Рождение империи: ЧВК Строгановых на страже Сибири

5 месяцев назад

Генрих Штаден потребовал дюжину перьев, много чернил и бумаги.

Генрих Штаден

Слуги пфальцграфа Георга Ганса принесли ему все требуемое. Штаден размашистыми буквами написал: «План оккупации и завоевания Московии, год 1576 от Рождества Христова». Это был один из самых авантюрных проектов своего времени. Пройдоха Штаден посчитал все: общую стоимость захвата, количество солдат и пороха, даже скорость, с которой можно пленить и, если план сработает, даже убить русского царя Ивана Васильевича.

Георг Ганс выслушал друга внимательно. Вздохнул, взял лист Штадена и поверх названия написал: «План обращения Московии в имперскую провинцию». Получилось красиво. Друзья переглянулись: с таким названием продать можно подороже. Вот и с заказчиком все понятно. Империя нынче одна, да и правителю ее, Рудольфу II, наверняка понравится.

В течение вечера Штаден активно жестикулировал, картинно пучил глаза и уверял своего подельника пфальцграфа, что если захватить Московию и особенно Сибирь, то через нее можно выйти в теплые страны, смести пронырливых англичан. В доказательство своих мыслей Штаден показал Георгу Гансу большущий «слоновий зуб», который подарил ему на Руси какой-то самоед.

То, что этот «зуб» обычный бивень мамонта, подельники не знали. Но, как им казалось, знали точно, что дело это с планом захвата Московии пахнет большими барышами и всемирной славой. На радостях решили сделать еще две копии плана: польскому королю Стефану Баторию и королю Швеции Юхану Третьему. Штаден был опытным пройдохой. Сочинил же он про себя свою московскую историю и глазом не моргнул. А план захвата Московии сочинить и того легче. Только ленивый не мечтал о ее сибирских просторах и уральских богатствах.

На Югру за Самоедъ

Сибирские земли были знакомы русским людям с XII века. Летописи помнят. Первые данные о Сибири и русских относятся к далекому XII веку. Современник ладожского посадника Павла писал: «Ходиша люди сатрии на Югру за Самоедъ». Похоже, новгородцы стремились ввести югорских правителей в тягло. Проще говоря, заставить платить им дань. Но у новгородцев были конкуренты. За дань с Югры боролись и владимиро-суздальские князья. Лихие потомки вятичей прятали засады на реках и в лесах, поджидая новгородцев, возвращавшихся с добычей по печорскому пути. Вскоре в XIII веке места эти начали посещать неуемные ушкуйники. Создав свое государство со столицей в Хлынове, вольные русские разбойники, сказывали, решили забрать святыню самоедов – Золотую бабу (Сорни-Най). Несколько отрядов хлыновцев сгинули безвозвратно. Над их костями в далеких сибирских снегах еще долго слышали трубный вой вогульской святыни.

Крестовый поход против северных язычников развернул в конце XIV века святой Стефаний Пермский. В Вычегодско-Вымской летописи показан размах его деятельности: «Разъярился владыка Стефан на кумирницы пермские поганые, истуканные, изваянные, издолбленные боги их в конец сокрушил, раскопал, огнем пожег, испепелил без остатку и по лесам и по погостам».

Шли годы, и после присоединения Новгорода весь печорский путь оказался в руках Москвы. В 1499 году князья-московиты и дружина в 4 тысячи человек прошли до уральских гор, обкладывая Югру новой данью. По пути ставили поселки, в которые потом приглашали работных людей жить и вести промыслы. В это же время и появляются в этих городках первые Строгановы, зазывая всех «неписьменных и нетяглых». Поселенцам обещали 10-20 лет жизни без податей и повинностей. А после в течение 10 лет могли сами со своих вотчин тягло собирать. Вотчины Строгановых растут на землях хантов, мансов и мари.

«Московская компания»

В то время, когда специальный секретный отряд из Холмогор «заметает следы» нападения самоедов на экипаж Хью Уиллоуби (прячет тела и пускает легенду, что «они просто замерзли»), Ричард Ченслер спешно доставлен ко двору Ивана Грозного. На приеме англичанин уверяет русского царя, что хорошо бы уже «торговать на постоянной основе», сулит помощь порохом и оружием. Такое предложение очень кстати, ведь Московия тогда находилась под европейскими санкциями. Габсбурги и поляки строго следили, чтобы в сторону русской границы не проследовала бы ни одна телега с оружием любого вида, а иностранные специалисты-фортификаторы, лекари и пушкари мигом разворачивались пограничными службами в обратном направлении.

