«Они ждут развала РФ, они хотят смерти Путина»: журналистка из Голландии об отношении европейцев к России, о том, почему не может вернуться домой и почему считает себя социалисткой

11 месяцев назад

Независимый журналист из Нидерландов Соня Ван ден Энде в интервью «Вашим Новостям» рассказывает об отношении европейцев к России, русофобии, о том, почему не может вернуться домой, почему считает себя социалисткой и о том, сотрудничает ли она с российским правительством.

Вы не могли бы представиться и рассказать немного о себе? Как вы попали в Россию?

– Меня зовут Соня Ван ден Энде. Я голландская журналистка. В Россию я приехала год назад. Была приглашена на конференцию. Потом меня пригласили в Донбасс посмотреть, что там происходит. Я ездила туда уже раз, наверное, десять и провела там около полугода. Когда я вернулась обратно, выяснилось, что на меня в моей стране, в Нидерландах, наложили санкции. Так что я здесь, в России, уже год.

В связи с санкциями они заблокировали мой банковский счёт. Закрыли мои медийные сайты. Они аннулировали моё социальное страхование. Совершенно уверена, что если я вернусь, меня ждёт судебное преследование. Мне уже доставили извещение из полиции. Мне инкриминируют пока не терроризм, но «поддержку режима». Вот такие дела… Сейчас я пишу из России для нескольких изданий. Уже не для западных, а для альтернативных. Пишу для больших газет Ирана, Сирии… Для тех, кого в России называют дружественными странами.

– Что бы вы могли сказать о конфликте на Украине, в Донбассе? Как вы можете объяснить, почему вы поддерживаете русских людей в Донбассе?

– Я была там. Я видела всё своими глазами. Я говорила с людьми. Это было в самом начале в Мариуполе и в других городах. Я видела, что там происходило. Я спрашивала, кто конкретно всё это натворил, кто разрушил ваши дома и города? И все люди, с которыми я общалась, подтвердили, что это сделали украинцы. Когда русские во время проведения СВО входили, Украина, отступая, уничтожила часть города. Они вообще терроризировали этих людей восемь лет. С 2014 года. Запрещали использовать русский язык. Батальоны «Азов»* и «Айдар»* состояли из преступников, и они представляли собой власть. Особенно, как я слышала, в Мелитополе, где мэр был назначен из состава «Азова». Позже он сбежал в Нидерланды и получил там политическое убежище, рассказывая неправду о том, что русские его схватили, похитили. Хотя люди в Мелитополе рассказывали мне обратное.

Таким образом, я видела там людские страдания. Видела множество доказательств того, что там были неонацисты. Не все конечно, но особенно «Азов». Я была на заводе «Азовсталь» после того, как его освободили. И видела много всего этого. Это то, что я хотела рассказать людям в Голландии. Что всё не просто так – «Россия взяла и решила захватить Украину». Этот конфликт длится уже восемь лет. Там шла война. Россия решила помочь русским людям, русскоговорящему большинству. Об этом говорит российское правительство, и я думаю, что они в известной степени правы. Они стараются поддержать русских людей, чувствуя, что это их братья и сёстры. Вот что происходит.

– Если наше интервью увидят на Украине или на Западе, они скажут, что это – фейк, что это – русская пропаганда. Я спрашиваю именно для них: платит ли вам российское правительство? Может быть, вы работаете на правительство России?

– Это то, о чём меня всё время спрашивают в Нидерландах. Они знают, что я здесь, и выходили статьи о том, что Кремль мне платит. Но Кремль мне не платит. Я, может, и хотела бы, чтоб Кремль мне платил, но этого не происходит. Я зарабатываю свои деньги написанием статей, у меня были какие-то сбережения. В общем, российское правительство меня не поддерживает. Я поддерживаю себя сама, выполняя свою журналистскую работу. Я вполне устроена, но определённо без вмешательства российского правительства.

– Скажите, а что люди в вашей стране и вообще на Западе думают о России? Перед этим интервью мы обсуждали, что люди на Западе желают бороться с Россией и победить Россию. Что они думают делать после нашего поражения?

– Высокопоставленные чиновники – то, что называется элитой, – совершенно в открытую обсуждают разрушение России и её разделение по образу Югославии. Цель – разделить на множество частей. Другая цель – убийство президента Путина.

– Убийство?

– Да. И в США, и в Европе находятся сумасшедшие, которые предлагают поступить с ним так же, как с Саддамом Хусейном и Муаммаром Каддафи, потому что они считают его террористом. Это то, что совершенно открыто обсуждается. Это – чистой воды пропаганда. Постоянно, например, утверждается, что он болен…

– Какие будущие отношения вы предполагаете между нашим народом и обычными людьми Запада?

– Я надеюсь, что каким-то образом будет заключено некое мирное соглашение. И я думаю, это займёт немало времени, чтобы снова вернуться к хорошим отношениям. Если Запад не изменит своего мнения по поводу России, культуры, людей, это будет чрезвычайно трудно. Это всё очень глупо, потому что русские – это такие же европейцы. Если вы поедете в Москву или Санкт-Петербург, вы увидите, что это – Европа. Возможно, нормальные люди, которые знают Россию уже давно, обретут здравый смысл, выйдут и скажут: «Мы хотим вернуть связи с Россией», но это займёт много времени.

– А русофобия – это реальность?

– Да. В Нидерландах я была знакома с некоторыми русскими, и одна из них недавно вернулась в Россию, потому что она не могла больше этого выдерживать. Её дочь вышла замуж за голландца, и вся семья постоянно обвиняла эту женщину в том, что она русская. И на работе было то же самое. Ещё одна моя знакомая из Москвы пока ещё остаётся в Голландии, но скоро, по-видимому, тоже вернётся. На неё повесили шпионский ярлык. Представьте себе. При том, что она – совершенно обычная женщина. Работает в больнице медсестрой. Она пыталась заниматься какой-то партийной деятельностью и тут же была обвинена в шпионаже. Такие вещи случаются.

– Русофобия – это следствие Специальной военной операции?

– Она усилилась, но я думаю, что русофобия была и раньше. Уже с 2014 года начались попытки очернить Россию. И когда русские пришли на помощь Сирии, их обвинили в незаконной оккупации. Хотя русские пришли по официальной просьбе сирийского правительства. При этом незаконное нахождение США в Сирии – это совсем другая история. С этого момента ситуация сильно ухудшилась, и Украина её совсем усугубила.

– Видите ли вы окончание этого конфликта и как оно выглядит?

– Это очень грустно для меня как для европейки, но конфликт закончится, когда в Европе всё станет совсем плохо. Ситуация там уже ухудшается. С газом, продовольствием и многим другим. Когда простые люди достигнут степени отчаяния от голода и бедности, возможно, тогда и появится шанс. Политики этого не закончат. Нидерланды и Германия будут поддерживать Америку. У Нидерландов слишком много бизнес-интересов на Украине, чтобы закончить это всё. Они, возможно, даже знают, что неправы, но они хотят войны.

– Ядерной войны?

– Я надеюсь, до этого дело не дойдёт. Они обвиняют Россию в размещении ядерных ракет в Белоруссии, но в Голландии и Германии располагается американское ядерное оружие, нацеленное на Россию. И британские снаряды с ураном, которые хотят поставить на Украину, – это же ужасно. Посмотрите, что они сделали с Ираком. Они просто сходят с ума. Это моё мнение. Единственные, кто может всё это остановить, – это нормальные, простые люди, которые могут начать революцию. Пока я не вижу ничего подобного.

– Вы не стали жертвой пропаганды в своей собственной стране. Почему так произошло?

– Мои глаза открылись в 2011 году. Во времена «арабской весны». Тогда я была членом социалистической партии и была избрана в одной из двенадцати провинций Нидерландов. В этом регионе я была знакома со многими сирийскими христианами, и они меня как журналистку пригласили в Сирию посмотреть на то, что там происходит. Я согласилась. Мне показалось это хорошей идеей. Я побывала в Сирии и увидела много ужасных вещей. Я пообщалась с людьми и даже с несколькими министрами. Когда я вернулась, в партии спросили о моих впечатлениях. Я сказала, что всё ужасно. Что мы на Западе совершаем неправильные вещи, что люди в Сирии поддерживают своё правительство. Что там идёт борьба с джихадистами и игиловцами*. Мне ответили, что это не наша история и что я не могу об этом говорить. Либо ты уходишь, либо рассказываешь «нашу правильную историю». Я ушла из партии.

– Но в сердце вы остались социалистом?

– Да, конечно. Я до сих пор социалист. Но то, что они делают в Нидерландах, не имеет никакого отношения к социализму. Он служит для прикрытия.

Был один социалист в министерстве иностранных дел, и он был со мной в поездке и разделял моё мнение. Этот человек тоже был удалён. Нидерланды в Сирии поддерживали «Белые каски». Поэтому мы не могли объявить их злом. Так для меня это началось. Уже тогда меня вызывали в полицию. Спрашивали, что я делала в Сирии. В общем, в Европе всё медленно движется к тоталитарному государству. Это было уже 2015 году. После этого я ещё несколько раз посещала Сирию, чтобы расследовать и писать об этом. Западные правительства много лет усердно покрывают все войны, которые они ведут на Ближнем востоке.

* Запрещены в РФ

Подписаться
Уведомить о
guest
1 Комментарий
Новые
Старые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Laurence Guillon
Laurence Guillon
10 месяцев назад

поддерживаю все, что здесь сказано. Я сама уехала и живу в России.

АКТУАЛЬНЫЕ МАТЕРИАЛЫ