Пой, революция!

3 недели назад

Вообще, давно хотелось это сформулировать, но я, как джентльмен, хотел пропустить вперед других ЛОМов, (гнусный термин), потяжеловеснее. Все чет стесняются, или просто не хотят озвучивать, по разным, – у каждого свои – причинам. Разумеется, национальная поддержка СВО – а это так, – объясняется вовсе не какой-то там особенной ненавистью к Украине, ЕС, Америке или даже Британии, (хотя, конечно, англичанка, как водится, гадит, и искреннюю к себе ненависть вполне заслужила).

Матеуш Моравецкий и Лиз Трасс. Фото: PAP/Radek Pietruszka

И разумеется, русские не хотят войны. Хоть война для русских дело привычное, работа знакомая и никакого страха перед ней народ не испытывает, спасибо национальной истории и национальному же стоическому – иногда даже слишком – характеру. Повоевать – отчего же, можно и повоевать. Но если обойдется – так и хорошо, тогда и не будем воевать, пахать тогда будем. Все, что ни выпадет, все хорошо, нет причин для паники.

Но лучше, конечно, без большой войны – все-таки напряжное это дело.

И разумеется, эта массовая – обычно молчаливая, пока не копнешь, – поддержка объясняется не действиями пропаганды – я таки вас умоляю, какая у нас пропаганда… Смех один, соловьиный помет, а не пропаганда. Говорить, что русские как-то там особенно распропагандированы – еще одна либерачья глупость. Либералы-то на глупости и в принципе горазды, так вот это одна из самых забавных. Русский – весьма на своем уме. Он и тяжел и неповоротлив. Его, как флюгер, особенно не раскрутишь куда угодно. Он как был на своей волне так и остается. Любая пропаганда пролетает над ним как ветерок над полем. Она увлекает разве что особо истеричных и лабильных. Вот они как флюгера и мотыляются в соответствии с установками партии и правительства. А основная масса как жила, так и живет себе, пропуская пропагандистский треп мимо ушей и довольно быстро его забывая. 

Дмитрий Киселев. Кадр сюжета «России 1»

Пропаганда реально работает только если основывается на каких-то глубинных желаниях самого народа, когда отвечает молчаливому его запросу.  Но тут уже как бы получается не пропаганда, а соответствие велениям бессознательного. Кто уловил – тот и выиграл. В принципе, это можно и о любом народе сказать – люди, в принципе, одинаковы. Скажем, невероятная по накалу и степени охвата русофобская пропаганда на Украине – тоже дело проходящее, хотя она и сработала в какой-то степени. Но это потому что и в самом деле была обла, огромна, стозевна и очень громко лайяй. Ну им вообще украинское национальное самосознание более подвижно и увлекаемо, юг потому что.

Но и это пройдет, и пройдет быстро – при условии, конечно, что срублены будут излучающие башни. Башни эти, конечно, будут тут же восстановлены в других ипостасях – ну а как без башен. Ни одно общество не в состоянии функционировать без башен. Если ты не хочешь кормить собственную башню, ты будешь кормить чужую, ггг. 

Но я сейчас не об этом, преамбула и так подзатянулась. От СВО мы на самом деле хотим не Украины. Не победы над Америкой или Англией. Не какого-то триумфа, в конечном счете, бессмысленного, как все триумфы. Хотя, конечно, ни победа, ни Украина ни триумф нам не помешали бы. На самом деле мы хотим Революции.

Владимир Соловьев

Мир, каким мы его встретили году примерно к 2020, окончательно перестал удовлетворять народное наше сознание. Вся эта глобализация, феминизация, гендерные сумасшествия, диктат слетевшего с катушек Запада, потеря любых смыслов кроме потребительского, ощущение загнанности и колонизированности, плюс, конечно, гигантская, так и не проработанная рефлексия глобального национального унижения девяностых. 