Встреча экспедиции Ченслера в Холмогорах

Иоанн Васильевич вручает Ченслеру грамоту на беспошлинную торговлю с Россией. В Лондоне англичанин передает ее королеве Марии. Та дает добро, и вместо прежней компании с длинным названием Mystery and Company of Merchant Adventurers for the Discovery of Regions, Dominions, Islands, and Places unknown создается новая – «Московская компания».

Это был серьезный бизнес. Компания имела право приобретать земли, но не более чем на 60 фунтов стерлингов в год, издавать свои правила, наказывать членов компании, для чего иметь своих сержантов, строить и снаряжать свои корабли, торговать во всех портах, делать завоевания и приобретать страны и города в открытых землях, противодействовать совместным действиям торгующих в России иностранцев и даже англичан, если они не являются членами «Московской компании».

Печать московской кампании

В 1555 году Ченслер отправился в свое второе и последнее путешествие в Московию. Иван Грозный снова радушно его принимает и подписывает льготную грамоту. Отныне англичане «Московской компании» могли свободно и беспошлинно торговать по всей Руси. Таможенники и воеводы не имели права досмотра аглицких товаров. Даже дворы в Холмогорах, Вологде и Москве царь разрешает открыть.

Но по пути в Англию корабль Ченслера терпит крушение. В живых остается только Осип Непея – дьяк, посланный с англичанами для подробной разведки и налаживания контактов. Непея был человеком прямолинейным и сразу по памяти составил список того, что нужно Московии. Вскоре королева дает добро своему послу Энтони Дженкинсону отплыть в Россию со всем необходимым.

«Московская компания» действительно помогла преодолеть «европейские санкции»: в Москву прибыли лекари, фортификаторы, пушкари, сами пушки, порох, ружья. В ближайшие годы англичане буквально колонизировали территории по Двине и Волге от Архангельска до Астрахани. Начали активно завышать цены в своих интересах – к гневу русского работного люда. И в тот самый момент на прием к Грозному царю прибывает Аника Строганов.

Аника Строганов

Аника и Ко

Год 1557 от Рождества Христова был особенным. Пока англичане, закатав рукава, осваивают Сибирь, Константинопольский патриарх подтверждает царско-имперский титул Ивана Грозного. Царский титул понимается тогда как превышающий по своему достоинству королевский и как равный титулу императоров Священной Римской империи. Габсбурги в шоке! Папа Римский рвет волосы под скуфейкой и вспоминает наивные попытки вручить третьесортную европейскую корону деду и отцу Грозного царя.

Пришла пора пристально рассмотреть хозяйское поведение англичан на Севере. Пришла пора прирастать Сибирью.

Аника и его сын Григорий прибывают к царю на прием и осыпают его «дарами Сибири». Уже много лет Аника с сыновьями ведет сибирские промыслы на полный размах. Вскоре царь подписывает ему охранную грамоту, означавшую полную свободу действий по освоению Сибири.

Вотчины Строгановых растут. Яков Строганов получает земли в бассейне реки Чусовой и приступает к постройке сторожевых пунктов «от Ногайских и других орд». Центром империи Строгановых становится построенный ими городок Конкор.

Через 10 лет Аника Строганов передает дела сыновьям, принимает схиму под именем Иоасаф и заканчивает свои дни в основанном им Пыскорском монастыре недалеко от Конкора.

ЧВК Строгановых

В 60-е годы XVI века многое для Руси поменялось. Новая английская королева Елизавета все чаще присылает под видом купцов тайных агентов, которые собирают информацию не только о Сибири, но и о положении при дворе. В 1563 году становится известно, что чингизид Кучум сверг татарскую династию Тайбугинов и угрожает не только острогам по Чусовой и Каме, но и восточным владениям Московии. Царская грамота Строгановым звучит почти как приказ: строить на Каме г. Кардеган (Орел-город) для защиты Пермской земли. Так появляется первая русская частная военная кампания (ЧВК).

Вообще ЧВК того времени для Европы не были исключением. К примеру, в магнатских армиях Речи Посполитой насчитывалось более 11 тысяч человек.

Буквально за несколько лет у Строгановых появляется своя собственная пограничная служба, вооруженная на новый манер. Основы небольшого войска составляют пищальники – огнестрельная пехота. Люди, приезжающие в Москву, докладывают: строгановские войска очень странные, то ли индусы, то ли зулусы заморские. Черно-смоляные вихры у казаков и правда смотрятся странно. Потомки сибирских казаков (синды) принадлежали к «Андроньевской культуре», в свое время переселились в Индию, а оттуда по Волге и Каспию отплыли на Кубань.

В 1566 году Строгановы просят царя присоединить их земли к Опричнине, а еще через четыре года их Сибирская ЧВК получает специальное задание: следить за англичанами, выявлять тайных агентов, отправлять информацию в Москву о товарах, которые они вывозят.

Вскоре на торговые сибирские остроги начали нападать черемисы, остяки, башкиры, вогулы, мансы.

Первоначально ЧВК Строгановых царь ограничивает в огневой мощи 30 пудами селитры, из которой можно сделать всего около тонны пороха. Но уже в 1670-е годы казаки ЧВК вооружены по последнему слову техники. К примеру, некоторые строгановские пищали имели особую конструкцию казенной части ствола – «пищали скорострельные со вскладинами». Такое оружие применялось для штурма крепостей.

Общая численность всей ЧВК неизвестна, но о количестве строгановского войска можно судить по следующему факту. В 1572 году Строгановы в помощь войскам Ивана Грозного в битве при Молодях посылают 1 000 казаков, вооруженных до зубов огнестрельным оружием.

Царь оценил такую помощь и через несколько лет дает право Строгановым «наступать за Урал» по Тоболу и Иртышу. Грамотой царя подтверждается право хозяев Сибири ставить крепости и держать вооруженную силу в большом количестве. «Снаряд вогняной и пушкарей и пищальников и сторожей от сибирских и от ногайских людей держати», – говорила царская грамота. Из Александровой слободы после приема Яков и Григорий Строгановы уезжали полноправными хозяевами Сибири.

Вездесущие агенты Строгановых активно следили за английскими и немецкими дельцами в Сибири. Информация, поступавшая царю, была тревожной. Заграничные купцы вели подсчет городков и вотчин, вооружения и протяженности торговых путей. Именно в это время строгановские люди выходят на некоего Андрея Володимировича. Андрейка этот плохо говорит по-русски, все время что-то вынюхивает и записывает. При ближайшем рассмотрении этот Андрейка оказывается не кем иным, как бывшим опальным опричником, агентом Габсбургов Генрихом Штаденом. Тогда же Штаден придумал оригинальный бизнес-план: составить план захвата Московии и Сибири, описав, а вернее, придумав с бухгалтерской точностью все увиденное. Сегодня историки ставят под сомнение реальное физическое присутствие Штадена во многих местах, так заботливо им описанных, начиная от опричного новгородского погрома и заканчивая сибирскими снегами. Все придуманное, красиво оформив, он и хотел продать польскому и шведскому королю.

Но как только Штаден узнает о слежке, он спешно отправляется на иностранном корабле в Голландию.

От ворот поворот

В 1583 году ко двору Ивана IV прибывает новый английский посол Дэвид Боун. Он радостно протягивает бумагу от самой королевы Елизаветы. Англичане просят разрешить им беспрепятственно заходить в Печору и Объ, а дальше, по их разумению, самостоятельно искать речной путь в Китай. Реакция царя была неожиданной. Под его диктовку дьяк пишет о категорическом запрете англичанам заходить в устья рек и искать какие бы то ни было торговые пути в Сибири и за «уральским камнем». В считанные месяцы англичане теряют большинство своих торговых привилегий.

В это же время в Москву под присмотром дьяка Истомы Шевригина прибывает секретарь генерала ордена иезуитов Антонио Поссевино и предлагает старую «дипломатическую консерву» – унию с католиками. Грозный разрешает папскому легату даже провести «диспут о вере», в процессе которого царь чуть не выбил Поссевино зубы. В итоге посланец папы уезжает ни с чем.

Антонио Поссевино

Завершается эта история закономерно: Штаден еле уносит ноги, и его проект «Завоевания Московии» никто не покупает. Английский посланник Боун выслушивает отказ от дальнейшего сотрудничества с англичанами. Строгановы помогают Ермаку и становятся настоящими хозяевами Сибири.

Так в последние годы правления Грозного царя будущая империя отвергла унию, корону Габсбургов и поставила прочный заслон английской колонизации Сибирских земель.

Подписаться
Уведомить о
guest
1 Комментарий
Новые
Старые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Владимир
Владимир
5 месяцев назад

Интересно и подробно все описано. Наверно вот откуда пошла вражда с Англией. ЧВК респект.

АКТУАЛЬНЫЕ МАТЕРИАЛЫ