Религиозные основания для нового крестового похода Запада

12 месяцев назад

Нынешнее противоборство Запада с Россией, объявившей себя оплотом традиционных ценностей, все больше обретает очертания религиозного противостояния.

Иллюстрация: depositphotos.com

И на самом деле: однополярный мир, сложившийся после распада СССР, не мог обойтись без религиозных оснований. Понятно, что, например, в контексте традиционного христианства догмат об исключительности Запада, обосновывающий его доминирование, а также американопапизм, может восприниматься в плане узурпации и в апокалистическом контексте «царства Антихриста». Поэтому были необходимы иные религиозные основания, позволяющие некритично принимать на веру постулаты и догмы однополярного мира.

В основе однополярной конструкции лежит идея порядка и закона – столпов демократии, противостоящих хаосу и беззаконию, а также утопический идеал общечеловечества.

Можно вспомнить, что идеи общечеловечества были очень популярны в Советском Союзе времен перестройки, провозгласившем новое мышление в ядерный век. Страна взяла курс на унию с Западом в контексте популярной тогда теории конвергенции систем, что должно было снять гибельные для мира противоречия сверхдержав.

Очень быстро этот политический униатский вектор через политику гласности трансформировался в комплекс неполноценности и родового греха. Якобы Советский Союз противопоставил себя цивилизованной семье народов и зашел в тупик, пытаясь двигаться по своему цивилизационному пути. Он не только совершил ошибку, но и преступление против своей истории, а также мировой цивилизации, став для нее главной опасностью. Поэтому чтобы реализовать утопию общечеловечества, надлежит отречься от себя как от безусловно порочного и принести в жертву. Что и было сделано ради благих целей.

Все это поддерживалось, например, экологической тематикой, в контексте которой Советский Союз синонимизировали с понятием катастрофы. Ее символом стала авария на Чернобыльской АЭС. Она дала старт радиофобии, но также воспринималась в качестве особого знамения. Тема экологии в перестроечные годы использовалась в основном для иллюстрации порочности и вредоносности существующего строя и порядка вещей. Заводские трубы, озоновая дыра, гербициды и пестициды на полях и в пище. Напоминание о тех фобиях до сих пор присутствует в названии группы «ДДТ».

Фото: 501550.ru

Все это стало поводом не только для последующей деиндустриализации, но и обоснования смены собственника богатств, ибо нынешний довел все до ужасающего и гибельного состояния. Понятно, что в качестве спасительного выставлялся частный бизнес, а еще лучше, если это будет передовой, цивилизованный – заграничный.

Другое дело, что эта советская жертва и самоликвидация не были должным образом оценены. Россия воспринималась после СССР исключительно в оптике проигравшей стороны, а мир в итоге стал еще более опасен, чем во времена холодной войны. Ведь тогда была безусловной аксиома мирового апокалипсиса в случае ядерной войны, современные реалии создали массу допущений.

Это избитый тезис, но Россия после 91-го года действительно воспринималась колонией, причем не только для Запада, но и местных элит. Подтверждением этому является то, что 24 февраля наша страна, по сути, начала и возглавила новое антиколониальное движение в мире.

Во всем этом дрейфе от утопии общечеловечества к колониальному формату нет ничего удивительного. Сама идея единого человеческого пути – не просто утопия, но производное колониального сознания. Об этом писал еще Ролан Барт в своих «Мифологиях». Сознания, в том числе и лишающего народы своей национальной истории, что и произошло в России, где десятилетиями исключительно в черных тонах представлялось советское прошлое.

Но эта идея общечеловечества и единого цивилизационного пути в однополярных стандартах оформлялась дальше. Сама конструкция постсоветского мира дала толчок для того, чтобы развивалось подобие новой религии. О становлении этой религии предельно аргументировано рассуждает в своей книге «Новая мировая религия. Опыт сравнительного размышления о планетаризме» Николай Николаев.

«Новая мировая религия. Опыт сравнительного размышления о планетаризме», Николай Николаев

Исследователь пишет, что «центром зарождения и распространения новых ценностей являются прежде всего страны Европейского союза, Великобритания и Соединенные Штаты Америки, которые подняли их на глобальный уровень, пользуясь своим влиянием в ООН и в других международных организациях». По словам Николая Николаева, на Западе «развивается группа философских и идеологических представлений и верований, возникших вокруг идеи о нашей планете как о некоем самостоятельном суперорганизме, обладающем способностью разумного саморегулирования ради поддержания жизни во всем ее многообразии. И эту планету непременно надо спасти. Иначе – конец».

Традиционные религии при этом отходят на второй план. Одни, как католицизм, стали потакать новым веяниям. Ислам же был практически объявлен злом и стал символом терроризма и экстремизма. Схожая война была объявлена и православной церкви, остающейся на консервативных позициях и не вписывающейся в формат религии общества потребления, когда ты ее можешь собрать из разных ингредиентов на свой вкус.

«Политическая модель глобализма, то есть понимания мира как единого целого на всех цивилизационных уровнях, а также современные информационные возможности создали беспрецедентные условия для моментального, по меркам истории, распространения новых воззрений на мир», – пишет Николаев. Исследователь подробно описывает эту религию, ее происхождение и истоки, догматику, символы и календарь.

Новая религия планетаризма воздвигается на идеях о планете как сверхорганизме и ее разумности. Все это дает повод к выделению из человеческого общества нового человека, сопричастного к этому планетарному разуму, становящегося на пути обретения сверхспособностей в диапазоне от знания, взглядов и ценностей до половой принадлежности. Ему противостоит ветхий архаический человек, консервативный, агрессивный и разрушающий становящуюся прекрасную общность и для которого существует только два гендера.

Отличной иллюстрацией религии планетаризма является, к примеру, культовая картина Джеймса Кэмерона «Аватар», а также линейка голливудских фильмов о героях со сверхспособностями и «Людях Х».

Режиссер «Терминатора», пришедшего в оруэлловский 1984 год, представил мир, в котором возможность новой жизни получают далеко не все, а только достойные, избранные, подготовленные. Остальным остается борьба за свое физическое выживание. В «Аватаре» крайне важен образ планеты Пандоры, которую собираются опустошить ради полезного ископаемого те самые ветхие люди-милитаристы, не имеющие никакой связи с планетарной общностью.

Время пребывания на Пандоре – процесс перехода в новое качество, до рождения-преображения главного героя Салли в народе На`ви, которое происходит в финале фильма. Человеческое увечное тело ему больше не нужно, и оно отринуто, будто библейские «старые ризы» ветхого Адама. Салли умер для людей, чтобы родиться для Пандоры, для обретения своей настоящей духовной родины.

Планета Пандора – коллективное живое существо, душой которого является Эйва – мать всех живых существ. Тело этой души – все ее живые воплощения – аватары единого духа. Эйва не может быть на чьей-то стороне, она до поры безучастный арбитр, сохраняющий равновесие мира. Чтобы стать частью этого племени, этой семьи, ты должен прочувствовать и подсоединиться к той глобальной сети, энергии, которая пронизывает и связывает все живое на Пандоре, по которой происходит взаимообмен информацией. 

Пандора Кэмерона – наказание, черная метка человечеству; именно здесь вершится суд над ним, происходит новое изгнание из рая – пандорского. Недаром фильм завершается фразой: «Земляне вернулись в свой умирающий мир, и лишь немногим разрешили остаться». Отвергнутые Пандорой люди возвращаются на Землю, и в этот последний путь их провожают строгие синие ангелы с луками и стрелами. В «Аватаре» человеческий мир – греховный, умирающий, поэтому его нужно без сожаления оставить и переродиться в принципиально новое качество.

Собственно, таковы исходные положения новой религии планетаризма, которую описывает Николаев. Причем все это отлично от идеи целокупности бытия в религии и «Мира как целого» Николая Страхова. Теория трансцендентного упразднена, разумная, но хрупкая планета заместила Бога.

В этом контексте человечество, не преображенное в новое качество, воспринимается как разрушительный вирус, пандемия, носитель и источник зла.

Главная установка планетаризма – отказ от принципа антропоцентричности, который воспринимается подобием Вавилонской башни: человек «возомнил себя хозяином», забыл о своем равенстве со всеми живущими на планете, что и стало источником зла, а также поставило под угрозу существование планеты.

Николаев пишет: «Из понимания истинного блага рождается и понимание его противоположности, то есть зла, с которым необходимо бороться, – это человеческая деятельность, которая нарушает гармонию планеты и губит ее, это деятельность, которая ограничивает многообразие форм жизни во всех ее многочисленных проявлениях».

Понятно, что кто-то должен регулировать эту деятельность. Дать и контролировать новые заповеди. Как и пасти народы, чтобы они соблюдали установленный порядок и не впадали в грех, за который следуют моментальные кары вплоть до того, что таким народом или государством можно пожертвовать ради верховной ценности – планетаризма.

Планета одна для всех, она хрупка и уязвима от внешних воздействий. Поэтому жизнь на ней – не только благо, налагающее определенные обязательства, но и то, за что человек должен платить. Впереди простор не только для порабощения, но и возвращения практики жертвоприношений. Подобное уже происходит. Можно ввергнуть «плохую» страну в хаос во имя демократии, а можно во имя жизни на Земле. Аргументация усиливается. И это будет происходить дальше от возрастающей регламентации жизни людей, как в пандемийное время, вплоть до прекращения их в послушных рабов планетаризма. Так и с обществами, и со странами. Все по Оруэллу: свобода – это рабство…

Джо Байден. Фото: Carlos Barria/Reuters

Поэтому и нечего удивляться особенностям западной коммуникации в стилистике «плюй в глаза». Здравый смысл давно отсутствует, все на уровне верований и догматов. «Важно понимать, что американцы без стеснения ссут всему миру в глаза исключительно во имя свободы и демократии, да и как-то добрее, человечнее что ли», – так прокомментировал в «Телеграме» писатель Александр Пелевин американскую новость о том, что якобы некая проукраинская группировка взорвала «Северные потоки». Все именно так и происходит в мире, скованном кандалами новой тоталитарной религии, очень схожей с неоязычеством. Опиум для народов? Да, то самое. Также вполне понятно, для кого все это выгодно…

Понятно, что в развитии этой логики столкновение прежнего архаичного, антропоцентричного мира с новым обществом планетаризма неминуемо.

Новый мир воспринимает прежний, как лежащий во зле и источник зла. Его необходимо исправить ради святого дела спасения человечества. Поэтому сейчас и можно наблюдать, что противостояние России с Западом все больше смещается в сторону религиозной войны. В контексте религии планетаризма наша страна якобы губит гармонию планеты и с этих позиций вписывается в образ зла.

Флаг

Идеи планетаризма служат обоснованием для нового крестового похода на нашу страну: Россия совершенно незаконно и незаслуженно владеет огромными территориями и богатствами, являет собой имперский реликт и своим неразумным поведением, в том числе хозяйствованием, представляет угрозу для всей планеты. Она – символ темного прошлого человечества. Рифма с временами холодной войны напрашивается очевидная, тогда Советский Союз был объявлен «империей зла». История повторяется на новом витке.

Николай Николаев. Новая мировая религия. Опыт сравнительного размышления о планетаризме — М.: ИД «Городец», 2023.

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
АКТУАЛЬНЫЕ МАТЕРИАЛЫ