Подсознательно мы все ощущали, что зашли в тупик. Дурачок Фукуяма – как показалось нам всем – оказался прав. История закончилась. 

И нам это не нравилось. И мы этого не хотели. Говоря «мы» – уточню, я имею именно общность людей, по разным причинам не согласных с основными константами концептуального развития западного общества, вне зависимости от рас, пола или политических убеждений. Грубо говоря те, кого в той же Америке издевательски называют «нормисы», с определенными, конечно, поправками в каждом отдельном случае.

Термин этот мне нравится почему-то, я в нем ничего обидного не вижу, я тоже за норму. Норма это база человеческого развития и сосуществования, ну и потом, если не будет установленных норм, станет нечего нарушать, ггг, что я тоже очень люблю.

Мы – не только русские, – не были согласны с тем, что история закончилась. Что теперь – до скончания веков – все примерно так и останется, как оно сформировалось к началу 21 века.

Фото: Reuters

Пошел ты в жопу, Фукуяма, – как бы хотели сказать мы. История не закончилась. И вот СВО стала – по крайней мере, мы так это увидели, – первым серьезным тектоническим сдвигом. Континенты, казавшиеся незыблемыми, начали расходиться. В океан поехали первые пласты почвы. С треском начали ломаться вековые леса. Задули холодные ветры, причем совершенно неожиданно и в совершенно непредсказуемых направлениях. Новые, насажденные было нормы начали осыпаться, как шелуха, а из под гнета начали, подобно древним великанам, выползать нормы старые, корневые, хтонические. И, судя по всему, скоро начнут рушиться царства и вымирать динозавры.

СВО стало намеком на то, что началась революция. Вот ее то мы и хотим. И ее – в виде СВО – мы и приветствуем. Причем, революция эта у каждого своя. В масштабах мира векторов и вовсе не счесть, поэтому локально ограничимся Россией.

Националисты расценивают текущие события как русскую реконкисту и возможность построить национальное государство, с лаптой и барышнями. Чтобы Православие, Самодержавие, Народность и все как при бабушке. 

Фото: РИА

Социалисты видят первый шаг к обрушению олигархического государства и возврату к теплому и ламповому СССР. Ну, с поправками на современность, конечно. Примеры есть – именно с затянувшейся войны начался предыдущий эксперимент, ход которого, в целом, можно признать успешным, вплоть до насильственного его прерывания. А значит, он отвечал народным чаяниям и потому вторая попытка вполне реальна.

Либералы уверены, что Путин сломается, а с ним сломается и хребет России. Тогда революция пройдет под западническими и либеральными знаменами – Перестройка 2.0, Приватизация 2.0, ну и дальнейшие планы по распиливанию страны, распределению ее богатств, сокращению количества населения, все вот это вот. Но – тоже революционные преобразования, конечно.

Путин… Учитывая его решительность и резкость в принятии решений – в том числе кадровых, что важнее всего, – не желает революции, а прямо таки ее уже проводит. Это классическая революция сверху. И верхи могут и низы хотят. Каковы его конечные цели – как обычно, никто не знает, но изменения в стране и мире он уже произвел самые что ни на есть революционные, и судя по всему, это только начало.

Владимир Путин

Мы хотим революции. И наши претензии к власти – что удивительно, со всех сторон, – что она менее революционна, чем нам хотелось бы. Мы желаем, чтобы citius, altius, fortius. Мы хотим изменений. Мы хотим революции. Все хотят революции. Но все хотят разных революций.

Каким образом мы вырулим из этого судьбоносного пролива, кишащего Сциллами и Харибдами, я, конечно, не знаю. Но вырулим, в этом у меня никаких сомнений. 

Будет новый мир, и это хорошо.  Старый, как я не раз говорил, уже изрядно таки достал.

Подписаться
Уведомить о
guest
1 Комментарий
Новые
Старые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
артур
артур
22 дней назад

революцию в 70 лет не делают

АКТУАЛЬНЫЕ МАТЕРИАЛЫ