серьезные пошлины импортные. А в Донецке, поскольку нет своих автомобилей, пошлин нет. Поэтому оказывается выгодно покупать американские автомобили. Учитывая, что Америка де-факто является конфликтующей стороной, она гонит бичами вооруженные силы Украины в бой. И вот так иметь много американских автомобилей – это любопытно.

Еще одна вещь по зарплатам. Зарплаты очень невысокие. Но тоже сравнимы с российскими областными городами, где тоже живут небогато. 

Главные, кто имеет доходы, – это пенсионеры. Некоторые пенсионеры вообще получают пенсию и украинскую, и пенсию ДНР. И даже высчитывают, как бы еще умудриться и российскую получить. Российскую тоже многие получают, но в этом случае как-то им не удается одновременно получать и ДНР, и украинскую. Но возможность получать две пенсии во всяком случае есть. Это хорошо на самом деле, потому что пенсии у них весьма небольшие.Есть разные группы пенсионеров – и есть разные группы мучений при получении украинской пенсии. Если пенсия очень небольшая, то карточки на получение пенсии работают год или два. А если пенсия немножко выше – у тех, кто работал, как правило, шахтером – им приходится чуть ли не каждые три месяца ездить на территорию Украины, чтобы подтверждать, что эта карточка является работающей.

Ездить на Украину довольно сложно. Например, от Донецка до Мариуполя всего сто километров. 

Но ездить им приходится следующим образом: сначала в Ростов часов пять, потом из Ростова в Белгород, из Белгорода в Харьков, из Харькова в Мариуполь. Там полторы тысячи километров получается вместо ста километров. Это один из таких антигуманных парадоксов этих боевых действий.

Еще там такая особенность – комендантский час. С 23 до 5. Но, честно сказать, это даже и не плохо. 

Ложатся не поздно, встают раньше. Я бы и у нас во многих крупных городах ввел бы комендантский час, чтобы ложились до одиннадцати. Больших каких-то проблем для людей это точно не создает, шестичасовой комендантский час. При этом там даже умудряются работать ночные клубы, они часто бывают при гостиницах. Люди берут билет в этот ночной клуб вместе с возможностью пользоваться комнатой в гостинице. При каждой почти гостинице такой ночной клуб. Я спросил там, в ночной клуб вход с оружием и в военной форме строго запрещен.

У нас сейчас на майские праздники Турция закрыта, Египет еще не открыт, Европа закрыта. В Сочи и в Крыму – полный аншлаг. Я бы вообще теоретически предложил бы подумать о том, чтобы можно было бы съездить с туристическими целями в Донецк. 

Это вполне возможно. Единственное, там есть ограничения, что просто так не приедешь, поскольку эпидемия коронавируса. А так жизнь не принципиально отличается.

Теперь о том, как настроение людей. Конечно, все они мечтают, чтобы Россия взяла ДНР и ЛНР к себе, присоединила. 

Все они ждут, надеются на это. Это абсолютное большинство. Я спрашивал, есть ли вообще люди, которые хотели бы, чтобы Донбасс воссоединился с Украиной. И такие люди есть. Их очень мало, где-то около 5%, по экспертным оценкам. При этом мы знаем, какое чудовищное отношение к русскому языку на Украине, его запрещают, подавляют. Вот ничего такого плохого в отношении украинского языка в Донбассе не существует. Все еще много осталось на украинском языке, есть даже дорожные надписи, никто их не снимает, не закрашивает. Рядом существуют русский и украинский языки. Совершенно никого это не задевает.

То же самое есть: автомобили все со знаками Донецкой Народной Республики. Но пара автомобилей была с наклейкой UА оставшейся. И никого это совершенно не раздражает, никто не бьет там стекла в автомобилях. 

Это огромный контраст с Украиной. Мы хорошо видим, что Донецк – это территория цивилизации и толерантности по сравнению с Украиной, которая впала в варварство и антигуманный ультранационализм.

При этом они очень тоскуют по тем временам, когда они были в Украине. Но абсолютно понимают, что в Украину невозможно вернуться даже теоретически. Потому что Украины нет. Та Украина, которая была, исчезла. Сейчас это какое-то странное пространство, где правят иностранные государства, где бесовский шабаш, агрессия, неонацизм. Они прекрасно все понимают, что старая Украина просто уничтожена. Но у них есть большая тоска.

«ВН»: – Чем жизнь изменилась по сравнению с довоенной?

– Самое главное – это уровень дохода. Он примерно ниже раза в два, если сравнить с тем, который был. Но здесь надо отметить, что и на всей территории Украины уровень дохода упал примерно в два раза. Еще одна важная проблема – довольно многие люди уехали. По отъездам я бы сказал – примерно половина уехала, когда шла интенсивная война. Когда война закончилась, примерно половина из половины уехавших вернулась. То есть на сегодня примерно 25% населения нет. И это достаточно активная часть населения. Уехали они большей частью в Россию, меньшей частью на Украину. Им довольно трудно друг с другом встречаться. Это серьезная проблема, связано это с тем, что из-за эпидемии границы перекрыты.

Ну и там очень хорошо понимаешь, что те, кому противостоит Донбасс, это реально террористы, это реальные военные преступники. 

И в этом смысле дело Донбасса – это просто абсолютная правота, стопроцентная. Там даже нельзя сказать, что они в чем-то немножко виноваты. Поскольку Донбассу противостоит абсолютное зло. И это долг каждого человека, независимо от гражданства – русский, украинец, американец, француз, немец, – долг каждого человека помогать Донбассу в его противостоянии с бесчеловечным репрессивным режимом, установленным на Украине.

Рейтинг статьи
0 0 голоса
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии