Сергей Пускепалис о постановке во МХАТе: «Реакция была такая, что можно было не мыть полы, потому что слезы текли ручьями»

Фото: russcult.ru

Сегодня в «Серьезном разговоре» знаменитый российский актер, режиссер и деятель современного театра. Сергей Витаутович Пускепалис, завоевав огромную популярность, никогда не вел жизнь интеллектуального сноба. Дружа с лидером ДНР Александром Захарченко, посещал республику после Крымской весны и оказывал ополченцам помощь. В кинематографической среде он прославился как человек крайне принципиальный, так как отказывался играть в западных фильмах вне зависимости от размера гонорара.

В 2018 году Пускепалиса назначили заместителем художественного руководителя МХАТа, но вскоре с «теплого» места он решил уйти. В интервью поговорим о том, почему он не стал жить в Москве, как смотрит на патриотизм МХАТа и что делает для будущего русского театра.

«ВН»: – Сергей, мы часто слышим от руководства МХАТа им. Горького, что театр будет сохранять патриотическую направленность. Что делает театр патриотически? Остальные что, не патриотические?

– Патриотическая позиция в театре – это история любви к своему отечеству. Если кто-то исповедует эту историю, то я только за. И если это исполняется МХАТом им. Горького, то я только за двумя руками.

«ВН»: – В театре такая позиция выражается в репертуаре? Или должна быть команда, которая, помимо творческих устремлений, имеет еще и политические взгляды?

– У нас одни политические взгляды на всё – это осмысление истории нашего существования, действительное осмысление. Ее подчеркивание и ее трансляция. Это всё, других вариантов нет. Потому что нам нечего стесняться, у нас всё хорошо, нам нечего скрывать.

«ВН»: – В современных произведениях искусства достаточно отражена наша действительность? Или классика – это наше всё?

– МХАТ возглавляет Эдуард Бояков, это мой друг, который создал огромное количество невероятных проектов. Естественно, это не только русская классика. Мы не квасные патриоты. И Эдуард, и я – мы берем самое лучшее, что льет воду на то, чтобы наш народ понимал, что он велик, вот и всё. Поэтому любая литература, любые источники литературные, которые находят точку опоры для произведений МХАТа, они без сомнений связаны с этим.

«ВН»: – Вы ставили во многих крупных театрах, есть с чем сравнить. Как реагировал зал во МХАТе на вашу постановку?

– Я сделал во МХАТе спектакль «Последний срок» по Распутину. Реакция была такая, что можно было не мыть полы, потому что слезы текли ручьями. Это я шучу сейчас, конечно. Но на самом деле, я считаю, это то, чего народ ждет, чего он жаждет, именно вот таких сюжетов, которые бы подтверждали его сущность.

«ВН»: – Правда ли, что вы принципиально отказываетесь от зарубежных проектов?

– Правда то, что я отказываюсь сниматься в фильмах, которые дискредитируют наше государство. Ели мне предложат что-то другое, я с удовольствием соглашусь.

«ВН»: – Как часто приходят предложения от зарубежных компаний? Это все до сих пор «клюква»? Мрачное изображение русских?

– Не очень часто, но это уже такой расхожий сюжет, который не стоит такого пристального внимания, как мне кажется.

«ВН»: – Что для вас сегодня важнее, кино или театр?

– Ну вождь мирового пролетариата Ленин сказал, что главным из искусств является кино. Но мне кажется, что театр – это основополагающий момент распространения удивительного и прекрасного на этой планете. А кино – это немножко такой маркер.

«ВН»: – Вы соратник Прилепина по партийной деятельности. И с февраля стали членом Центрального совета «Справедливой России – За Правду». Поэтому вопрос касательно Донбасса. Ездят ли туда наши театралы? Вы собираетесь со спектаклями?

– Мы думаем над этим вопросом. Эти размышления совместны с Донецкой Народной Республикой.

«ВН»: – О Донбассе из наших авторов пишет Захар Прилепин, это все знают. А есть ли еще произведения, театральные или литературы, которые рассказывают о жизни непризнанных республик?

– Мне кажется, вообще недостаточно литературы, недостаточно освещения того, что происходит уже в течение семи лет. Критически недостаточно. Это замалчивается, а там сейчас решается реально судьба русского мира. Есть книга моего друга Деяна Берича «Когда мертвые заговорят». Она немножко еще и про Сербию.

Деян Берич – известный сербский доброволец Донбасса, капитан ВС ДНР и снайпер

«ВН»: – Расскажите о вашей творческой деятельности сейчас. Будете ли ставить во МХАТе?

– К сожалению, во МХАТе у меня ничего не получается ставить, потому что я вот уже два года являюсь художественным руководителем первого русского театра, ныне им. Федора Григорьевича Волкова в Ярославле. Основные мои усилия направлены на то, чтобы делать как можно лучше этот театр.

«ВН»: – Что поваляло на ваше решение перейти туда? МХАТ – это же театральный Олимп. 

– Повлияло мое желание сделать один из самых главных театров первым русским театром. Успех у публики сейчас прекрасный, у туристов, которые посещают «Золотое кольцо», хорошая наполняемость.

«ВН»: – Но ведь в провинции сейчас огромный дефицит хороших актеров. Старые уходят, а молодые уже не те, которых готовила советская актерская школа. 

– Вот по этому поводу мы как раз вместе с министром культуры Ольгой Борисовной Любимовой делаем фестиваль, который называется «Будущее театральной России», который подразумевает театральную биржу актерскую именно в Ярославле. Провинциальные театры смогут нанимать там актеров и из столиц.

Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии